Детское, Статьи

Мишка на севере, Неумелый помощник

neum

Неумелый помощник

После завтрака дед поднялся из-за стола и сказал:

– Сегодня выходной – суббота. Займусь-ка я разным мелким ремонтом, кое-что приведу в порядок.

– Правильно говорить – не выходной день, раз на работу выходить не надо, – заметил Миша.

Дед засмеялся:

– А у нас-то внук – смышлёный!

Он вышел во двор, следом – Миша.

– Что ты будешь делать? – поинтересовался парнишка.

– Да вот на штахетном заборе кое-какие рейки придётся заменить. Трухлявые стали, стареет дерево, время не щадит его…

– Тогда я буду помогать тебе! – решительно заявил Миша.

– Да разве я против? Не откажусь от помощника, – одобрил дед.

Он отбил молотком несколько штахетин от выкрашенного зелёной краской забора. Подал рейки внуку.

– Пока их в сторону клади.

Миша отнёс рейки к дому, положил на дорожку гвоздями вверх.

–Э-э, так не годится! Гвозди должны быть внизу! Иначе кто-то ненароком наступит на остриё ржавого гвоздя и ногу поранит. Через ранку может проникнуть заражение в организм, и тогда уколы от столбняка придётся делать. А они – болючие! – объяснил дед помощнику.

Миша уколы не любил, поэтому быстро переложил рейки гвоздями к земле. Однако деду высказал:

– Можно гвозди загнуть, тогда никто и не поранится.

– Молодец, кумекаешь! – дед был рад сообразительности внука. – Но я же потом гвозди вытаскивать буду клещами. Зачем же их сначала загибать, а после разгибать?

Он опять приступил к делу. Теперь, уже вместо удалённых реек, прибивал новые. Ему понадобился топор, и он скомандовал:

– Дай-ка, внучек, топор! На крыльце лежит…

Миша взял инструмент за топорище, подал деду.

– На, держи!

Тот, не оборачиваясь, взялся рукой за острое лезвие, и на ладони тут же показалась кровь.

– Ой! – ойкнул Миша от испуга, словно порезался он, а не дед.

Тот, не произнося ни слова, быстро направился в дом, где бабушка обработала порез зелёнкой и забинтовала ладонь.

Когда дед снова появился во дворе, он сказал Мише:

– Запомни, колющий и режущий инструмент подавать нужно правильно.

– Да я и так это понял… – опустив голову, ответил Миша.

Даже с порезанной ладонью дед продолжил замену реек на заборе. А после ещё и гвозди из негодных штахетин вытащил.

– Что теперь осталось завершить? – обратился дед к внуку.

– Убрать инструмент на место.

– Верно. Ну, а затем новые рейки надо покрасить, чтобы стояли дольше и не выделялись на общем фоне забора…

Красили вдвоём: дед с одной стороны забора, внук – с другой.

За работой Миша не заметил, как пятна от зелёной краски оказались у него на коленках. А на ладони, в которой держал кисть, появилась водянка.

Дед увидел её и добродушно произнёс:

– Немято тело попало в дело! Только тут и моя вина есть, не обеспечил тебя рабочими рукавицами…

Когда покраска подходила к концу, пришли Ваня с Галей. А с ними и Кнопка.

– Айда на озеро! – позвали они Мишу.

– Дед, можно я пойду с ними?

– Да уж иди, помощничек, иди! – разрешил дед.

Миша бросил кисть на траву и направился с друзьями к калитке.

– Погоди-ка, помощничек! – возгласом остановил внука дед. – А кисть-то надо в банку с водой поставить. Иначе она засохнет, и тогда её придётся выбросить.

Пришлось Мише выполнять указание деда. А потом внук со вздохом произнёс:

– Неумелый я помощник! Даже по моей вине ты пострадал, да и я мозоль заработал. И, вообще, ничего у меня не получается…

Но дед, будучи до этого серьёзным, вдруг улыбнулся.

– Почему же не получается? Посмотри-ка на нашу с тобой работу: забор теперь – как новенький! А насчёт прочего, вот что скажу… Если ничего не делать, то ничему и не научишься. Уверяю тебя, понемногу-полегоньку всем постепенно овладеешь, и станешь настоящим мастером. Лишь бы желание с твоей стороны было. Ну да ладно, заболтался я. Идите уже на озеро!

Лучшие статьи

Умер Владимир Шаров, русский Умберто Эко

В возрасте 66 лет умер от рака писатель Владимир Шаров, наш российский Умберто Эко, создавший свою гигантскую русскую историю. В литературной среде, привыкшей мерить по гамбургскому счету, Шаров считался одним из лучших современных писателей. Но при этом широкому читателю он был почти неизвестен.

Скорбные записи в фейсбуке заканчиваются словами: «Володя, прости нас». Прости, что не читали, прости, что не отдали должного. Историк по образованию, сын великого сказочника и журналиста Александра Шарова, унаследовавший от отца необыкновенную фантазию и обаяние. Владимир Александрович Шаров — добрый внимательный человек с детской улыбкой в жидкой бороде и искрами в синих глазах — был «писателем для писателей».

– Помню, как встретила Шарова на церемонии вручения премии «Нацбест», – вспоминает писательница Елена Усачева. – Он сидел на диване один, и был ужасно грустный. Он получил награду за книгу «Возвращение в Египет», но при этом его книжку никто не прочитал. Мы хорошо поговорили, и он сказал напоследок со смирением и абсолютно без претензий: «Ну вот, хорошо, что рассказал, все равно ведь вы меня не прочтете.

«Возвращение в Египет» – роман в письмах, действующие лица которого — потомки Гоголя, уверенные, что Революция произошла из-за страшной недосказанности «Мертвых душ». Особенно — третьего тома. (Да, по версии Шарова томов было три). И неудивительно, что у нашего доверчивого читателя, приступавшего к чтению книг как исторических романов (ну не зря же автор историк), где-то к середине глаза съезжались на переносице, а мозги вставали набекрень. Что это? Где правда, а где вымысел?

Его произведения, принадлежащие «литературе идей» уж точно не подходили для любителей посидеть за книжкой, укутавшись теплым пледом. Это нелегкое чтение, но “за сложность” читатель получает нечто иное: потрясающие метафоры, переворачивающие сознание. Например, поразительный эпизод есть в книге «Будьте как дети». В одной из глав рассказывается о детских считалках по типу «Эне бене раба», сохранивших язык и звучание древнееврейских молитв. По мысли автора, тем и был спасен наш мир, что много сотен лет дети в своих играх, сами того не понимая, молились за нас.

Впечатляла мысль о том, что большевистские расстрелы были обусловлены идеей скорого воскрешения: устроители советской власти так запросто и уверенно уничтожали людей, потому что верили в то, что убирают их временно, до той поры, пока не придумают, как возвратить всех умерших назад.

Но главная идея у него была одна. Размышляя об устройстве нашего государства и о роли революции в нем, Шаров пришел к выводу, что «всю русскую историю можно описать как цикл комментариев к священному писанию». Москва — это новый Иерусалим, Русь — это новый Израиль, а русские — это избранный народ.

«Почему ваши книги аморфны»? – спросили однажды Шарова тетки из «Школы злословия». В грубой форме они имели в виду, почему он пишет так, как нельзя писать: произведения населенны многими и многими людьми, чьи жизненные истории цепляют и волнуют, но обрываются в самом неожиданном месте. Почему он никогда не дает нам узнать, чем закончилась история его героев.

Шаров объяснил, что такова жизнь. По прихотливому ее закону ты встречаешься с человеком, он становится тебе близок и дорог, но потом ваши дороги расходятся и больше ты никогда не узнаешь его судьбу. В этом смысле взгляд автора был уникальным — надмирным взглядом из стратосферы на движение поколений.

Понятно, что такой подход бесил. Третий роман «До и во время», опубликованный в «Новом мире» 25 лет назад вызвал скандал, который сравнивали с шумихой вокруг показа на НТВ фильма Мартина Скорсезе «Последнее искушение Христа». Редколлегия журнала раскололась надвое и отдел критики выпустил статью «Сор из избы», в которой критики Ирина Роднянская и Сергей Костырко разметали Шарова как дети шарикоподшипник.

Но он не обижался. Сам говорил, что пишет ” в стол”, и делает этого не для читателя, а “чтобы самому понять”.

«Ускользающей» называет прозу Шарова актер и писатель Григорий Служитель. Буквально два дня назад он был гостем нашей радиостудии. Разговор зашел о любимых авторах Григория и неожиданно молодой автор вспомнил Владимира Шарова:

– Книги Шарова мне порекомендовал Евгений Водолазкин. Спросил, «ты читал «Репетиции»? Обязательно прочти, тебе, как актеру, это будет интересно. Книга словно обухом меня ударила. Далекое прошлое. Царь Алексей Михайлович чувствует себя наследником Византии и собирается построить «рифму» Иерусалиму, утвердить право на преемственность. Он затевает совершенно сумасшедший проект: находит бретонского режиссера и заставляет его поставить огромную мистерию. В село сгоняются тысячи людей и режиссер распределяет им роли. Одни будут евреями, другие — римлянами, третьи — первосвященниками… Так проходит сотни лет. Режиссер давно умер, но люди продолжают играть. И в том есть метафора нашего времени…Но, разгадав ее, и уже уверившись, что мы продолжаем играть роли, предписанные когда-то, мы не находим подтверждения своим мыслям. метафора снова ускользает. Как сон.

Он написал немного. Этим летом у Шарова вышла девятая книга “Царство Агамемнона”. Он успел и увидеть и обрадоваться ей, прежде, чем уйти.

Впрочем, уйти не навсегда. Шаров был продолжателем идей русского космизма. Читал Федорова и верил в идею воскрешения, согласно которой все мы, жившие когда-то на Земле, вернемся на нее. Кстати, если читать Шарова, то можно понять: возвращение произойдет уже скоро.

Лучшие статьи

Иосиф Кобзон: Вдумайтесь в стихи Николая Зиновьева. Я могу сравнить его только с Есениным

После того, как в пятницу, 17 августа, пришло печальное известие о кончине знаменитого поэта-песенника Николая Зиновьева (он ушел от нас на 74-м году жизни), в социальных сетях многие вспоминают любимые песни, написанные на его замечательные стихи…

В том числе повторяются и фрагменты творческого вечера Николая Николаевича, который прошел в Москве 1 декабря 2015-го. (В соцсетях запись датирована 2016-м.) В этом концерте участвовал и Иосиф Кобзон.

– …Когда-то в Краснодаре, в бункере, как мы его называли (ресторан при гостинице), мы впервые исполнили песню Николая Зиновьева “Платье”, – поделился со зрителями Иосиф Давыдович.- Помните эту песню? Помните… (Музыка Александра Морозова.)…

Ну, пел я ее и пел. Я – артист, который 55 лет выходит на эстраду. Перепел очень много песен, и поэтому, когда появлялись новые, те, что я спел, уже уходили в мой личный золотой фонд.

И вдруг однажды приходят ко мне молодые, красивые ребята и говорят: “Иосиф Давыдович, послушайте нас, мы решили петь настоящие песни. Отечественные…” И вот первая песня, которую мы спели, Коленька (обращается к Николаю Зиновьеву. – А.Г.), – это была твоя песня “Платье”.

Она, правда, стала самой любимой песней всех жен и всех женщин…

Нечего надеть, что ни говори –

Не нравятся платья…

Это была наша первая песня, которую я исполнил с моими молодыми коллегами и которые хотят выйти вместе со мной на сцену поздравить Николая – группа “Республика”.

Иосиф Кобзон с “Республикой” проникновенно исполнили знаменитое “Платье”.

А затем Иосиф Давыдович обратился к зрителям с такими словами:

– Вот он такой был всегда, Николай – скромным до застенчивости. Вот… Но – мы его любим за эту скромность.

И удивительно, знаете, до сих пор… Вдумайтесь в его стихи. Он никогда не писал слова. Он всегда писал стихи. И эти стихи были просто очень глубокими, я могу сравнить их только с Есениным.

…Буду одевать с ног до головы

Я тебя в объятья.

Вот каждый раз теперь – а я уже 45 лет женат – жена говорит об этом, когда я ухожу: а кого в объятья?

Это все виноват Николай. Коленька…

КСТАТИ

Три года назад по инициативе Иосифа Кобзона газета “Комсомольская правда” и сайт kp.ru объявили сбор средств на лечение Великого Поэта. (cм. “Давайте поможем автору “Паромщика” и других шлягеров”. Письмо актрисы Елены Борзовой, жены знаменитого поэта-песенника Николая Зиновьева, никого не может оставить равнодушным”. “КП“, 8.06.2015 г.) Иосиф Давыдович тогда перечислил на счёт крупную сумму. “Комсомолка” старалась поддержать этого выдающегося человека. И сегодня мы говорим: Светлому Поэту – Светлая Память…

Напомним, Николай Зиновьев – автор таких шлягеров, как «Дельтаплан», «Паромщик», «Зелёный свет», «Казанова», «Возродись отечество», «Красная стрела», «Листья летнего сада», «Мастер и Маргарита», «Мольба» и многих других.

Иосиф Кобзон о Николае Зиновьеве и его поэзии….

Проза, Статьи

Кулинарные рифмы. Яичница-глазунья

Яичница-глазунья готовится в охотку.
Сначала нагреваем мы нашу сковородку.

Растительного масла нужна, всего лишь, ложка.
Затем добавим яйца и подождем немножко.

Снимаем сковородку с плиты мы аккуратно.
Готово. Быстро, вкусно , да и смотреть приятно.

Альберт Сысоев, литература, минута, мистика, Рассказ, Статьи, Фантастика, Эссе

Минута

посвящается Владимиру Г.

Говорят, что есть на свете этом некий человек, который может дать тебе одну очень важную минуту. Кто его встречал, того затем удача буквально преследовала по пятам. Но многие считают, что дело не в удаче, а в том, что кто его встретил, тот понял некий секрет жизни, а может и саму жизнь. Вот, к примеру, была история однажды…

Лариса, которая просила всех своих подруг и кавалеров называть ее именем «Лора», бродила между рядов одежды в своем любимом магазине. Еще не наступило лето, но первое тепло, перед началом мая, уже позволило людям сменить одежду на более легкую. Лора выбирала себе «что-то летнее». «Откровенное, но не очень», похвастаться привлекательными для мужчин формами она не могла. Тем не менее, взяв несколько вещей, она направилась к примерочным, где быстро переоделась. Разглядывая себя в зеркале она вспомнила о своей подруге Тане, которая уже как несколько лет жила в столице.

Лора всегда считала, что завидует Татьяне белой завистью. Со временем это превратилось в некое почитание своей подруги. Другими словами, Таня для Ларисы стала кумиром. Лоре нравилось, как Татьяна вела себя с мужчинами, как одевалась и следила за собой. Иногда Ларисе казалось, что уровень, который задавала ей ее подруга для нее недостижим. Тем не менее, когда Лора перестала получать от своей «путеводной звезды» хоть какие-то известия, то не стала сильно беспокоиться. Понимая, что столичная жизнь требует отдачи всей себя, без остатка, и времени на звонки в провинцию, тем более какой-то старой подруге у нее может и не быть. Тем более, что Таня все-таки смогла решить себе одну их общую женскую проблему… Что опять же для Лоры стало некой, поднятой на новый уровень планкой, к которой необходимо стремиться. Но в настоящей жизни Ларисы решение всех ее проблем, как она сама считала, сможет произойти, только если кто-то за нее их решит.

Все наряды, которые Лора примеряла, по ее мнению, ей не подошли. Переживая об этом, она все так и оставила в примерочной, скомканным. На самом деле одно цветастое платьице пришлось ей по нраву, сшито оно было добротно и сидело на девушке очень хорошо. Тем больше были переживания у Ларисы, потому как у нее просто не было денег чтобы его купить.

На выходе из магазина она столкнулась с каким-то человеком и накричав на того «выпустила пар», от неудачного похода в магазин. И тут же почувствовав себя не совсем комфортно, после всех ее происшествий, решил закурить. Зайдя за угол здания магазина и укрывшись в сени дерева она достала сигарету… Поднялся ветер, порыв был ледяным, Лариса даже поморщилась и на ее теле пробежали мурашки.

— Здравствуйте Лора! — где то рядом и совсем для Ларисы неожиданно прозвучал мужской голос.

— Здравствуй. — ответила она с удивлением, переводя взгляд на незнакомца. Перед ней стоял высокий седовласый человек, одетый, по мнению Лоры, как-то странно. Длинный, почти до земли, плащ с большими пуговицами, застегнутый до пояса, дал повод думать, что это некий металлист или байкер.

— У меня к вам дело. — тем временем продолжал незнакомец, перейдя на очень вкрадчивый тон. — Ваша подруга, Татьяна, попросила меня организовать вашу встречу.

— Да-а?.. — вопросила Лариса, выкинув сигарету и придав себе важную позу.

— То есть вы согласны? — уточнил высокий мужчина.

— А ты кто и как узнал что я буду здесь? — не ответив на вопрос незнакомца «пошла в атаку» Лариса, придав своему голосу больше уверенности и наглости.

— Я Временщик. Знаете ли, на том свете все известно, все уже происходило и все уже произошло. Вопрос лишь в вашем однозначным согласии.

— Временщик?

— На сколько понимаю ваше согласие мне получить не удастся? — в свою очередь возвращая разговор в нужное ему русло уточнил Временщик.

— Слышь, ты же все уже знаешь, у тебя же все уже произошло — с уже пренебрежительными нотками в голосе заявила Лариса.

— Да. — согласился Временщик. — Но вариантов очень много.

— Нет, ну я не против конечно встретиться — стала отпираться Лора не поняв, что имел в виду Временщик, но тем не менее решив сразу не отказываться, потому, что ее любопытство возрастало с каждым вкрадчиво произнесенным словом этого непонятного человека.

— Мне нужен однозначный ответ, либо «да», либо «нет».

— Ну я не знаю даже кто ты такой, а требуешь сразу же чтобы я «да» сказала — с нервозностью в голосе высказала Лора.

Временщик никак не отреагировал на высказывания Ларисы. Он ждал. Через полминуты их обоюдного молчания сказал:

— На самом деле в этом свете все, что не «да», то «нет». — развернулся и стал удаляться от Лоры, которая, видимо осознав, что ситуацию не контролирует, а ее любопытство, от такой странной организации встречи со старой подругой, уже переполняло ее, бросилась вслед за Временщиком.

— Постой! Слышишь? — но Временщик, словно не обращая внимание на призывы Ларисы, продолжал удаляться. Лоре даже показалось на мгновенье, что она не может его догнать. Наконец поняв, что ей надоело играть в «догонялки» крикнула ему в след:

— Да! Я хочу с ней встретиться!

Временщик остановился. Осмотревшись вокруг он предложил, взмахом руки, Ларисе пройти на узкую улочку уходящую во дворы старых пятиэтажных домов.

— Итак… — начал Временщик, остановившись между домами, в безлюдном месте. — Получается вы согласны на встречу?

— Да. — ответила Лора.

— У вас будет минута, постарайтесь не потерять это время зря.

Пока Временщик говорил с Ларисой, какая-то машина, проезжавшая рядом с одним из домов, наехала на колодезный люк, который в свою очередь с характерным глухим звоном метала на всю округу громко щелкнул. От неожиданности Лариса вздрогнула и почувствовала словно порыв ледяного ветра внезапно окутал всю ее, пока она повернулась на на громкий звук. Когда же Лора поняла откуда появился металлический щелчок, то повернулась обратно к Временщику, увидев за его спиной свою подругу.

Таня шла будто бы не испытывая никакой радости. Так показалось Лоре. Лицо Тани не выражало вообще никаких эмоций и было спокойным. Глаза были направлены прямо перед ней, а взор устремлялся в бесконечность. Татьяна подошла к Ларисе и продолжая смотреть сквозь нее остановившись напротив. Лора была удивлена, даже скорее напугана, таким поведением подруги. Тем не менее она решилась заговорить.

— Тань, у тебя все хорошо?

Татьяна, словно Лариса своими словами тронула выключатель, тут же сосредоточила свой взгляд на ней, а на ее красивом и миловидном лице появилась лучезарная улыбка, после чего Лора немного успокоилась.

— Я умерла. — ответила Татьяна.

— Как уме… Я не понимаю тебя? — абсолютно растеряно спросила Лариса.

— Так вот получилось. Имплант, который мне вставили в грудь, деформировался и его содержимое вызвало заражение. Я в начале подумала, что это просто простуда, а когда поняла, что это более серьезно, то было уже слишком поздно. Для этого света вся история со мной уже в прошлом. А у тебя, Лорик, еще вся жизнь впереди.

Лариса посмотрела за плечо подруги, где не вдалеке, из стороны в сторону прохаживался Временщик. Не успев даже задать вопроса, Лариса тут же услышала ответ:

— Это Временщик, он может обитать и тут и там. Но это не суть. Весь смысл в том, что ты, кроме моей мамы, единственный человек, который каждый день обо мне думает и вспоминает с радостью. Правда помнишь ты меня немного не в том ключе, в котором мне бы хотелось. В жизни я не была идеалом, нет после мен никакого «следа». Тело отправили в медицинский институт на препараты, потому, что у матери не было денег перевезти тело и устроить похороны. Поэтому, кроме горя, я ничего не оставила. А ты, Лорик, возвела большинство моих жизненных ошибок в культ, которому сама же и поклоняешься в одиночестве, не обращая внимания на то, что происходит вокруг. Но так нельзя жить. Это не жизнь, а существование ради подтверждения собственной иллюзии, которой на самом деле просто нет. Сейчас я объясню тебе на своем примере. Ты всегда считала, что я умею общаться с мужиками. Ты постоянно восхищалась тому, что я могла грубо и бесцеремонно высказывать все, что думаю человеку в лицо. Даже сейчас ты пытаешься поступать так со всеми, но то, что это к тебе притягивает кого-то — иллюзия. Ты, тем самым, отталкиваешь от себя всех, даже самых близких. Да, за мной тоже водился грех, когда я ставила себя выше всех людей и обстоятельств. К сожалению, со стороны, это выглядело сперва интригующе. Но каждый человек чувствует суть. А главное оказывалось в том, что при всей красивой и горделивой вывески, внутри была пустота, рождающая злость, зависть. Люди это понимали и продолжали общаться со мной как с некой пустой оболочкой. А находясь в иллюзии я еще старалась придать своей оболочке еще большую красоту считая, что это наполнит меня изнутри. К сожалению все закончилось трагично. Поэтому прошу тебя, не ходи по моему пути — там обрыв и пропасть.

Лариса, осознав, что это не шутка и все сейчас происходящее реально, заплакала.

— Но… — не зная, что ответить Тане, всхлипывала Лариса, а затем просто обняла ее. Таня, спустя мгновение, прервала объятия.

— Не надо Лора. По большей части я не достойна твоих переживаний. Ты абсолютно другой человек, но ты пытаешься во всем подражать мне, считая, что достигнешь таких же результатов. Хотя все мои результаты — это всего-лишь видимость успеха, за которыми нет ничего, кроме гордыни, спеси и одиночества. Пытаясь быть такой, мне казалось, что смогу решить свою извечную проблему одиночества. К сожалению многие матери не видя ценности отца для своих детей, кроме как исполнителя их сиюминутных желаний, впадают в иллюзию никчемности и его ненужности. Из-за этой женской иллюзорности сейчас большинство детей остаются одинокими, наедине с этим большим и суровым миром. Многие дети потом, убегая от одиночества, встают на ложный путь иллюзий и самообмана. Именно так произошло и со мной. Но я не хочу, чтобы ты следовала по моим стопам. Этот путь ведет в тупик. А чтобы не попасть в такую же ситуацию, как я, тебе следует просто отказаться от твоего наигранно-горделивого отношения к жизни. Ты идешь напролом к своим целям, но того же ты можешь достичь, ничего не разрушая и никого не унижая. Попробуй быть той, коей ты и являешься в глубине твоей души, женщиной нежной, заботливой, не сильной. Позволяй другим людям заботится о тебе не критикуя их, не рассуждая о том, для чего они это все делают, ну ты понимаешь. Помнишь, мы с тобой переживали на тему нашей с тобой «женской проблемы»? Так на самом деле это все надуманно. Стремясь изменить внешнее, ты не задумываешься о внутреннем, а оно остается прежним, как правило неизменным, и в итоге ты найдешь просто еще одну проблему. Что дано тебе природой, то и должно быть. Ты хороша такой, какая ты есть, потому, что ТЫ — это как раз и есть твое внутреннее, душа, мысли, мировоззрение в прекрасной оболочке красивой женщины.

Закончив свой монолог Татьяна подарила Ларисе на столько теплый взгляд, что Лора, которая было успокоилась, но осознав, что это все, конец и она уже больше никогда в жизни не сможет почувствовать от своей подруги подобного, разревелась, крепко обняв Таню. Буквально через мгновенье, Таня сказала Лоре, что ей уже пора, и подруги расстались. Навсегда…

Лариса успокоилась. Вернулась в магазин, где оставила после себя скомканные вещи в примерочной. Был будний день и за время отсутствия Ларисы примерочной еще не успел никто воспользоваться. Лора аккуратно развесила все вещи по тем местам, где они должны были висеть. Уходить из магазина ей не хотелось, поэтому она все делала аккуратно и не спеша. Она постоянно размышляла над тем, что для нее это, после всего произошедшего утром, будет еще одним очень серьезным переживанием, постоянно вспоминая тот теплый, прощальный взгляд.

* * *

И появляется этот человек всегда неожиданно. Ровно так же, как и исчезает затем. Но слухи слухами, а было как-то…

…Саша всегда чувствовал напряжение, когда проходил между этими домами. Сами строения не соединялись вместе. Балконы одного дома практически в плотную примыкали к глухой стене соседнего, образовывая тот самый злополучный проход. Тем не менее это был самый короткий путь к дому, где не надо было обходить целый квартал. Хотя путь и был короток, но его «уединенность» и «скрытность» привлекали к себе разного рода людей, которые не просто мимоходом оказывались тут, а завсегдатаев, которые то и дело находились там со своими целями. Наркоманы и хулиганы были основной массой посетителей закутка, где сейчас шел Саша. Именно здесь, месяц назад, убили его друга Петра, который возвращался от Саши к себе домой.

Саша достаточно тяжело переживал кончину друга. Он винил в этом себя, так как выйди от него Петя на десять или пятнадцать минут раньше, то ничего не случилось бы. Он просто прошел бы этот проход не привлекая к себе внимание. Но прошлого было не вернуть и то, что произошло лежало тяжелым грузом на сашиной душе. Особую боль доставляла мысль, что именно он, стал причиной того, что его друг, единственный друг, пал жертвой пьяных хулиганов из-за его эгоизма. Именно он задержал Петю разговорами, так как был не в состоянии справится с нахлынувшими на него тогда переживаниями.

Неожиданно для Саши, где-то позади прозвучал незнакомый голос:

— Извините, молодой человек… — Саша повернулся на голос. — Да, я к вам обращаюсь. У меня есть к вам одно особенное дело. Ничего важного, буквально на минуту. — к Саше подошел высокий и худой мужчина с растрепанными седыми волосами. Он не выглядел запыхавшимся, хотя Саша был уверен, что он бежал.

— Вы мне? — с наигранным удивлением ответил Саша на призыв незнакомца.

— Совершенно верно. К вам. Вы же Александр, если я ничего не спутал, а то знаете ли так вот по минуте, по минуте набежали годы, бывает путаю очередность. — продолжил незнакомец близко подойдя к Саше и рассматривая его взглядом своих каре-зеленых глаз, казались необычными. Тем не менее Саша немного растерялся, не представляя чем может быть интересен этому человеку.

— Я вас знаю? — спросил Саша.

— Думаю, что нет. Так же надеюсь, что наша встреча с вами последняя и в дальнейшем вы не будете прибегать к моям услугам.

— Да, но, я…

— Нет, нет, вы не поняли меня. Я не вам в данный момент оказываю службу. Меня попросили о встречи с вами. Тепрь я должен получить согласие от вас иначе встреча состояться не может.

— А кто вас просил организовать встречу?

— Ваш друг.

Услышав подобное заявление у Саши все похолодело внутри. «Фейерверк чувств», в которых надежда сочетается со здравым отрицанием невозможного, внезапной лавиной сокрушил все его мысли. Мелкая дрожь начала сотрясать тело, что явно было слышно по его дрожащему и сдавленному на первых звуках голоса:

— Какой друг?..

— Ваш друг, Петр. Видите ли, он и вы, наверное были тесно связаны в этом мире, поэтому связь сохраняется, а мир этот и мир тот весьма различны и чтобы все пришло к балансу эту проблему стоит разрешить. Но это не ощущается в этом мире, лишь в том. Вот Петр и попросил о встрече с вами. Но встреча может состояться если и вы того пожелаете тоже.

Услышав подобное изложение сути дела Саша разозлился. Хотя эта злость успокоила его. Возник вопрос: как этот человек узнал об их с Петром дружбе и тех переживаниях, которые никак не покидали его? Но надежда на чудо все же поборола скептицизм:

— И как же вы все организуете?

— Вы встретитесь! — заявил высокий незнакомец.

— Да, весьма лаконичный процесс. — с сарказмом в голосе прокомментировал Саша.

— Так вы согласны?

— Допустим.

— Простите Александр. В данном деле нужно однозначное согласие, все остальное трактуется как отрицание.

— Хорошо, я согласен.

— Вы не поняли, я не могу судить хорошо это или плохо. Скажите «да» если согласны, пока вы как-то не определенно говорите.

— Да! — прикрикнул Саша, уже раздражаясь подобному поведению незнакомца, который после его ответа переменился в лице.

— Значит встреча состоится. Поймите правильно Александр, тот мир и этот смешивать нельзя, вы увидите своего друга, но у него будет всего лишь минута, чтобы поговорить с вами, поэтому не теряйте времени, эта минута очень важна для вас обоих.

Где-то вдалеке Саша услышал как заскрипели шины автомобиля и прозвучал пронзительный сигнал автомобильного сигнала. Он невольно повернул голову, но не увидел, какая машина могла бы затормозить. Зато когда его взгляд вернулся на проход между домами он увидел его. Петр шел знакомой походкой. Подойдя к Саше он остановился. Его взгляд не был на чем-то сосредоточен и словно смотрел в даль, сквозь Сашу и окружающую их действительность. Петр не старался заговорить или произвести какие-то жесты. Просто расслабленно стоял рядом с Сашей, у которого от неожиданности перехватило дыхание и захлестнул калейдоскоп чувств.

— Ты!.. Петь, ты?… — все что смог сквозь глубочайшее потрясение в душе сказать Саша. Тогда Петр, словно включившись от Сашиных слов, тут же улыбнулся ему в ответ смотря прямо в сашины глаза.

— Да, я. Привет друже! Рад тебя видеть!

Обнялись. Помолчали.

— Времени мало Санек. — начал Петр. — Слушай меня внимательно. Я сильно подставил тебя, вляпавшись во всю эту историю. Да, знаю, ты сильно переживаешь из-за моей смерти, но не стоит пускать свою жизнь под откос ради собственных переживаний . Я же тоже не спокоен зная, что произошло и к чему все приведет. Поэтому давай, так. Наш последний разговор как раз закончился на твоих отношениях с Мариной. Но закончились и твои отношения с ней. Депрессия не повод складывать руки в позу «отстаньте от меня я весь раздавлен». Сейчас мы тут закончим и ты стремглав помчишься к ней, она конечно тебя не ждет и не надеется. Ты добьешься разговора с ней и расскажешь все, абсолютно все, что произошло с тобой за этот месяц. Про Временщика не рассказывай, не поймет, точнее понять поймет, но не примет именно твою версию.

— Про кого не рассказывать? — перебил Саша. Петр показал в своей, свойственной только ему манере рукой на того странного высокого человека, который организовал их встречу, а сейчас ходил из стороны в сторону не далеко позади Пети, оставляя шаркающие следы на пыльной земляной тропинке.

— Тебе сложно будет понять, что и как, но наш мир намного сложнее, чем думают люди. Именно из-за этой сложности людям легко жить тут, жаль понимание приходит только там. — в свойственной ему манере, которую подмечал Саша, продолжал Петр. — Поэтому, возьми себя в руки, живи, долго, счастливо, желательно нудно, потому что только беззаботность и налаженная жизнь позволяет это сделать. Все, что захочешь, всего добьешься. Только давай без фантазий на тему сделать весь мир добрым и светлым или тем паче оный попытаться завоевать.

Прошло несколько секунд, оба молчали глядя друг на друга. Поднялся ветер. У Саши на глазах навернулись слезы.

— Ну что-ты. — посетовал Петр. — Хотя если хочется плачь, так лучше. Но учти, поплакал, перестань и живи дальше. Многое ты уже не сможешь сделать заново, но всегда сможешь продолжить по иному, это только твой выбор. А по мне не плачь, я вляпался в историю по своей вине, мог не попадаться этим выродкам на глаза, но решил сделать замечание… — Петр развел руками. — В общем понял я надеюсь суть?

— Понял.

— Ну бывай друг, время неумолимо в этом мире. — протягивая руку Саше закончил Петр.

Саша пожал руку. Этот рукопожатие, крепкое, в тоже время теплое и дружеское он запомнил на всю свою жизнь. И когда он сталкивался в своей жизни с обманом и предательством, то каждый раз вспоминал это рукопожатие.

Где-то хлопнула подъездная металлическая дверь. Саша повернулся на звук. Когда же он вернул взгляд обратно, то ветер уже стих, а он стоял абсолютно один, посредине прохода между домами с вытянутой рукой, ощущая лишь остывающую от рукопожатия ладонь, смотря на следы, которые остались от хождения того странного высокого типа…

…Он вбежал в маринин подъезд, поднялся на шестой этаж и позвонил в дверной замок. Дверь открыли не сразу. За это время Саша передумал много чего. Смущение, стеснение и страх терзали его, давая повод уйти, сбежать, спрятаться. Неимоверными усилиями воли он заставил себя успокоиться. Когда же открылась дверь и на пороге показалась очень удивленная Марина, Саша уже пришел в себя и спокойным голосом сказал.

— Привет Марин. У меня друг умер, не мог я к тебе раньше разбитым и подавленным прийти, надо было пережить.

— Ну и как, пережил? — поинтересовалась Марина скрывая усмешку.

— Пережил…

* * *

…Один человек рассказывал, что знает того, кому Временщик помог исцелиться от недуга, который даже врачи не могли излечить. А было это так.

…Рука немела. Онемение сменяла боль. Тупая, назойливая, от которой нельзя было избавится. Нервы были на пределе. Женя был уже согласен даже на ампутацию, лишь бы весь этот ад прекратился. Но видимо в аду были иные планы на этот счет.

Евгений, ожидая очереди к своему врачу, стоял прижавшись спиной к стене. Поликлинника была полна посетителей. Многие шмыгали носами, кто-то заходился кашлем. Находясь поодаль от основной толпы ожидающих своей очереди людей Женя старался пересилить очередной болевой приступ.

Он уже давно научился распознавать эти приступы. Обычно рука была прост онемевшая, словно ватная, не управляемая. Как только немного появлялись ощущения в руке тут же начиналась боль. Обычно это происходило, когда он вспоминал ту трагедию, в которой, хотя и не по его вине, но все же погибли люди.

Когда в жизни Евгения было счастье, ему не было заметно проблем. Все трудности преодолевались словно по мановению волшебной палочки. Выход, из любой затруднительной ситуации, сам по себе был очевиден, и не приводил к каким-то переживаниям или глубоким раздумьям. Когда же счастье прервалось трагедией, то горе для Жени стало неразрешимой проблемой, не имеющей, по его мнению, реального выхода. Хождение по врачам для него становилось некой отдушиной, где он хоть как-то мог ощутить надежду на выздоровление. Но пройдя по кругу несколько раз всех врачей, исцеление Женя так и не получил. Вера многих врачей в то, что рука действительно болит, угасала «на каждом круге». Многие говорили: «плацебо».

В борьбе с болью прошло не мало времени. Подошла очередь Жени зайти в заветный кабинет терапевта, в котором он тут же нарвался на очень недоброжелательный взгляд своего врача. Она узнала своего «постоянного клиента» и недовольным тоном спросила:

– Что, опять болит?

– Да, болит. – ответил Женя.

– Присаживайся. – указывая на стул возле своего стола предложила терапевт. – Показывай, что и где болит, у хирурга с травматологом еще раз был?

– Был. – без надежды в голосе ответил Женя, присев и аккуратно положив руку на стол врача. – Патологии не выявлено, рекомендуют обратиться к психологу, тут психолога нет, а в поликлинике, где он принимает, нужно ваше направление и виза главного врача.

Внимательно выслушав порядком надоевшего ей уже давно пациента, врач принялась осматривать его руку. Мяла, дергала…

– Где сейчас болит? – не увидев ничего подозрительного поинтересовалась терапевт.

– Не болит уже, онемело, теперь как отпустит так сразу вся болеть начнет, словно в расплавленный металл опустили.

– Ясно. Что, пойдем до главного врача, попрошу его резолюцию его поставить. Сам понимаешь, тут нам тебе помочь нечем.

– Мне по вашему в дурдом пора?

– Ну зачем же вы так сразу. Пару сеансов гипноза у психолога и ваших болей как не бывало. – вкрадчиво сказала врач.

– Хорошо, давайте направление, я сам к нему схожу, вас и так целая толпа сопливых ожидает. — пошутил Женя.

Терапевт, выписав бумагу с направлением и отдав ее Жене, проводила его взглядом до двери кабинета. Медсестра, не проронившая ни слова пока Евгений был в кабинете, как только тот вышел за дверь тут же спросила:

– Вы так раздражены этим посетителем?

– Устала я от него! – ответила врач. – Каждую неделю ходит со своими болями. Мы ему помочь не смогли, так он жену своего дяди привлек, заместителя министра области по здравоохранению, мы когда первый раз от него отделались, нам так досталось потом… Теперь не можем ему отказать, но и вылечить не можем.

– А что у него с рукой-то было, раз так болит?

– В том-то и дело, что ничего. Все началось с того, что он с невестой в аварию на машине попал, она, значит, сразу насмерть, а ему «хоть бы хны», но он рассказывал нам, что перед аварией рука на руле зудела, как бы намекая на то, чтобы он свернул, а он не стал ничего делать и получается, что если бы он отвернул, то и невеста осталось бы жива. Теперь, значит, появились фантомные боли в той самой руке и я уже полгода с ним мучаюсь, к психологу идти не хотел, видимо устал от всего — согласился. Может быть сейчас наконец повезет, передадим его специалистам. — закончила терапевт и прокричала в оставленную приоткрытую дверь: — Следующий…

На улице быстро темнело. Евгений стоял перед кабинетом главного врача. Рука, закончив неметь, стала вновь болеть. За окном, в желтом свете фонаря, носились поднятые ветром снежинки. Снег уже лег. Внимательно разглядывая хаотичный «танец» снега Женя будто на мгновенье забыл о своей боли. Он поднял руку и прикоснулся к стеклу. Почувствовав холод стекла, ощущение для него было словно удар током и он немедленно отдернул пальцы. Его рука давно не чувствовала ничего кроме боли, и вдруг эта прохлада оконного стекла. Он приложил всю ладонь. Боли не было и Женя чувствовал прохладу замершего окна. Он буквально наслаждался чувством прикосновения к окну, как вдруг услышал чей-то голос:

— Здравствуйте Женя.

Подумав, что это обращаются сам главный врач, он отдернул руку от окна и повернувшись на голос спрятал ее за спиной. Рука больше не болела, и ему теперь было неудобно беспокоить кого-либо. Но к жениному удивлению вместо руководителя поликлиники он увидел высокого старика с лицом покрытым глбокими морщинами, в черном длинном плаще.

— Здравствуйте. — ответил Женя на приветствие неизвестного.

— Я, собственно, к вам. У меня есть некоторое дело, которое не потребует много времени, всего лишь минутку.

Женя, не ожидавший подобного развития событий, изумленный сделал на лице вопросительно-ожидательную мину. Видимо поняв, что его внимательно слушают, незнакомец продолжил:

— Меня попросили организовать встречу с вами, поэтому мне хотелось бы узнать не будете ли вы против?

— Встреча? С кем? — с еще более удивленным выражением лица поинтересовался Евгений. Хотя где-то в глубине души у него словно произошел переворот. Он, словно понимал, что вот сейчас должно произойти что-то очень важное для него, то чего возможно он хотел бы, но это было невозможно.

— Со Светланой.

Когда Временщик назвал имя, Женя почувствовал, что сердце его стало биться на столько сильно, что готово было вырваться из груди. «Холодный душ» из разной гаммы чувств обдал разум. Дрожащим и сиплым в начале фразы голосом он ответил.

— Да, да, конечно согласен.

— Это хорошо, что вы согласились. Некоторых дам еще и уговаривать приходиться. — посетовал временщик.

В этот самый момент в коридоре появилась женщина в белом медицинском халате. Она прошла мимо не обращая на них внимание, зашла в кабинет главного врача. Женя почувствовал, как ледяной сквозняк в коридоре, появившийся от открытой медиком двери кабинета, охватил его. Он повернулся посмотреть закрыта ли дверь, а когда повернулся обратно, то увидел, как по коридору идет она…

Стройные, чуть пухлые ноги, обутые в черные туфли с серебристыми вставками. Сшитая из лоскутов кожи темных тонов юбка, чуть выше колен, и джинсовая куртка с футболкой, на которой серебром было написано «JOY». Именно такой Света ему и запомнилась, будоража воображение и мужские чувства. Но что-то в ней все же было не обычно. Женя видел ее абсолютно ничего не выражающее лицо и это пугало его, но внутри себя он чувствовал, что это Она. И сердце его успокоилось.

Она подошла к нему.

Он протянул больную руку к ней. Провел пальцами по ее щеке, очень осторожно, словно боясь разрушить представшую перед ним иллюзию. Он чувствовал, как по его щекам пробежали слезинки. Нет он не плакал, слезы сами собой навернулись на глаза и скатились по щекам.

Ее кожа все так же была нежной и бархатистой. Как только он дотронулся до нее Света тут же пришла в себя. Лицо стало живым и несколько игривым. И за столь долгое время грусти и печали Женя увидел на ее любимом лице улыбку, которую она дарила ему.

— Светланка… — прошептал Женя сдерживая слезы.

— Привет мой любимый. — с нежностью в голосе, мягко произнесла она.

— Я, по моему, дошел «до ручки». Ведь это галлюцинация, да? — уже успокоившись спросил Женя.

— Нет Жень. Сейчас, здесь, я с тобой, я твоя. Даже через минуту, после всего, я останусь твоей, до окончания твоего пути тут. А затем… Ты поймешь все потом, но не торопи это мгновение. Многое ты уже осознал, но зачем-то наказал сам себя. — Женя взял ее за руку, а Света продолжала. — Да, случилась трагедия, но осознав свою вину ты решил стать собственным палачем. Но не ты судья себе и приговор выносить не твое право.

Жене захотелось возразить ей, но Света прижала свой палец к его губам, не давая говорить.

— Тебе тяжело на душе не из-за того, что ты осознал сделанное тобой, а от того, что ты решил наказать сам себя. И виноват ты не в моей гибели, а в своей гордыне и глупой смелости. Мне же все было уже предначертано Всевышним заранее… — Женя не выдержав перебил ее:

— А Он есть?

Светлана улыбнулась.

— Ты сам знаешь ответ. Твой человеческий разум ищет земного подтверждения, чудес. Но невозможно понять и измерить человеческими мерками Бога.

Женя смотрел на Свету и не знал, что ему предпринять. Задумываться над тем, что будет дальше он страшился. Но как-то больше по наитию, обратив внимание на Временщика, который мерял шагами взад-вперед коридор поликлинники, задал вопрос:

— Что же с нами будет дальше?

— Мы так же будем продолжать любить друг-друга, и помнить все то светлое, что у нас было с тобой…

Уже без слов Женя обнял ее. Поцеловал. Он чувствовал ее объятия, как ее грудь крепко прижалась к нему, а ее ответ на поцелуй был страстен и полон любви. Для них обоих это была не иллюзия.

Внезапно, позади Евгения, дверь в кабинет главного врача с грохотом раскрылась от сквозняка. Женя почувствовал ледяное дуновение и рефлекторно повернул голову в ту сторону. Из кабинета вышла уже знакомая ему женщина в белом халате, которая несколькими минутами ранее входила в ту же дверь. Жене вдруг стало немного неудобно, так как он почувствовал, что ему что-то надо объяснить про Свету и этого необычного человека, но поняв, что ничего объяснять не придется, он повернул голову обратно. Временщика и Светы не было. В груди защемило.

…Женя шел по заснеженным улицам вечернего города. Рука больше не болела, словно и не было ничего. Хотя пальцы как будто помнили то самое, последнее прикосновение к Ней, объятия.

Размышляя о всем произошедшем в поликлинике и перебирая воспоминания словно случайно женя произнес:

— Я тебя люблю, моя родная.

А ветер, унеся прочь его слова, донес до его ушей ее голос:

— Я тоже тебя люблю…

Он остановился. Посмотрел по сторонам, вокруг никого не было. Он поднял воротник куртки и побрел дальше. Лишь одинокие снежинки кружась ложились ему вослед, начиная декабрьский снегопад.

16 августа 2018 года

20:51 SAMT

драма, жизнь, Лирика, Любовная лирика, Любовь, Миниатюры, одиночество, Очерки, природа, Просто о жизни, Статьи, философия

Это мой ритуал

«Побудь со мной» прошептал я себе и сел возле окна. Это было печально и торжественно волшебно. За окном шел дождь, маленькие капельки сбегали по стеклу, но солнечные лучики игриво пробивались сквозь ветви. Люблю такие моменты. Я открыл окно и вдохнул этот невинно  чистый воздух с ярким привкусом озона. Одиночество – так плохо ли это? Не хотелось падать в яму философии. Отмахнув все мысли, я спешил ощутить момент.. Выбежав на улицу абсолютно обезоруженный перед дождем, я отдался ему.. Поднял голову к величественному небу,  подставил лицо… «Очисть меня!»… Это мой ритуал. А ты ощущал этот момент? Это состояние сопричастия с миром? Это вызывает улыбку на лице… Улыбка легка неконтролируемая. Улыбка, которая отражает твое внутреннее умиротворение. Я медленно шел по влажной, сочной траве в окружении могучих деревьев. Вихрь мыслей схватил сердце в тиски: «и снова придется вернутся в беспокойный город.. эти высотки как каменные стены выделили нам ареал обитания».

ВелИка сила природы и чувство любви. Мы боимся их, но с восхищением обессилив преклоняемся пред ними.

«Со мной должно быть трудно. Я просто хочу ощущать тепло чужой, но такой родной руки.. в своей…  Ощущать процесс жизни вместе…». Моя задача промокнуть до нитки, чтобы позже вернуться в дом, переодеться в сухую любимую вещь и.. чай с лимоном.. !обязательно медленно вдохнуть чарующий аромат из чашки. Это волшебство, наверное, единственное, что осталось у меня с Детства».  Мое одиночество охраняет меня, но  я все еще жду эту руку.

Комната отдыха, Статьи

Сериалы боевики – стоит ли смотреть и почему?

Сейчас все желающие могут в любое время увидеть онлайн потрясающие киноистории, наполненные сильнейшими эмоциями, яркими и неожиданными поворотами сюжета, напряженными сценами, чрезвычайно быстрой сменой событий. Сериалы боевики, как правило, имеет большую часть поклонников среди подростков, с замиранием сердца наблюдающие за многочисленными перестрелками и погонями, которыми изобилуют такие сериалы, и люди вполне солидного возраста, им продолжительные многосерийные боевики также дарят удивительные ощущения и позволяют полностью отвлечься от реальности, обыденности и повседневных проблем.

 В сериалах данной категории чаще всего присутствует противостояние между положительными и отрицательными героями, в частности, между сотрудниками правоохранительных органов и преступниками. Ситуация на экране то и дело резко меняется, в связи с чем от просмотра любой серии длинного боевика буквально невозможно оторваться. Нередко в таких кинокартинах имеются и элементы настоящей человеческой драмы, когда, к примеру, честного полицейского вынуждают нарушить законодательство и его служебный долг, угрожая в противном случае жестоко расправиться с членами его семьи. Возможны и повороты сюжета, при которых порядочный человек, находящийся на страже закона, узнает, что в криминальной деятельности замешан тот, кто глубоко ему небезразличен, в частности, родной брат или возлюбленная. Герои боевиков достаточно часто оказываются перед необходимостью принять крайне тяжелое решение, сделать выбор между собственной совестью и обязанностями и чувством привязанности.

К тому же, в многосерийных киноновеллах указанного киножанра, представленных на киноресурсе в весьма широком ассортименте, сериалы про бандитов, среди этой подборки имеются некоторые персонажи, которые могут обладать и какими-либо особыми, даже сверхъестественными способностями. К примеру, они с легкостью перемещаются по крышам, передвигаются с невероятной скоростью или фактически мгновенно восстанавливаются после любых ранений, в боевиках нередко можно встретить и фантастическую составляющую.

Нет сомнений в том, что подобные длинные кинокартины являются чрезвычайно увлекательными и завораживающими для зрителей различных возрастных категорий и интересов. В Интернет-кинотеатре поклонники боевиков найдут для себя множество ярких и захватывающих сериалов названной тематики, их коллекция постоянно пополняется, а к уже имеющимся на сайте продолжительным киноисториям с максимальной скоростью добавляется продолжение. Благодаря наличию солидного количества подобных кинолент люди, неравнодушные к динамичным и эмоционально насыщенным боевикам, обеспечат себе действительно захватывающий досуг в свободные часы и выходные дни.