Баба Яга и Новый год

   Без рубрики

 baba aga 2

В самой чаще сооружение, где нет, и не было хоженых тропинок, где насквозь густые кроны никогда не пробивалось солнышко, стоит странная избушечка. То ли дом, то ли игрушка… кров есть, окна, стены есть, и даже крылечко! Но а ещё у домика есть… ноги! Да не простые, а куриные, верней, курьи. 

 А живет в этом самом смешном домике, избушке держи курьих ножках, по слухам, самая вредная старушенция сверху свете, которая очень любит всем портить настроение, особенно лещадь Новый Год!

А ведь, если разобраться, не такая олигодон старушка и плохая! Ведь помогала же она Ивану-Царевичу! Очевидно живёт она одна, а от одиночества у кого хошь нрав испортится! Да ещё люди прозвище дали обидное – Рохля Яга, костяная нога! А нога-то у нее вовсе малограмотный костяная, а нормальная! А что походка неловкая, так лет-так бабушке сколько??? Не меньше трехсот. Зря слуги ее обижают, дразнятся.

Приближался Новый год, а настроение у Бабы Яги было капельки не праздничное. По своему волшебному блюдечку с наливным яблочком возлюбленная видела, как люди украшают свои города и дома сверкающими огнями, ставят пушистые елки в красивых нарядах, покупают подарки.

– Эх, а ми никто подарочка не принесет и елочку нарядную не поставит, – во всем загрустила старушка.

Вдруг в самом центре блюдечка появилась улыбающаяся раскрасавица в голубой шубке с белым мехом, в украшенном жемчугами кокошнике.

– Снегурочка! – прошептала Тряпка Яга и стукнула по своему «телевизору», – ишь, веселится, а для меня и не вспомнит. Ни она, ни Дед евойный.

Через обиды на глаза набежала слезинка, но старушка поспешила ее сметший, так как в двери кто-то громко стукнул.

– Входи ужак, Леший, только ты так стучишься, силушку, видать, тратить некуда, – открыла Баба Яга дверь гостю.

– Сие летом у меня забот полон рот, вот сила и тратится, – сбив для пороге снег с латаных валенок, вошел в избушку Леший, – наше вам с кисточкой, Бабулечка, а я к тебе Новый год праздновать пришел.

Баба Старуха, молча, ему кивнула, села на приступочек у печи и промокнула моргалы кончиком платка.

– Ну-ка, ну-ка, – Дух подошел к ней поближе, – а чего этоть у тебя глазоньки на мокром месте? Ноне праздник, а ты плакать удумала.

– Торжество, – Баба Яга всхлипнула, – это у них успение б.… Вон как веселятся!

Леший вздохнул:

– Опять в свое блюдечко волшебное на людей смотрела? – Баба Яга кивнула, – и Снегурочку видела?

Старушка горестно вздохнула.

– А знаешь, что? – Леший поскреб в затылке, – недурно с ней разобраться, наконец! Вот пусть скажет, почему тебя возьми праздник не приглашают?!

– И как ты думаешь с ней собаку сьесть? – Баба Яга посмотрела на Лешего, – мне ж не дозволяется к ним, разбегутся.

– А мы эту красавицу к нам позовем! – Лесовик аж притопнул.

– Ага, пойдет она, как же! – проворчала старушка и отвернулась.

– В) такой степени, Бабуля, сиди здесь, никуда не уходи, и избушку никуда безвыгодный перемещай! – Леший направился к двери, – я скоро вернусь!

Супр Яга хотела, было, его остановить, но Лешего и результат простыл!

Ожидание всегда томительно. Вот и Баба Яга малограмотный знала, чем себя занять, пока дожидалась возвращения своего пара лесного.

Она и в окошко смотрела, и в лес прогулялась хворосту сконцентрировать, и опару в квашне поставила, и грибочков сухих в тарелке замочила, и хотя (бы) пирог успела испечь, а Лешего все не было. Изо заветного сундучка достала новенькие беленькие с голубой вышивкой шторки и в окошки повесила, потом присела на лавку и задремала. Проснулась симпатия, услыхав крики из леса. Поглядела в одно оконце, в другое, а через некоторое время Леший с подружкой своей Кикиморой мешок большой тащат. А калита-то извивается-трепыхается, да кричит-ругается!

В избушке Лисун достал из мешка саму Снегурочку!

– Вот, Бабуля, твоя милость хотела с ней поговорить, – улыбался он во (вся свой щербатый рот.

– Опять ты! – возмущенно закричала Снегурочка, – Болванка Яга, да как же ты можешь так зачисляться и со мной, и с праздником!

Баба Яга села на табуреточку близко стола и грустно посмотрела на невольную гостью:

– С праздником… Денно и нощно считала тебя, Снегурочка, воспитанной девочкой. А ты вошла, раскричалась, аж не поздоровалась!

Леший взял под руку свою подружку Кикимору и заявил:

– Неужто, я своё дело сделал, я пошёл, не буду вам удерживать выяснять отношения. И ты уходишь, – потащил он к выходу упирающуюся Кикимору.

Порой дверь за лесной нечистью закрылась, Баба Яга безграмотный глядя на Снегурочку, сказала:

– Садись к столу, чайку с пирогом попьём, йес поговорим.

Снегурка села на лавку, огляделась и поморщилась:

– В такого склада обстановке, да ещё силой сюда приведённая, я с тобой чаи троить не намерена!

– Вот снова ты не те красивые слова говоришь, милая, – старушка терпеливо не повышала голоса, налила в двум расписные чашки чаю, аромат от которого мигом наполнил избушку, – чаишко у меня на лесных травах, с земляникой да черникой.

– Бабища Яга, что тебе от меня нужно!? Отпусти, меня детям ждут, – проговорила Снегурочка, отпив из чашки ароматного напитка.

– Гляди ты поморщилась, мою избушку оглядев, не понравилось тебе… А кое-что? У меня прибрано, полы помыты, окна тоже, шторки новые с заранее обдуманным намерением для тебя повесила. Не нарядно? Не празднично? А когда у меня настроение не праздничное! – Баба Яга говорила вполголоса, грустно.

Снегурочка невольно посочувствовала ей:

– А почему у тебя неважный (=маловажный) праздничное настроение?

– Ты вот скажи, почему вы с Дедом меня никогда в жизни с праздником не поздравите, веселиться не позовёте? – наконец решись Мямля Яга задать главный вопрос.

Снегурочка растерялась:

– Так твоя милость же всегда мешаешь нам! То меня украдёшь, в таком случае ёлку, то дедов посох… Детишек пугаешь вместе со своими друзьями! Гляди дедушка тебя и не любит.

Баба Яга вскочила с табуретки:

– (вот) так я, может, потому и проказничала и вредничала, чтобы ваше внимание приколдовать, да на праздник попасть! А вы…. Вы меня вечно) что-то делает-всегда прогоняли. А знаешь, как и мне праздника хочется! Так чтобы никто меня не боялся, чтобы весело было… эх, – махнув рукой, старушка села назад и отвернулась от гостьи, – а притащить тебя сюда Лешак сам придумал, чтобы мы с тобой поговорили, воть.

Каменная баба Яга, сама от себя не ожидая такого, всхлипнула.

– Твоя милость плачешь, Баба Яга? – удивлению Снегурки не было границ. Симпатия подумала, снова оглядела убранство избушки, потом улыбнулась, достала с кармана небольшую коробочку и, насыпав на ладонь серебринок, а-то прошептала над ними. Серебристые звёздочка взлетели зенит и, падая, меняли всё вокруг. В углу появилась украшенная ёлка с огоньками, с потолка протянулись блестящие нити, держи стенах засверкали разноцветными огоньками большие снежинки.

Баба Старуха с изумлением смотрела на изменения своей избушки. Когда серебристые звездочки коснулись самой старушки, возлюбленная тоже изменилась – растрепанные волосы спрятались под белый в темносиний горошек платок, морщинки на лице разгладились, пропала нарост на носу, всегда так раздражавшая хозяйку. Лохмотья сменились синей юбкой, белой блузкой, а держи плечи старушке легла мягкая пушистая шаль, а на ногах взамен лаптей появились аккуратные белые валенки.

– Ой, что сие, – прошептала Баба Яга, – что происходит?

– А я захотела навести погреб тебе праздничный подарок, поднять твоё настроение! – улыбалась Снегурочка, – получилось?

– Эге, – закружилась по избушке Баба Яга, потом села для свою любимую табуретку и снова загрустила, – вот твоя милость сейчас уйдёшь к своему Деду Морозу, к детям, будете вслед за этим петь, танцевать, а я в этой красоте опять останусь одна. Да? что Леший с Кикиморой наведаются.

Снегурочка встала рядом со старушкой, погладила её объединение голове:

– Ты прости нас, пожалуйста, что мы прогоняли тебя с праздника, отнюдь не знали мы, как тебе хочется просто повеселиться с нами.

– В чем дело? уж там, – проворчала Баба Яга, – ступай. Также не серчай на Лешего, он просто за меня переживал.

– Погоди, Баба Яга, – присела перед нею Снегурочка, – я, наверное, придумала, как тебе на нашем празднике побыть, дабы дедушка не заметил и не стал сердиться.

Взмах рукой, и вторично в ход пошли серебринки из волшебной коробочки…

Веселился, шумел новогодний триумф. А сквозь ветви нарядной ёлки смотрела на всех и улыбалась Кобыла Яга – ёлочная игрушка. Ох, и весело было ей, перестаньте, что рассказать Лешему с Кикиморой!