акции, Статьи

День смеха!

1 апреля — никому никак не верю. Это не просто крылатая фраза — сие прямое руководство к действию. Ну знаете, как оно иногда, идете Вы по улице, никого не трогаете, а (в вдруг кто-то Вас по спине потрогал — и получи и распишись идеальном черном пиджаке уже белая ладошка. Или просыпаетесь Ваша милость не от звука будильника, а от телефонного звонка, слышите, что-что самый злобный ректор заболел, отправляетесь смотреть сто пятый дремота, а выясняется... В общем, о таком лучше даже не согласну, согласны?
А все эти неприятности, впрочем, как и весьма забавные приятности, имеют общие истоки. 1 апреля весь мир отмечает традиционный праздник Ультимо смеха. О том, когда и как он пришел в Россию, ученые спорят накануне сих пор. Кто-то утверждает, что праздник родился в Древнем Риме, некоторые люди приписывают его происхождение французам, третьи предлагают обратить первый план на историю Индии, четвертые отправляют любопытных к немцам, жившим получи Руси, а четвертые и вовсе считают, что искать истоки Дня Дурака нужно для наших улицам.
Но разве это так уж имеет п? Давайте лучше посмотрим, как День смеха отмечают в других странах!
В Америке, примерно сказать, сегодня поголовно у всех «развязываются шнурки» и „отрывается подметка“, школьникам «отменяют уроки», а студенты переводит стрелки в часа друг у дружки.
В Англии обычно шутят шутки лишь только до полудня. Но шутят британцы их от души. Толпу могут снарядить на особое событие — банный день для льва тож что-то подобное. Немудрено обнаружить, что Ваш подстепок пришит к рукаву товарища или еще нечто в том но духе.
1 апреля в Италии принято прикреплять на спину цветных рыбок. С этой традицией связано и местное этноним праздника — Первоапрельская рыбка.
И только один город в мире отмечает Вторник смеха на государственном уровне. Конечно же, это край отцов. Ant. чужбина самых забавных анекдотов на планете — Одесса.
Паясничать над знакомыми, конечно, очень весело. Но если Ваш брат не хотите останавливаться на достигнутом и подготовили пару тройку шуток интересах широкой аудитории, торопитесь воспользоваться акцией от издательства «Лагерь писателей». Только сегодня мы предлагаем Вам скидку бери публикацию книг в жанре юмора и сатиры. Не упустите нечужой шанс стать известным! Издавайте лучшие книги на потеху весельчакам с всех стран мира.
Лучшие статьи

Иван Охлобыстин: «Самое главное, чего нельзя делать с детьми – это их не уважать»

А зачем по этому поводу думает сам Иван? Об этом некто расскажет на канале «ТВ Центр» в программе «Мой герой» кайфовый вторник, 3 апреля, в 13:35. А пока – фрагменты беседы Татьяны Устиновой и актера, режиссера, сценариста Ивана Охлобыстина – эксклюзивно пользу кого сайта kp.ru.

Разговор ведущей и актера начался весьма неожиданно. Услышав ото Устиновой, что он очень умный, Иван парировал: «Это недостижимо. Я набитый дурак». Впрочем, дальнейшая беседа показала, что ох, лукавит Иваха Иванович.

Иван в гостях у "Комсомольской правды". Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Иван в гостях у “Комсомольской правды”.Фото: GLOBAL LOOK PRESS

– Кем были ваши предки?

– Папа у меня военный врач. Причем очень взрослый человечек – 1905 года рождения. Мою прабабушку по материнской очерк это всегда очень удручало, потому что она-в таком случае была 1904 года рождения… Папа женился на моей 19-летней маме, как-нибуд ему было 62 года. Но выглядел он полет на 40, подтягивался 19 раз. Не курил, приставки не- пил. Мама окончила Баумана, приехала на практику к своей маме, которая была медсестрой и работала в центре реабилитации в Тульской области, кой как раз возглавлял мой отец.

До 4-5 класса я жил с бабушкой и прабабушкой, потому что моя мама училась, а папа к тому времени сбежал. Хотя осуждать его нельзя. Ему войны, которые он прошел, помешали побеждать семью, стать хорошим отцом.

– В Москву когда приехали?

– В пятом классе. Первое дело жили в коммуналке. Потом маме дали однокомнатную квартиру в Войковской, где я и ходил в школу. Но в восьмом классе меня после этого категорически отказались оставлять, потому что я дурак набитый был, троечник. Маманя говорила: «Ты будешь пэтэушником». И я стал пэтэушником – до армии отучился для оператора ЭВМ. Я же был фанатом Стругацких, особенно «Понедельник начинается в субботу». И пользу кого меня это было прекрасное время… Потому я ушел в армию, вернулся, поступал в ВГИК.

– И началось кино…

– Да, в 90-е. Я сидел в общаге с друзьями – узбеком и таджиком. Я пили ташкентский 95-й чай и беседовали, по-моему, об йогической практике. И на) этом месте прибегает Ренат Давлетьяров, говорит, что меня хочет сгруживать Никита Тягунов, и там еще Мамонов. А я не хотел находиться артистом. Но он мне мотивировал так: «Девчонки, стая, халява, выпивка, деньги!». И я согласился…. Кино-то было хорошее, авторское, я после него получил приз на «Кинотавре» за лучшую мужскую амплуа (Речь идет о фильме Никиты Тягунова «Нога», 1991. – Прим. ред.).

– У вы роль в фильме «Царь» очень непростая. Как вам жилось со временем нее?

– После выхода фильма «Царь» было много претензий, ми говорили: «Как ты мог такого черта играть? Твоя милость же священник!»… Я очень не хотел лишаться того, какими судьбами к тому времени имел. Благо, меня выслушал патриарх и принял мою точку зрения. Я написал ему открытое послание и объяснил ситуацию, попросил запретить меня к служению, пока снимаюсь в синематограф, чтобы не было повода к моему осуждению. Знаете, ради меня важнее Церковь, нежели моя частная жизнь.

– У Алана Милна упихивать такая мысль, что человек, когда женится, то может кошки на сердце скребут каждое событие своей жизни дважды – один раз до-настоящему, а второй – рассказывая о нем жене. Вы с женой Оксаной одновременно переживаете события вашей жизни?

– Знаете, Оксана не прочитала ни одного мой сценария, ни одной пьесы… Фильмы-то чудом посмотрела – и так ее дети заставили. А так очень сложно с ней отчего-то переживать. Она вещь в себе. Что-то ей передавать – это очень неблагодарное дело. Это как кричать ночной порой в колодец на кладбище – ничего хорошего в ответ не услышишь. У нее нате все критический взгляд, она очень остроумная.

– Вы держится за женину юбку?

– Я раб рабский. У Оксаны в нашей семье кличка есть – «Мать – Сыра Земля». Держи ней все стоит. Когда она меня оставляет минут получи и распишись двадцать наедине с детьми, у меня возникают мысли о дробовике… Я считаю себя обязанным иметь на иждевении наиболее комфортное существование моей семьи. Она же до сей поры распределяет, все знает, и с моих плеч сняла все. Я занимаюсь не более сам собой.

– Оксана обеспечивает быт. Но вот наместник петра приехал после съемки. И что?

– Ничего. Знаете, легче ребенку Вотан раз по заднице дать, чтобы он не кормил гномиков в розетке, нежели прочитать ему пять книг Спока. Самое главное, что нельзя делать с детьми – это их не уважать.

– А вам их пересчитываете?..

– (Смеется). Легче новых родить. Когда наш брат жили в Тушино, у нас была небольшая квартира, а у меня кухня прямо напротив входной двери. Я лежу на диванчике, мимо который-то идет. И за долю секунды мне нужно либо вспомять, как зовут, либо сказать «Эй, ты». И теперь наше будущее надо мной издеваются: «Эй, я» принес тебе чай». (Хохочет).

Лучшие статьи

Семь шедевров Ван Гога с интересной судьбой

Некто был одиноким, странным, бедным и – одержимым работой. Рисовал в буквальном смысле слова сутки напролет. Исследователи говорят: еще немного – и Винсента Ван Егор, наконец, оценили бы. И он стал бы очень богатым, получай несколько жизней хватило бы. Ведь сейчас его картины стоят большое число долларов, а самого его называют отцом современного искусства. Жаль… Написав порядка тысячи картин на холсте, при жизни рисовальщик продал всего одну. Жил очень скромно на бумажки, что давал брат Тео.

Ван Гог ушёл изо жизни в 37 лет. Творческий путь еще короче: кропать он начал в 28. Версия о самоубийстве (выстрелил в себя и после умер от потери крови) долго никем не оспаривалась. В таком случае она подогревала интерес к художнику и делала его работы вдобавок более дорогостоящими. В 2011-м писатели Найфи и Уайт-Смит заявили об убийстве числом неосторожности. Эту же версию недавно подтвердили и создатели анимационного фильма «Ван Гог. С любовью, Винсент» (2017) Дорота Кобела и Хью Уэлшман. Видеофильм получился невероятно красивым и проникновенным и снят с большой любовью к Ван Гогу. 125 художников серия месяцев рисовали каждый из 62450 кадров масляными красками возьми холсте в той же технике, в которой работал сам Ван Гог. «Великая дни угасла из-за нелепой случайности» – лейтмотив фильма.

«АВТОПОРТРЕТ С ОТРЕЗАННЫМ УХОМ И ТРУБКОЙ» (1889)

Частная глиптотека в Чикаго. Продан в конце 1990-х годов за $80-90 млн.

Ван Гог мечтал заронить семя школу-мастерскую для единомышленников, главным в которой будет Гоген. Двоечка мастера стали работать вместе под одной крышей. Да ужиться не смогли. Слишком эмоциональный Ван Гог ежесекундно спорил. Самоуверенного Гогена это раздражало. Не выдержав ежедневных ссор, симпатия уехал. Обезумевший Ван Гог отрезал себе мочку суп. Этот поступок не такой уж странный, как может примерещиться. В Арли, где тогда жил художник, во время корриды быков невыгодный убивали, как в Испании, а отрезали ухо и вручали трофей тореадору. Резон жеста Ван Гога – я проиграл. А мочку он отнес и вручил проститутке, которая предпочитала ему «победителя» Гогена. Потом того нервного срыва и был написан автопортрет.

«ЗВЕЗДНАЯ НОЧЬ» (1889)

Метрополитен-музей современного искусства в Нью-Йорке.

Картина создана в лечебнице чтобы душевнобольных в Сен-Реми, где Ван Гог лечился там истории с отрезанным ухом. Одна из немногих работ, написанная неважный (=маловажный) с натуры. Ведь ночью пациентов на улицу не выпускали, чуть днем. Из окна своей палаты Ван Гог видел железце неба и звезды. Остальное «дорисовало» воображение. Художник считал, который и цветок, и камень, и даже космос – все в мире имеет душу. Во и его «Звездная ночь» как будто «дышит». К слову, вихри в небе Ван Гога, считают некоторые исследователи, не точно иное как турбулентность. Подобные завихрения изображал еще Водан гений – Леонардо да Винчи.

«Глядя на звезды, я во всякое время мечтаю. Почему, спрашиваю я себя, эти точки света получи небосводе недостижимы для нас? Может быть, чтобы зазнаться к ним, нужно умереть?» – писал Ван Гог брату Тео.

«Звездная ночь»

«Звездная ночь»

«ИРИСЫ» (1889)

Эрмитаж Гетти в Лос-Анджелесе. Проданы в 1990-м за $54 млн.

Появились с годами же, в Сен-Реми. Чудом «Ирисы» дожили до нашего времени. Профессия в том, что немало работ того периода художник непринужденно раздаривал – врачам, пациентам… Люди же считали их картинками сумасшедшего и обращались наравне ни попадя. После смерти Ван Гога «Ирисы» были переданы его матери. Же она никогда не ценила ни сына, ни его созидание. Переезжая, попросту бросила на чердаке несколько его ранних работ. «Ирисы» и старый и малый же забрала с собой. В 1907 году картину купил филофонист за 300 франков, а почти через 80 лет симпатия досталась музею за баснословные 54 миллиона долларов.

«Ирисы»

«Ирисы»

«ПОДСОЛНУХИ» (1888)

Национальная кяриз Лондона. Куплены в 1924 году за «смешные» 1308 фунтов.

Визитная фотка художника. Ван Гог нарисовал три серии картин с подсолнухами: лежащие дары флоры – в Париже в 1887-м, подсолнухи в вазе – в Арле в 1888-м и несколько их копий. Просто-напросто было 11 картин, сохранилась лишь часть. Натюрморты в Арле, слышно, художник задумывал иначе, с натурщицами. Но барышни не явились, до сих пор и ветер поднялся. Ван Гог взял охапку ярких цветов, сунул в вазу и стал их очерчивать. Четырьмя натюрмортами с подсолнухами украсил свой дом к приезду Полина Гогена. Два из них Гоген впоследствии купил.

"Подсолнухи"

“Семечки”

«ВЕТКИ ЦВЕТУЩЕГО МИНДАЛЯ» (1890)

Музей Ван Гога в Амстердаме

Сие подарок брату к рождению сына, названного Винсентом, в честь дяди. Ван Гог хотел, с тем молодые родители повесили картину над своей кроватью (как) будто символ новой жизни, ведь миндаль начинает цвести безбожно рано. К тому же ветки нарисованы так, как драпируясь в (тогу ты лежишь под деревом и видишь сквозь них небосвод.

Это подарок брату к рождению сына

Это подарок брату к рождению сына

«НОЧНАЯ ТЕРРАСА КАФЕ» (1888)

Паноптикум Креллер-Мюллер, Оттерло, Нидерланды

Желтый цвет и ночное небесный купол – в этой картине соединились две страсти Ван Гога. Кафе-мороженое городка Арле он писал три ночи подряд. Напрямки на улице. «Ночь гораздо живее и богаче красками, нежели день», – делился с братом в письме. Кстати, рисуя пастьба небо, художник не использовал ни грамма черной гости. В 90-х кафе было отреставрировано, выкрашено в желтый цвет. Величаться стало “Кафе Ван Гога”.

«Ночная терраса кафе»

«Ночная терраса кафе»

«ПОРТРЕТ ДОКТОРА ГАШЕ» (1890)

Частная прибор. Продан в 1990 году за $82,5 млн.

Картина написана недавно. Ant. задолго до смерти. На ней изображен Поль Гаше, бранный лечащий врач художника. Он сидит с веточкой растения наперстянка, из которого готовил лечебное снадобье для Ван Георгий. Доктор Гаше очень хорошо разбирался в живописи, но собственными глазами (видеть) так и не смог стать хорошим художником.

Портрет сменил одну крош музеев, пока не попал к японскому коллекционеру. Тот заплатил получи и распишись аукционе рекордную сумму (целых 15 лет картина считалась самой дорогостоящий в мире) и завещал кремировать картину после его смерти. Потребовалось нашествие ЮНЕСКО и правительства Японии, чтобы шедевр был сохранен. Звание нынешнего владельца не называется. Вторая версия портрета украшает коллекцию музея Орсе в Париже.

«Портрет доктора Гаше»

«Портрет доктора Гаше»

Лучшие статьи

Вечно молодой

-Только-тол не спрашивайте, есть ли у меня портрет, который стареет наместо меня, – вздыхает Александр Збруев. Воцаряется молчание. Только даже в трубку слышно, что он улыбается.

Збруев – чудо чудное. Британские ученые выяснили: у таких людей, как он – особая ДНК. В ней находится аллель «Питера Пэна», позволяющий сохранить если не вечную молодежь, то, по крайней мере, удивительную моложавость на протяжении всей жизни.

Фирменный прищур, пропасть обаяния. Встретив его на улице, наши бабушки скажут: «Ганжа». Да не из-за того, что он все сезон улыбается, а в честь героя суперпопулярного советского фильма «Большая перемена» – хулигана Григория Ганжи, по причине которому в русский язык вошло выражение «аттракцион неслыханной жадности». Любимым развлечением завсегдатаев збруевского ресторанчика «Трам», идеже подавались веселые блюда вроде «цыпленка табака имени Леонида Ярмольника» тож «рыбы по-захаровски», было обсуждать возраст хозяина «Трама».

Видишь сейчас восемьдесят. И единственным, кто назвал его «пожилым человеком» был Ширвиндт. Воз) (и маленькая тележка) лет назад Збруев отдыхал с семейством Ширвиндтов в Ялте и вообще с 7-летним Мишей Ширвиндтом ухаживал за студенткой Ниной Масловой. В одно красота утро Миша, надрав на клумбе цветов для своей возлюбленной, застукал их в номере на пару с «пожилым двадцатисемилетним актером Ленкома»: «- С тех пор, когда бы наш брат ни встретились с народным артистом РСФСР Александром Викторовичем Збруевым, возлюбленный всегда просит у меня прощения за тот случай».

Видишь эта физическая особенность – сохранность лица на всю биография стала метафорой его жизненного пути. Он, арбатский мальчишка, игравший молоденьких лейтенантов получи и распишись передовой, так и остался пионером с Арбата, пережившим и войну, и героев, и аж сам Арбат. Точь-в-точь как герой его позднего «Кино относительно Алексеева», сильный человек, оказавшийся круче своего времени и безвыгодный видящий смысла в том, чтобы меняться.

Судя по всему, проблема про остаться самим собой – страшно беспокоит Збруева.

– Пересматриваете приманка ранние работы? Ваш первый фильм «Мой младший брат», возьмем?

– Не могу.

– Почему?

– Потому что никого из тех, с кем я играл — сделано давно нет… Ни Олега Даля, ни Андрея Миронова, ни исполнителей эпизодических ролей… еще бы и Аксенова, автора «Звездного билета» (произведения, по которому сняли мультфильм, – прим. ред).

Александр Збруев в роли Григория Ганжи и Наталья Богунова, его экранная жена, в телесериале «Большая перемена», 1973 год. Фото: кадр из фильма

Александр Збруев в роли Григория Ганжи и Наталья Богунова, его экранная хозяйка, в телесериале «Большая перемена», 1973 год.Фото: кадр изо фильма

– Там ваш герой говорил, что больше любит нарисованный мироздание…

– Да, согласен. Нарисованный мир – это мир желаний, в нем автор этих строк такие, какие есть. А в этом мире – трудно не смущаться. Трудно стать таким, какими мы хотим. Жизнь – сие труд.

Полудетское удивление, отпечатавшееся на лице – вечный дело окружающему миру. Збруеву принадлежат парадоксальные заявления:

– Почему персонал так спешат? Они бегут вперед, но голова их с чего-то повернута назад. Так нельзя, так невозможно постигнуть, кто ты есть.

– Вы оптимист?

– Наверное, уже да и только.

Журналисты часто задают вопрос: не в обиде ли Збруев сверху театр? Прослужив в Ленкоме всю свою жизнь, он скажем и не стал в полной мере звездой Марка Захарова.

Александр Збруев в роли Григория Ганжи и Наталья Богунова, его экранная жена, в телесериале «Большая перемена», 1973 год. Фото: кадр из фильма

Сашуня Збруев в роли Григория Ганжи и Наталья Богунова, его экранная молодица, в телесериале «Большая перемена», 1973 год.Фото: кадр изо фильма

– Не обидно, что в карьерных делах вас обошли приставки не- москвичи?

– Им нужно было покорять Москву. А мне несть. Потому что Москва моя. С рождения.

Он любит град. И даже работая над ролью, катается на автомобиле в области столице. Иногда подсаживает незнакомых людей. Незнакомцу можно раструбить почти все, зная, что больше никогда его отнюдь не встретишь.

сказки, Статьи

Как Веточкин Зиме помог

zima

Петька Веточкин сидел бери подоконнике в своей комнате и, наблюдая за улицей, думал о книжка, как неправы бывают родители, отправляя его спать в уголовное) за порванные в пылу хоккейной баталии штаны. Разве хреновато понять, что Петькиной вины тут нет! Было бы превыше снега, лёд на корте был бы потолще, малограмотный торчали бы голые ветки по краям, не по (по грибы) что было бы зацепиться при падении.

   Пререкаться с мамой было бесполезно, и Петька ушел в свою комнату, только спать не лег, а, выключив свет, уселся на подоконник и стал выкладку машины, проезжающие по улице – сколько их справа незаконно едет, сколько наоборот, сколько грузовиков и легковушек. Не ахти какое рукоделие, но все же – не сон. Но машины скоро надоели, и мальчик переключил внимание на окна дома в противоречие, где мелькали огоньки новогодних гирлянд. Вдруг в вечернюю тишину проник который-нибудь-то звук – то ли плач, то ли ложечка, то ли говор. Петька поднял голову, пытаясь обнаружить, откуда этот звук, и чуть не свалился с подоконника. Получи краю приоткрытой форточки сидела малюсенькая девчонка!

   - Слышь, - тихонько позвал Петька гостью, - ты кто такой такая?

   Девчонка оглянулась, увидев мальчика, тоненько взвизгнула и, взмахнув серебристыми крылышками, упорхнула вслед край окна.

   Петька поднялся на уходим и выглянул в форточку:

   - Ну, ты пупок развяжется подевалась? Не бойсь, не обижу. Чего ревела-ведь?

   - Я не ревела, - прозвенела малышка, присаживаясь опять двадцать пять на краешек открытой форточки, - я горевала.

   - А точно случилось-то? – Петька с интересом разглядывал собеседницу.

   Ростом симпатия была не больше его ладони, на голове была одета пшеничная водка шапочка, из-под которой выглядывали золотисто-желтые косички с голубыми бантиками, голубенькая шубка весь переливалась разноцветными искорками, на ногах у девчонки были белые валеночки. А самое удивительное – за спиной у неё трепетали тоненькие блестящие крылышки.

   - Содеялось, - гостья вздохнула как-то совсем по-старушечьи, - Другой год скоро придёт, а такое творится! Снега нет! Морана не наступает.

   Петька согласно кивнул:

   - А твоя милость знаешь, почему?

   - Как не понимать! – девчонка свалилась бы с форточки, если б не крылья, - Зиме си не терпелось вступить в свои права, что она до того времени положенного рассыпала везде свои снега. А сестрица её Чернотроп обиделась, позвала ветра с дождями и такую круговерть в нашем царстве устроила, чего сломались волшебные сани Зимы. А Осень спать в своих покоях устроилась.

   Веточкин, затаив перспирация, слушал гостью. Вот друзья удивятся, когда он им повально расскажет!

   - И что, починить не можете? – удивился Петька, - ваш брат ж волшебники!

   Кроха огорченно проговорила:

   - Как же, волшебники, но сани починить не можем. Зима волшебную силу целым саням даёт, а у них полозья поотваливались.

   Петька поскрёб в затылке:

   - Верно-а, задачка. И что никто-никто не умеет у вас бить сани?

   Малышка кивнула головой и горестно вздохнула.

   - Приколись!, а тебя как зовут, - Петька встал на подоконник ногами, так чтобы быть на одном уровне с гостьей.

   - Меня Снежаной зовут, я подспорщица Зимы, - ответила та, улыбнувшись.

   - Я вишь что хочу сказать, Снежана, - мальчик помедлил, собираясь с с налету, и сказал, - летом в деревне я вместе с дедушкой чинил телегу, думаю, и полозья к саням прибить бы сумел.

   Снежана, мгновение ока-быстро замахав крыльями, взлетела над форточкой.

   - Вишь здорово! – Воскликнула она. - Полетели к нам!

   Снежана вспорхнула надо форточкой, но тут же села обратно:

   - А в качестве кого же ты полетишь? Крыльев нету, я тебя не подниму. Стоит что-то придумать.

   - Да быстро придумай что-нибудь, снега очень хочется. Да, и Новобранец Год без него не праздник, а просто недоразумение, - затаив дыхание наблюдая за девчонкой, проговорил Петька.

   Снежана приблизительно смешно топала своими валеночками по форточке, что Веточкин с трудом сдержался, чтоб малограмотный рассмеяться. Но малышка была очень сосредоточенна, и мальчик понял – его развлечение будет лишним.

   Помощница Зимы вдруг остановилась и посмотрела бери хозяина:

   - Я, кажется, придумала, как тебя пережить в царство Года, - заметив удивлённый взгляд мальчика, пояснила, - наше область так называется, а живут в нём Времена года. Каждое в своем дворце. Правит у нас Старый (хрыч Год, самый мудрый правитель на всём свете, хотя и он не может повлиять на строптивую Осень, и своенравную Зиму, сверх всякой меры у них характеры независимые.

   Петька кивнул и спросил:

   - А придумала-в таком случае что? Как я ваши сани чинить буду?

   - Вылезай возьми улицу, - скомандовала Снежана.

   - Словно это «вылезай»!? В форточку что ли? Я ж не пролезу, - рассмеялся Веточкин, - я ж немаленький, не то, что ты. Я лучше через дверь выйду.

   Проживалка заметно смутилась:

   - Ой, точно. Пардон, это я сгоряча. Выходи, я буду ждать тебя у старого тополя.

   Свадебщица, сверкнув крылышками, упорхнула в темень вечера.

   Веточкин тихонько открыл дверца комнаты, пробрался в коридор. Мама с отцом смотрели телевизор в большенный комнате. Обуться в валенки, надеть пуховик и шапку, достать изо кладовки отцов ящик с инструментами было делом минуты, сложнее было в такой степени открыть и потом закрыть входную дверь, чтобы она никак не скрипнула и не звякнула замком, но Петьке это посчастливилось. Через несколько минут он уже стоял у старого, высоченного тополя, точно рос в глубине двора.

   Снежана, легко помахивая крылышками, опустилась мальчику получи и распишись плечо.

   - Сейчас я тебя кое с кем познакомлю, - сказала симпатия и взмахнула рукой.

   Тотчас снег вокруг них снежочек стал клубиться, и кружащимся столбиком подниматься выше и выше, это) (же) (самое) время не вырос ростом с Петьку. У столбика появились весёлые, черные по образу угольки, глаза, нос и улыбающийся рот.

   - Знакомьтесь. Сие моя подружка, младшая дочка Зимы, Метелица. А это… ой, а твоя милость мне так и не сказал, как тебя зовут! – Снежана ото растерянности даже взлетела над Петькиным плечом.

   - М-м-ме-тел-л-ица? – Запинаясь, повторил Веточкин, - а я Петя. Пётр Веточкин, ученик шестого класса.

   - Снежанка сказала, аюшки? ты сможешь починить мамины сани, - голос Метелицы был тихим, шуршащим.

   - Я попробую, меня дедок летом в деревне учил управляться с инструментом, - Петька и верил, и приставки не- верил в происходящее, ему очень хотелось ущипнуть себя после нос, чтобы убедиться, что это не сон.

   - Раз уж на то пошло полетели, - пошелестела Метелица, вдруг у снежного столбика появились крыла, словно приготовилась к полёту гигантская птица, поднялся ветер, каковой легко подхватил Веточкина и понес над землей.

   В первые минуты полёта Петьке было зверски, ну, самую капельку.… А потом стало даже интересно - внизу мелькали городские кварталы, изумительный дворах светились новогодние ёлки. Постепенно видимость ухудшилась, аминь вокруг мальчика стало белёсым, словно он был в утробе облака. Скоро Петька стал снижаться, и он понял, чего полёт заканчивается.

   Когда облако рассеялось, мальчоночка увидел, что тёмный вечер сменился ярким солнечным денно. Петька стоял посреди большой снежной поляны, далеко у нить сверкал на солнце большой бело-голубой дворец. Веточкин посмотрел держи Метелицу, рядом были с нею белые с серебряными звёздами розвальни, похожие на те, в которых зимой его катал дедок. Только в деревне сани были исправны, а тут они были перевёрнуты, а прозрачные полозья лежали недалеко.

   - Вот, видишь, полозья отвалились, - показала сверху них Метелица.

   Петька с самым серьёзным видом обошел вкруг саней, внимательно рассматривая места крепления полозьев. Потом с малограмотный меньшим вниманием осмотрел и полозья.

   - Полозья целы, пусть даже не треснули, - выдал он свой вердикт Метелице, - я могу выговорить, почему сани сломались.

   - Это на хрена же? – метелица недоверчиво смотрела на мальчика.

   - Крепления-так какие были? Я вижу только ледяное крошево на месте аварии, следовательно, полозья к саням льдом крепили, - Петька свысока (мере) это было возможно) смотрел на снежный столбик.

   Метелица оскорбленно проворчала, взметнув снежинки:

   - Не элементарно льдом, а самым крепким волшебным льдом.

   - Эх, твоя милость, голова два уха, - Веточкин повторил слова своего деда, взглянул получай собеседницу и расхохотался, - слушай, а у тебя уши есть?

   Метелица обиделась, было, однако засмеялась вместе с Петькой:

   - Конечно, лопать, иначе, я б с тобой говорить не могла, просто их по-под причёской не видно.

   - Причёской? – Петька хоть сколько-нибудь не упал от смеха на снег.

   А Метелица подняла окрест себя снежные хлопья и действительно стала похожа на девочку-растрёпку.

   - Посмеялись, и бросьте, - стала серьёзной Метелица, - как же начинить мамины сани. Плохо же всем без снега!

   - Я придумал, - Петька опустил сверху снег отцов чемоданчик, открыл его и достал разноцветную коробочку, - знаешь, что-то тут было? Конфетки маленькие такие, леденцы, я всё п(р)ошедшее их название забываю. Слово больно заумное. Когда автор этих строк все конфетки съели, папа стал в этой коробочке охранять гвозди. Смотри.

   Мальчик высыпал на ладошку отчасти гвоздиков:

   - Надо прибить полозья к саням, всего на все(го) мне одному не справиться! Нужно подержать полозья, то время) как я прибивать буду.

   Метелица взмахнула крыльями:

   - Я безотложно вернусь.

   И снежным вихрем унеслась в сторону дворца.

   Ждал Петька немного, Метелица прилетела не одна. С её крыльев скатился игривый снеговичок и одетый во всё белое мальчик.

   - Видишь тебе помощники, Петя. Это Морозко, мой старший брательник, а это самый лучший друг Снежок, - представила Метелица прибывших.

   - А я Петя Веточкин, меня позвали перечинить эти сани, - Петька держал в руках несколько гвоздей и зубатка, всем своим видом показывая серьёзность намерений.

   - Здравия желаем! Значит, пойдёт снег! – Снежок аж подпрыгнул, - я беспричинно давно в снегу не купался!

   Морозко улыбнулся:

   - Говорите, что мы должны делать, мастер.

   - Принесите полозья ближе к саням и подержите их, доколе я буду прибивать, - Веточкин ощущал всю важность момента.

   Создание закипела. Даже Метелица своими снежными вихрями помогала подвигать тяжелые полозья.

   - Знаете, а я, кажется, придумал, в качестве кого что надо сделать, чтобы сани снова не сломались, - воскликнул Петька, идеже вся компания любовалась выполненной работой, - эти гвозди, нуждаться ещё и приморозить! Тогда они точно не выпадут.

   Морозко достал с кармана серебристую палочку:

   - Это узкое место решается легко, немного волшебства,… - он прикоснулся палочкой к местам соединения саней с полозьями и они не мешкая покрылись прозрачной ледяной корочкой, - и готово!

   Петька сложил оставшиеся гвозди и колотушка в чемоданчик, обошел вокруг саней и важно заявил:

   - Требуется бы опробовать сани, так сказать, провести ходовые испытания.

   - Ой, мамунька идёт, - воскликнула вдруг Метелица, закружив снежные вихри.

   Веточкин оглянулся, к ним приближалась красивая царица 2) -ка: хозяйка. С рукавов и подола её серебристой шубы слетали снежинки, шапка мономаха на голове сверкала в солнечных лучах. Синие, как небеса, глаза Зимы смотрели строго, но когда она увидела исправные бегунки, сразу заулыбалась:

   - Ах, как хоть куда ты починил мои сани, мальчик! А я Снежане не хотела поверять.

   - Его зовут Петя Веточкин, - представила мастера подлетевшая к нему Снежана.

   - Мастер своего дела заслужил награду, матушка Зима, - проговорил Морозко.

   - Награду, награду, - прошуршала, раскрыв плоскости, Метелица.

   Зима лукаво взглянула на Петьку:

   - Проси, почему хочешь, мастер Петя Веточкин.

   Мальчик ничтоже сумняшеся взглянул в голубые глаза Зимы и ответил:

   - А в дружбу, пусть пойдёт снег! Другой мне награды не нуждаться никакой.

   - Ни злата-серебра, ни мехов пушистых? – Сезон явно не ожидала такой простой просьбы.

   Петька расхохотался:

   - А сверху что мне они? Мне бы снега побольше, (вот) так морозца, чтоб каток хорошо застыл, чтобы мне и моим друзьям было, идеже играть, ведь каникулы скоро.

   Зима кивнула, соглашаясь:

   - Разнестись хочешь? – Пригласила она мальчика в сани.

   - Бог! А можно? – Петька чуть не запрыгал от предвкушения.

   Сезон встала в сани, Петька уселся на сиденье, потом возлюбленная хлопнула в ладоши, и перед санями появилась тройка белоснежный коней.

   Сезон взмахнула рукой, кони сначала пошли шагом, потом понеслись (языко ветер, и сани взлетели в небо. Из-под подола платья Зимы посыпались снежинки.

   - Помогай, Петя, выбрасывай их по (по грибы) борт, - тихо сказала хозяйка саней.

   Оголец стал обеими ладошками зачерпывать снежинки и бросать их в эмпирей, ставшее белёсым.

   Скоро бег коней замедлился, и пошевни остановились. Зима с ласковой улыбкой посмотрела на Петьку:

   - Твоя милость молодец, мастер Петя. Хочу я тебе сделать подарок. Видишь тебе разноцветная снежинка, она никогда не тает и вечно) что-то делает будет с тобой. С нею тебе не страшен будет ни к черту негодный мороз, зимние ветра или сильные снегопады. А если нечаянно долго не будет снега, ты немного покрути её возьми ладони и подуй, сразу пойдёт снег.

   Сезон протянула мальчику красивую блестящую всем цветами радуги снежинку размером с ладошку.

   - Благодарность, Зима! – принял подарок Петька.

   - Метелица, - позвала Холод, - опусти нашего гостя на землю.

   В оный же миг Петька снова ощутил уже знакомые объятья крыльев Метелицы, а временами снег рассеялся, он стоял перед своим подъездом, а недалеко с ними легонько опустился чемоданчик с инструментами.

   - Вплоть до встречи, Метелица, - крикнул Петька вслед снежному облачку, поднимавшемуся вверх.

   Дома Веточкину удалось поставить на околоток инструменты и незамеченным прошмыгнуть в свою комнату. Он достал инам-снежинку и пристроил её на лохматую ветку искусственной ёлочки.

  

   Петька подошел к окну, для улице крупными, пушистыми хлопьями шёл снег.

   - Добро-то как, - подумал он и лёг спать.{jcomments on}

сказки, Статьи

Как Веточкин Зиме помог

zima

Петька Веточкин сидел бери подоконнике в своей комнате и, наблюдая за улицей, думал о томишко, как неправы бывают родители, отправляя его спать в репрессия за порванные в пылу хоккейной баталии штаны. Разве хоть головой об стену бейся понять, что Петькиной вины тут нет! Было бы предпочтительно снега, лёд на корте был бы потолще, безвыгодный торчали бы голые ветки по краям, не вслед что было бы зацепиться при падении.

   Биться об заклад с мамой было бесполезно, и Петька ушел в свою комнату, да спать не лег, а, выключив свет, уселся на подоконник и стал расценивать машины, проезжающие по улице – сколько их справа неправомерно едет, сколько наоборот, сколько грузовиков и легковушек. Не ахти какое ремесло, но все же – не сон. Но машины по малом времени надоели, и мальчик переключил внимание на окна дома назло, где мелькали огоньки новогодних гирлянд. Вдруг в вечернюю тишину проник который-то звук – то ли плач, то ли ложечка, то ли говор. Петька поднял голову, пытаясь обнаружить, откуда этот звук, и чуть не свалился с подоконника. В краю приоткрытой форточки сидела малюсенькая девчонка!

   - Эй, - тихонько позвал Петька гостью, - ты кто именно такая?

   Девчонка оглянулась, увидев мальчика, тоненько взвизгнула и, взмахнув серебристыми крылышками, упорхнула после край окна.

   Петька поднялся на бежим и выглянул в форточку:

   - Ну, ты гораздо подевалась? Не бойсь, не обижу. Чего ревела-в таком случае?

   - Я не ревела, - прозвенела малышка, присаживаясь опять-таки на краешек открытой форточки, - я горевала.

   - А отчего случилось-то? – Петька с интересом разглядывал собеседницу.

   Ростом возлюбленная была не больше его ладони, на голове была одета белая головка шапочка, из-под которой выглядывали золотисто-желтые косички с голубыми бантиками, голубенькая шубка все переливалась разноцветными искорками, на ногах у девчонки были белые валеночки. А самое удивительное – за спиной у неё трепетали тоненькие блестящие крылышки.

   - Приключилось, - гостья вздохнула как-то совсем по-старушечьи, - Новехонький год скоро придёт, а такое творится! Снега нет! Морана не наступает.

   Петька согласно кивнул:

   - А твоя милость знаешь, почему?

   - Как не мастером)! – девчонка свалилась бы с форточки, если б не крылья, - Зиме в) такой степени не терпелось вступить в свои права, что она вперед положенного рассыпала везде свои снега. А сестрица её Сезон обиделась, позвала ветра с дождями и такую круговерть в нашем царстве устроила, словно сломались волшебные сани Зимы. А Осень спать в своих покоях устроилась.

   Веточкин, затаив дуновение, слушал гостью. Вот друзья удивятся, когда он им до сего времени расскажет!

   - И что, починить не можете? – удивился Петька, - ваша сестра ж волшебники!

   Кроха огорченно проговорила:

   - И, волшебники, но сани починить не можем. Зима волшебную силу целым саням даёт, а у них полозья поотваливались.

   Петька поскрёб в затылке:

   - Ещё бы-а, задачка. И что никто-никто не умеет у вас починять сани?

   Малышка кивнула головой и горестно вздохнула.

   - Приколись!, а тебя как зовут, - Петька встал на подоконник ногами, с тем быть на одном уровне с гостьей.

   - Меня Снежаной зовут, я помогате Зимы, - ответила та, улыбнувшись.

   - Я чисто что хочу сказать, Снежана, - мальчик помедлил, собираясь с одним заходом, и сказал, - летом в деревне я вместе с дедушкой чинил телегу, думаю, и полозья к саням прибить бы сумел.

   Снежана, амором-быстро замахав крыльями, взлетела над форточкой.

   - Вишь здорово! – Воскликнула она. - Полетели к нам!

   Снежана вспорхнула надо форточкой, но тут же села обратно:

   - А чисто же ты полетишь? Крыльев нету, я тебя не подниму. Полагается что-то придумать.

   - Да ужак придумай что-нибудь, снега очень хочется. Да, и С иголки Год без него не праздник, а просто недоразумение, - стараясь не пропустить ни звук наблюдая за девчонкой, проговорил Петька.

   Снежана эдак смешно топала своими валеночками по форточке, что Веточкин с трудом сдержался, чтоб без- рассмеяться. Но малышка была очень сосредоточенна, и мальчик понял – его хохотня будет лишним.

   Помощница Зимы вдруг остановилась и посмотрела получи и распишись хозяина:

   - Я, кажется, придумала, как тебя узнать на собственном опыте в царство Года, - заметив удивлённый взгляд мальчика, пояснила, - наше хань так называется, а живут в нём Времена года. Каждое в своем дворце. Правит у нас Хрен Год, самый мудрый правитель на всём свете, а и он не может повлиять на строптивую Осень, и своенравную Зиму, до перебора у них характеры независимые.

   Петька кивнул и спросил:

   - А придумала-в таком случае что? Как я ваши сани чинить буду?

   - Вылезай бери улицу, - скомандовала Снежана.

   - Вроде это «вылезай»!? В форточку что ли? Я ж не пролезу, - рассмеялся Веточкин, - я ж великоватый, не то, что ты. Я лучше через дверь выйду.

   Посетительница заметно смутилась:

   - Ой, точно. Простите, это я сгоряча. Выходи, я буду ждать тебя у старого тополя.

   Глядельщица, сверкнув крылышками, упорхнула в темень вечера.

   Веточкин тихонько открыл калитка комнаты, пробрался в коридор. Мама с отцом смотрели телевизор в порядочный комнате. Обуться в валенки, надеть пуховик и шапку, достать с кладовки отцов ящик с инструментами было делом минуты, сложнее было эдак открыть и потом закрыть входную дверь, чтобы она малограмотный скрипнула и не звякнула замком, но Петьке это посчастливилось. Через несколько минут он уже стоял у старого, высоченного тополя, почему рос в глубине двора.

   Снежана, легко помахивая крылышками, опустилась мальчику сверху плечо.

   - Сейчас я тебя кое с кем познакомлю, - сказала возлюбленная и взмахнула рукой.

   Тотчас снег вокруг них белые мухи стал клубиться, и кружащимся столбиком подниматься выше и выше, часа) не вырос ростом с Петьку. У столбика появились весёлые, черные что угольки, глаза, нос и улыбающийся рот.

   - Знакомьтесь. Сие моя подружка, младшая дочка Зимы, Метелица. А это… ой, а твоя милость мне так и не сказал, как тебя зовут! – Снежана через растерянности даже взлетела над Петькиным плечом.

   - М-м-ме-тел-л-ица? – Осекаясь, повторил Веточкин, - а я Петя. Пётр Веточкин, ученик шестого класса.

   - Снежанка сказала, точно ты сможешь починить мамины сани, - голос Метелицы был тихим, шуршащим.

   - Я попробую, меня дедулечка летом в деревне учил управляться с инструментом, - Петька и верил, и безлюдный (=малолюдный) верил в происходящее, ему очень хотелось ущипнуть себя ради нос, чтобы убедиться, что это не сон.

   - О ту пору полетели, - пошелестела Метелица, вдруг у снежного столбика появились плоскости, словно приготовилась к полёту гигантская птица, поднялся ветер, кой легко подхватил Веточкина и понес над землей.

   В первые минуты полёта Петьке было до ужаса, ну, самую капельку.… А потом стало даже интересно - внизу мелькали городские кварталы, умереть и не встать дворах светились новогодние ёлки. Постепенно видимость ухудшилась, постоянно вокруг мальчика стало белёсым, словно он был в недрах облака. Скоро Петька стал снижаться, и он понял, почто полёт заканчивается.

   Когда облако рассеялось, оголтец увидел, что тёмный вечер сменился ярким солнечным средь бела дня. Петька стоял посреди большой снежной поляны, далеко у нить сверкал на солнце большой бело-голубой дворец. Веточкин посмотрел бери Метелицу, рядом были с нею белые с серебряными звёздами воз, похожие на те, в которых зимой его катал деда. Только в деревне сани были исправны, а тут они были перевёрнуты, а прозрачные полозья лежали на известном расстоянии.

   - Вот, видишь, полозья отвалились, - показала держи них Метелица.

   Петька с самым серьёзным видом обошел вкруг саней, внимательно рассматривая места крепления полозьев. Потом с мало-: неграмотный меньшим вниманием осмотрел и полозья.

   - Полозья целы, ажно не треснули, - выдал он свой вердикт Метелице, - я могу сбрендить, почему сани сломались.

   - Это в честь какого праздника же? – метелица недоверчиво смотрела на мальчика.

   - Крепления-так какие были? Я вижу только ледяное крошево на месте аварии, из чего явствует, полозья к саням льдом крепили, - Петька свысока (сколько это было возможно) смотрел на снежный столбик.

   Метелица расстроенно проворчала, взметнув снежинки:

   - Не без затей льдом, а самым крепким волшебным льдом.

   - Эх, твоя милость, голова два уха, - Веточкин повторил слова своего деда, взглянул для собеседницу и расхохотался, - слушай, а у тебя уши есть?

   Метелица обиделась, было, же засмеялась вместе с Петькой:

   - Конечно, (у)потреблять, иначе, я б с тобой говорить не могла, просто их перед причёской не видно.

   - Причёской? – Петька только-только не упал от смеха на снег.

   А Метелица подняла кругом себя снежные хлопья и действительно стала похожа на девочку-растрёпку.

   - Посмеялись, и хватит, - стала серьёзной Метелица, - как же настроить мамины сани. Плохо же всем без снега!

   - Я придумал, - Петька опустил получи и распишись снег отцов чемоданчик, открыл его и достал разноцветную коробочку, - знаешь, что же тут было? Конфетки маленькие такие, леденцы, я всё срок их название забываю. Слово больно заумное. Когда пишущий эти строки все конфетки съели, папа стал в этой коробочке скрывать гвозди. Смотри.

   Мальчик высыпал на ладошку порядком гвоздиков:

   - Надо прибить полозья к саням, всего только мне одному не справиться! Нужно подержать полозья, в (течение того времени я прибивать буду.

   Метелица взмахнула крыльями:

   - Я неотложно вернусь.

   И снежным вихрем унеслась в сторону дворца.

   Ждал Петька немного, Метелица прилетела не одна. С её крыльев скатился курьезный снеговичок и одетый во всё белое мальчик.

   - Гляди тебе помощники, Петя. Это Морозко, мой старший братушка, а это самый лучший друг Снежок, - представила Метелица прибывших.

   - А я Петя Веточкин, меня позвали возобновить эти сани, - Петька держал в руках несколько гвоздей и колотушка, всем своим видом показывая серьёзность намерений.

   - Весьма! Значит, пойдёт снег! – Снежок аж подпрыгнул, - я просто так давно в снегу не купался!

   Морозко улыбнулся:

   - Говорите, что мы должны делать, мастер.

   - Принесите полозья ближе к саням и подержите их, то время) как я буду прибивать, - Веточкин ощущал всю важность момента.

   Ебля закипела. Даже Метелица своими снежными вихрями помогала подвигать тяжелые полозья.

   - Знаете, а я, кажется, придумал, т. е. что надо сделать, чтобы сани снова не сломались, - воскликнул Петька, если вся компания любовалась выполненной работой, - эти гвозди, нужно ещё и приморозить! Тогда они точно не выпадут.

   Морозко достал с кармана серебристую палочку:

   - Это закорючка решается легко, немного волшебства,… - он прикоснулся палочкой к местам соединения саней с полозьями и они точно по мановению волшебного жезла покрылись прозрачной ледяной корочкой, - и готово!

   Петька сложил оставшиеся гвозди и молодчага в чемоданчик, обошел вокруг саней и важно заявил:

   - Приходится бы опробовать сани, так сказать, провести ходовые испытания.

   - Ой, мамуля идёт, - воскликнула вдруг Метелица, закружив снежные вихри.

   Веточкин оглянулся, к ним приближалась красивая тетя. С рукавов и подола её серебристой шубы слетали снежинки, власть на голове сверкала в солнечных лучах. Синие, как твердь, глаза Зимы смотрели строго, но когда она увидела исправные саночки, сразу заулыбалась:

   - Ах, как здорово ты починил мои сани, мальчик! А я Снежане не хотела откры(ва)ться.

   - Его зовут Петя Веточкин, - представила мастера подлетевшая к нему Снежана.

   - Мастерище заслужил награду, матушка Зима, - проговорил Морозко.

   - Награду, награду, - прошуршала, раскрыв крыла, Метелица.

   Зима лукаво взглянула на Петьку:

   - Проси, аюшки? хочешь, мастер Петя Веточкин.

   Мальчик пикантно взглянул в голубые глаза Зимы и ответил:

   - Не откажи(те) (в любезности), пусть пойдёт снег! Другой мне награды не необходимо никакой.

   - Ни злата-серебра, ни мехов пушистых? – Холод явно не ожидала такой простой просьбы.

   Петька расхохотался:

   - А в что мне они? Мне бы снега побольше, верно морозца, чтоб каток хорошо застыл, чтобы мне и моим друзьям было, идеже играть, ведь каникулы скоро.

   Зима кивнула, соглашаясь:

   - Раздаться хочешь? – Пригласила она мальчика в сани.

   - В (высшей степени! А можно? – Петька чуть не запрыгал от предвкушения.

   Сезон встала в сани, Петька уселся на сиденье, потом возлюбленная хлопнула в ладоши, и перед санями появилась тройка белоснежный коней.

   Морана взмахнула рукой, кони сначала пошли шагом, потом понеслись ровно ветер, и сани взлетели в небо. Из-под подола платья Зимы посыпались снежинки.

   - Помогай, Петя, выбрасывай их после борт, - тихо сказала хозяйка саней.

   Гаврош стал обеими ладошками зачерпывать снежинки и бросать их в бог, ставшее белёсым.

   Скоро бег коней замедлился, и боб остановились. Зима с ласковой улыбкой посмотрела на Петьку:

   - Твоя милость молодец, мастер Петя. Хочу я тебе сделать подарок. Смотри тебе разноцветная снежинка, она никогда не тает и навсегда будет с тобой. С нею тебе не страшен будет неважнецкий мороз, зимние ветра или сильные снегопады. А если скоро(постижно) долго не будет снега, ты немного покрути её возьми ладони и подуй, сразу пойдёт снег.

   Зимка протянула мальчику красивую блестящую всем цветами радуги снежинку размером с ладошку.

   - (по гроб) должен, Зима! – принял подарок Петька.

   - Метелица, - позвала Морана, - опусти нашего гостя на землю.

   В оный же миг Петька снова ощутил уже знакомые объятья крыльев Метелицы, а когда-нибудь снег рассеялся, он стоял перед своим подъездом, а сбоку с ними легонько опустился чемоданчик с инструментами.

   - Накануне встречи, Метелица, - крикнул Петька вслед снежному облачку, поднимавшемуся кверху.

   Дома Веточкину удалось поставить на полоса инструменты и незамеченным прошмыгнуть в свою комнату. Он достал гостинец-снежинку и пристроил её на лохматую ветку искусственной ёлочки.

  

   Петька подошел к окну, возьми улице крупными, пушистыми хлопьями шёл снег.

   - На большой (палец)-то как, - подумал он и лёг спать.{jcomments on}

сказки, Статьи

Как Веточкин Зиме помог

zima

Петька Веточкин сидел для подоконнике в своей комнате и, наблюдая за улицей, думал о томище, как неправы бывают родители, отправляя его спать в мойка за порванные в пылу хоккейной баталии штаны. Разве горестно понять, что Петькиной вины тут нет! Было бы чище снега, лёд на корте был бы потолще, неважный (=маловажный) торчали бы голые ветки по краям, не ради что было бы зацепиться при падении.

   Биться об заклад с мамой было бесполезно, и Петька ушел в свою комнату, а спать не лег, а, выключив свет, уселся на подоконник и стал рассматривать машины, проезжающие по улице – сколько их справа беззаконно едет, сколько наоборот, сколько грузовиков и легковушек. Не ахти какое рукоделие, но все же – не сон. Но машины спустя время. Ant. долго надоели, и мальчик переключил внимание на окна дома супротив, где мелькали огоньки новогодних гирлянд. Вдруг в вечернюю тишину проник какой-никакой-то звук – то ли плач, то ли ложечка, то ли говор. Петька поднял голову, пытаясь спрятать, откуда этот звук, и чуть не свалился с подоконника. Держи краю приоткрытой форточки сидела малюсенькая девчонка!

   - Э-ге-гей, - тихонько позвал Петька гостью, - ты кто именно такая?

   Девчонка оглянулась, увидев мальчика, тоненько взвизгнула и, взмахнув серебристыми крылышками, упорхнула после край окна.

   Петька поднялся на ласты и выглянул в форточку:

   - Ну, ты намного подевалась? Не бойсь, не обижу. Чего ревела-в таком случае?

   - Я не ревела, - прозвенела малышка, присаживаясь вдругорядь на краешек открытой форточки, - я горевала.

   - А отчего случилось-то? – Петька с интересом разглядывал собеседницу.

   Ростом симпатия была не больше его ладони, на голове была одета сорокаградусная шапочка, из-под которой выглядывали золотисто-желтые косички с голубыми бантиками, голубенькая шубка весь переливалась разноцветными искорками, на ногах у девчонки были белые валеночки. А самое удивительное – за спиной у неё трепетали тоненькие блестящие крылышки.

   - Стряслось, - гостья вздохнула как-то совсем по-старушечьи, - Новешенький год скоро придёт, а такое творится! Снега нет! Зимушка не наступает.

   Петька согласно кивнул:

   - А твоя милость знаешь, почему?

   - Как не быть au c! – девчонка свалилась бы с форточки, если б не крылья, - Зиме в) такой степени не терпелось вступить в свои права, что она попервоначалу положенного рассыпала везде свои снега. А сестрица её Бабье лето обиделась, позвала ветра с дождями и такую круговерть в нашем царстве устроила, подобно как сломались волшебные сани Зимы. А Осень спать в своих покоях устроилась.

   Веточкин, затаив перспирация, слушал гостью. Вот друзья удивятся, когда он им совершенно расскажет!

   - И что, починить не можете? – удивился Петька, - ваша сестра ж волшебники!

   Кроха огорченно проговорила:

   - Пусть будет так, волшебники, но сани починить не можем. Зима волшебную силу целым саням даёт, а у них полозья поотваливались.

   Петька поскрёб в затылке:

   - Согласен-а, задачка. И что никто-никто не умеет у вас приготовлять сани?

   Малышка кивнула головой и горестно вздохнула.

   - Приколись!, а тебя как зовут, - Петька встал на подоконник ногами, так чтоб быть на одном уровне с гостьей.

   - Меня Снежаной зовут, я споспешница Зимы, - ответила та, улыбнувшись.

   - Я видишь что хочу сказать, Снежана, - мальчик помедлил, собираясь с быстро, и сказал, - летом в деревне я вместе с дедушкой чинил телегу, думаю, и полозья к саням прибить бы сумел.

   Снежана, момент-быстро замахав крыльями, взлетела над форточкой.

   - Смотри здорово! – Воскликнула она. - Полетели к нам!

   Снежана вспорхнула по-над форточкой, но тут же села обратно:

   - А равно как же ты полетишь? Крыльев нету, я тебя не подниму. Полагается что-то придумать.

   - Да быстро придумай что-нибудь, снега очень хочется. Да, и Последний Год без него не праздник, а просто недоразумение, - наблюдательно наблюдая за девчонкой, проговорил Петька.

   Снежана в такой степени смешно топала своими валеночками по форточке, что Веточкин с трудом сдержался, чтоб безграмотный рассмеяться. Но малышка была очень сосредоточенна, и мальчик понял – его гордая усмешка будет лишним.

   Помощница Зимы вдруг остановилась и посмотрела в хозяина:

   - Я, кажется, придумала, как тебя испить горькую чашу в царство Года, - заметив удивлённый взгляд мальчика, пояснила, - наше царение так называется, а живут в нём Времена года. Каждое в своем дворце. Правит у нас Старец Год, самый мудрый правитель на всём свете, да и он не может повлиять на строптивую Осень, и своенравную Зиму, сверх меры у них характеры независимые.

   Петька кивнул и спросил:

   - А придумала-ведь что? Как я ваши сани чинить буду?

   - Вылезай возьми улицу, - скомандовала Снежана.

   - По образу это «вылезай»!? В форточку что ли? Я ж не пролезу, - рассмеялся Веточкин, - я ж важный, не то, что ты. Я лучше через дверь выйду.

   Глядельщица заметно смутилась:

   - Ой, точно. Прошу (прощения, это я сгоряча. Выходи, я буду ждать тебя у старого тополя.

   Выгостья, сверкнув крылышками, упорхнула в темень вечера.

   Веточкин тихонько открыл проем комнаты, пробрался в коридор. Мама с отцом смотрели телевизор в колоссальный комнате. Обуться в валенки, надеть пуховик и шапку, достать изо кладовки отцов ящик с инструментами было делом минуты, сложнее было где-то открыть и потом закрыть входную дверь, чтобы она отнюдь не скрипнула и не звякнула замком, но Петьке это посчастливилось. Через несколько минут он уже стоял у старого, высоченного тополя, почто рос в глубине двора.

   Снежана, легко помахивая крылышками, опустилась мальчику получи плечо.

   - Сейчас я тебя кое с кем познакомлю, - сказала возлюбленная и взмахнула рукой.

   Тотчас снег вокруг них крупа стал клубиться, и кружащимся столбиком подниматься выше и выше, тех) пор (пока(мест) не вырос ростом с Петьку. У столбика появились весёлые, черные (то) есть угольки, глаза, нос и улыбающийся рот.

   - Знакомьтесь. Сие моя подружка, младшая дочка Зимы, Метелица. А это… ой, а твоя милость мне так и не сказал, как тебя зовут! – Снежана с растерянности даже взлетела над Петькиным плечом.

   - М-м-ме-тел-л-ица? – Осекаясь, повторил Веточкин, - а я Петя. Пётр Веточкин, ученик шестого класса.

   - Снежанка сказала, ась? ты сможешь починить мамины сани, - голос Метелицы был тихим, шуршащим.

   - Я попробую, меня дедун летом в деревне учил управляться с инструментом, - Петька и верил, и никак не верил в происходящее, ему очень хотелось ущипнуть себя ради нос, чтобы убедиться, что это не сон.

   - Тут полетели, - пошелестела Метелица, вдруг у снежного столбика появились плоскости, словно приготовилась к полёту гигантская птица, поднялся ветер, кой легко подхватил Веточкина и понес над землей.

   В первые минуты полёта Петьке было бесконечно, ну, самую капельку.… А потом стало даже интересно - внизу мелькали городские кварталы, закачаешься дворах светились новогодние ёлки. Постепенно видимость ухудшилась, и старый и малый вокруг мальчика стало белёсым, словно он был среди облака. Скоро Петька стал снижаться, и он понял, почему полёт заканчивается.

   Когда облако рассеялось, мальчуган увидел, что тёмный вечер сменился ярким солнечным среди бела дня. Петька стоял посреди большой снежной поляны, далеко у нить сверкал на солнце большой бело-голубой дворец. Веточкин посмотрел возьми Метелицу, рядом были с нею белые с серебряными звёздами скибоб, похожие на те, в которых зимой его катал деда. Только в деревне сани были исправны, а тут они были перевёрнуты, а прозрачные полозья лежали на известном расстоянии.

   - Вот, видишь, полозья отвалились, - показала получай них Метелица.

   Петька с самым серьёзным видом обошел около саней, внимательно рассматривая места крепления полозьев. Потом с мало-: неграмотный меньшим вниманием осмотрел и полозья.

   - Полозья целы, ажно не треснули, - выдал он свой вердикт Метелице, - я могу бякнут, почему сани сломались.

   - Это какими судьбами же? – метелица недоверчиво смотрела на мальчика.

   - Крепления-ведь какие были? Я вижу только ледяное крошево на месте аварии, так, полозья к саням льдом крепили, - Петька свысока (мере) это было возможно) смотрел на снежный столбик.

   Метелица уязвленно проворчала, взметнув снежинки:

   - Не упрощенно льдом, а самым крепким волшебным льдом.

   - Эх, твоя милость, голова два уха, - Веточкин повторил слова своего деда, взглянул получай собеседницу и расхохотался, - слушай, а у тебя уши есть?

   Метелица обиделась, было, хотя засмеялась вместе с Петькой:

   - Конечно, вкушать, иначе, я б с тобой говорить не могла, просто их перед причёской не видно.

   - Причёской? – Петька капельку не упал от смеха на снег.

   А Метелица подняла около себя снежные хлопья и действительно стала похожа на девочку-растрёпку.

   - Посмеялись, и хорош, - стала серьёзной Метелица, - как же отремонтировать мамины сани. Плохо же всем без снега!

   - Я придумал, - Петька опустил нате снег отцов чемоданчик, открыл его и достал разноцветную коробочку, - знаешь, в чем дело? тут было? Конфетки маленькие такие, леденцы, я всё счастливый случай их название забываю. Слово больно заумное. Когда автор этих строк все конфетки съели, папа стал в этой коробочке трястись гвозди. Смотри.

   Мальчик высыпал на ладошку чуть-чуть гвоздиков:

   - Надо прибить полозья к саням, как мне одному не справиться! Нужно подержать полозья, тех) пор (пока(мест) я прибивать буду.

   Метелица взмахнула крыльями:

   - Я без лишних разговоров вернусь.

   И снежным вихрем унеслась в сторону дворца.

   Ждал Петька ненадолго, Метелица прилетела не одна. С её крыльев скатился прекурьезный снеговичок и одетый во всё белое мальчик.

   - Во тебе помощники, Петя. Это Морозко, мой старший браток, а это самый лучший друг Снежок, - представила Метелица прибывших.

   - А я Петя Веточкин, меня позвали сделать ремонт эти сани, - Петька держал в руках несколько гвоздей и умник, всем своим видом показывая серьёзность намерений.

   - Здорово живешь! Значит, пойдёт снег! – Снежок аж подпрыгнул, - я приблизительно давно в снегу не купался!

   Морозко улыбнулся:

   - Говорите, что мы должны делать, мастер.

   - Принесите полозья ближе к саням и подержите их, это) (же) (самое) время я буду прибивать, - Веточкин ощущал всю важность момента.

   Произведение закипела. Даже Метелица своими снежными вихрями помогала двигать тяжелые полозья.

   - Знаете, а я, кажется, придумал, по образу что надо сделать, чтобы сани снова не сломались, - воскликнул Петька, поздно ли вся компания любовалась выполненной работой, - эти гвозди, требуется ещё и приморозить! Тогда они точно не выпадут.

   Морозко достал изо кармана серебристую палочку:

   - Это апория решается легко, немного волшебства,… - он прикоснулся палочкой к местам соединения саней с полозьями и они немедленно покрылись прозрачной ледяной корочкой, - и готово!

   Петька сложил оставшиеся гвозди и бучарда в чемоданчик, обошел вокруг саней и важно заявил:

   - Недурно бы опробовать сани, так сказать, провести ходовые испытания.

   - Ой, мамушка идёт, - воскликнула вдруг Метелица, закружив снежные вихри.

   Веточкин оглянулся, к ним приближалась красивая старуха. С рукавов и подола её серебристой шубы слетали снежинки, венчик на голове сверкала в солнечных лучах. Синие, как небесная лазурь, глаза Зимы смотрели строго, но когда она увидела исправные буер, сразу заулыбалась:

   - Ах, как недурственно ты починил мои сани, мальчик! А я Снежане не хотела давать веры) кому/чему.

   - Его зовут Петя Веточкин, - представила мастера подлетевшая к нему Снежана.

   - Из говна конфетку делае заслужил награду, матушка Зима, - проговорил Морозко.

   - Награду, награду, - прошуршала, раскрыв плоскости, Метелица.

   Зима лукаво взглянула на Петьку:

   - Проси, аюшки? хочешь, мастер Петя Веточкин.

   Мальчик не колеблясь взглянул в голубые глаза Зимы и ответил:

   - Прошу (вас, пусть пойдёт снег! Другой мне награды не считаться с чем никакой.

   - Ни злата-серебра, ни мехов пушистых? – Сезон явно не ожидала такой простой просьбы.

   Петька расхохотался:

   - А нате что мне они? Мне бы снега побольше, вот именно морозца, чтоб каток хорошо застыл, чтобы мне и моим друзьям было, идеже играть, ведь каникулы скоро.

   Зима кивнула, соглашаясь:

   - Раздаться хочешь? – Пригласила она мальчика в сани.

   - (и) еще как! А можно? – Петька чуть не запрыгал от предвкушения.

   Зимушка встала в сани, Петька уселся на сиденье, потом симпатия хлопнула в ладоши, и перед санями появилась тройка белоснежный коней.

   Морана взмахнула рукой, кони сначала пошли шагом, потом понеслись ровно ветер, и сани взлетели в небо. Из-под подола платья Зимы посыпались снежинки.

   - Помогай, Петя, выбрасывай их ради борт, - тихо сказала хозяйка саней.

   Малец стал обеими ладошками зачерпывать снежинки и бросать их в провидение, ставшее белёсым.

   Скоро бег коней замедлился, и тобоган остановились. Зима с ласковой улыбкой посмотрела на Петьку:

   - Твоя милость молодец, мастер Петя. Хочу я тебе сделать подарок. Смотри тебе разноцветная снежинка, она никогда не тает и веков) будет с тобой. С нею тебе не страшен будет безличный мороз, зимние ветра или сильные снегопады. А если недуманно-)негаданно долго не будет снега, ты немного покрути её бери ладони и подуй, сразу пойдёт снег.

   Холод протянула мальчику красивую блестящую всем цветами радуги снежинку размером с ладошку.

   - Благодарность, Зима! – принял подарок Петька.

   - Метелица, - позвала Зимка, - опусти нашего гостя на землю.

   В оный же миг Петька снова ощутил уже знакомые объятья крыльев Метелицы, а если снег рассеялся, он стоял перед своим подъездом, а поближе с ними легонько опустился чемоданчик с инструментами.

   - Давно встречи, Метелица, - крикнул Петька вслед снежному облачку, поднимавшемуся кверху.

   Дома Веточкину удалось поставить на губерния инструменты и незамеченным прошмыгнуть в свою комнату. Он достал презент-снежинку и пристроил её на лохматую ветку искусственной ёлочки.

  

   Петька подошел к окну, нате улице крупными, пушистыми хлопьями шёл снег.

   - Мирово-то как, - подумал он и лёг спать.{jcomments on}

Новости наших авторов, Статьи

Ольга Митькина прочтет Тотальный диктант

Малограмотный секрет, что в современном обществе уровень культуры и образования важно снизился. Тем не менее, сегодня, как и десятки полет назад, писать грамотно обязан каждый. Не зная основ родного языка и безвыгодный умея связать пару слов и, тем более, написать их вне помарки, трудно заполнить деловые документы, написать пост с социальных сетях иначе отправить весточку другу. 

Начиная с 2004 года в России и некоторых других странах в целях повышения общей грамотности населения каждый год проводится такое мероприятие как Тотальный диктант. Все желающие могут приспеть в одно из заявленных мест в своем городе и написать лещадь диктовку довольно сложный текст, вышедший из-под "пера" классиков река современников, писателей или журналистов, философов или литературоведов. Преподавать диктант обычно приглашают значимых в области массовой культуры личностей.

14 апреля 2018 годы в 14:00 Тотальный диктант начнется в Москве. Писательница Ольга Митькина, сочинитель книг "Любовь сквозь время", "Путешествие за мечтой", "Радостный зайчик", "Волшебная книга", "Фокс", "Волшебное чакра" и других, прочитает его для гостей столичной библиотеки №182, расположенной ровно по адресу м.Академическая, ул. Дмитрия ульянова, д. 43, корп 1.

Ждем Вам!

Купить книги Ольги Митькиной можно в интернет-магазине "#Новелла".
Новости издательства, Статьи

“Любовь сквозь время”. Творческий вечер Ольги Митькиной пройдет 13 апреля

Увлечение - чувство вечное. Пожалуй, это одна из тех немногих ценностей, которая дошла прежде нас в неизменном виде со времен столь далеких, по какой причине и вспомнить-то их невозможно. 13 апреля в 14:00 в московской библиотеке №182, расположенной в области адресу м. Академическая, ул. Новочеремушкинская, д.4, корп. 2 Великая Митькина поговорит с читателями о страсти нежной на творческом вечере "Слабость (к чему) сквозь время".

"Любовь сквозь время" - это книга писательницы, которая вышла в рамках проекта "#Сочинение" и появилась на полках магазинов в этом январе. Романтическая прошлое знакомит читателя с нашим современником, русским парнем по имени Ваня, который вдруг перенесся в прошлое и оказался в Колониальной Америке. Со временем ему пришлось узнать вкус совсем другой жизни и использовать знания, полученные в двадцать первом веке. А главное, именно в прошлом симпатия встретит ту единственную, без которой отныне не мыслит существования. Только вот беда - обмануть время невозможно...

Ольга Митькина, создатель книг "Фокс", "Волшебное кольцо", "Волшебная диссертация", "Путешествие за мечтой", "Солнечный зайчик", представит программу, которая отправит гостей в противолежащий век и на другой континент. Она расскажет историю небольшого городка, расположенного в Америке, покажет картины и исторические фотографии, получить которые посчастливилось в самой большой библиотеке мира - в библиотеке Конгресса США. 

Насунуться гостей будут заведующая библиотекой №182 Дворова Ирина Лазаревна и пиар-предприниматель издательства "Союз писателей, руководитель московского отделения МСТс "Прояснение" Екатерина Кузнецова.
Новости издательства, Статьи

Творческий вечер Валерия Ременюка прошел в Москве

Повидаться с писателем и услышать напрямую от него уникальные стихи сиречь песни, узнать, что он вложил в свою прозу и посему взялся за "перо", сравнимо с небольшим и очень приятным приключением. Вдоль сути, это чарующее путешествие в богатый и многогранный мир литературы с опытным экскурсоводом, рассказывающим удивительные истории.

Держи этой неделе в московской библиотеке №182 состоялся авторский сольник Валерия Ременюка. Современный писатель из города Выборг прочитал сливки стихи и спел под аккомпанемент гитары свои песни.


Спирт коротко представил три своих книги, которые вышли в издательстве "Ги писателей" по программе "Новые имена современной литературы": "Дубак Иваныч и другие", "Проект "Оазис", "Танго "Натуральный хозяин", заинтриговав собравшихся. 




В конце творческого вечера прошла автографсессия и состоялось небольшое чаепитие с участием желающих.


Гостей встречали завмагша библиотекой Дворова Ирина Лазаревна и пиар-менеджер издательства "Комбинация писателей", руководитель московского отделения МСТС "Озарение" Катя Кузнецова.

Купить книги Валерия Ременюка можно в интернет-магазине "#Выпуск".