Литературный портал

Современный литературный портал, склад авторских произведений
You are currently browsing the Без рубрики category

Я был счастлив…

  • 11.09.2017 18:19

Главноуправляющий 1. Начало.

Утро. Хм…как-то инда не верится… Я наконец-то встал с кровати, и почувствовал некую свободу и некое притупление. Ничего подобного, я не испытывал уже очень давно. Мои чувства обострены, а это не страшно. Я даже очень этому рад. Кхм..кхм…другой раз этот кашель наконец закончится?! Его уже почти не имеется, но иногда, он застает меня врасплох. Облака сейчас начали затягивать небо, но оно не выглядит таким непоправимо грустным. Оно питает надежду уже ушедшего времени, только так или иначе, самым лучшим временем для часового просмотра, не грех назвать именно ночь. Ночь-это не то, чего день. Это отдельный мир. Это отдельная вселенная. Сие самый лучший вид красоты, который только можно видеть. Быть может, что после жизненного гостевания, я стану его в известной степени.
Так…время..еще нет и 7:00, а медсестра ранее пришла. Она приходит каждое утро, часам к 6:00, и нажимает держи включатель, что находится за стеной моей палаты. Что бы это не было странно, но включатель вовне моего видения. В первый день моего посещения, я сел нате кровать, что находилась левее, и ближе к середине. Она казалась ми достаточно неудобной, потому что я привык спать на во всем мягком. Ремонт был сделан тут недавно, это видимо, но дети, что лежали здесь, успели оставить спустя время себя маленькие следы, в виде потресканных стекол, и засоренной раковины. По душам говоря, я не знаю, что они тут творят… Детей завозят произвольный день по одному, но в последние дни моего прибывания, их стали отвозить по трое в день. Заболевания их не отличаются наперсник от друга. Я полагаю, это связанно с их пищевым рационом. Собственной персоной я попал в эту больницу, в результате того, что инфекция поразила половину мой органа. Все врачи называли этот орган «кладбищем менструация». Как только я услышал, что операции не избежать, я начал выдумывать об этом каждый день. Ранее, моим сильнейшим страхом, было прийтись под ножами врачей. Но сейчас, я все воспринял абсолютно адекватно, точнее со смирением, из-за отсутствия другого пути… Же не моя мать… Она отчаянно возила меня в соответствии с всем больницам города, в надежде, что один единственный гигиенист, скажет, что все не так плохо. Ее попытки оказались безнадежными, и проворно, она это поняла. Тогда, ей уже ничего без- оставалось, как ждать назначенного времени. Нас положили, конкретнее меня положили в третью палату. Она находится недалеко через столовой, на случай, если моему желудку вздумается подзарядиться, но так как, я не любитель есть в общественной столовой, ми это не нужно. Мой отец отличный повар. Некто работал им когда-то…лет 10 отдавать… И сколько я не уговоривал устроиться им еще один раз, он никак не хотел. В конце концов, нашей семье отличается как небо от земли. Его различные творения, будем пробовать только мы, однако вот мне видимо, какое-то время нужно насидеться на кашах, да на воде. Моему отцу во весь дух пойдет 47 год, а матери 38. Разница конечно впечатляющая, же я бы не сказал, что она сыграла для них какую-в таком случае роль. В семье нас четверо. Я, отец, мать, и моя ненавистная сестренка. С ней просто с чем согласиться мудрено ладить. У нее даже друзей нет. Она груба, зла, равнодушна, да в последнее время я стал замечать за ней…ваша сестра не поверите…любовь сестры к брату. Она отродясь не показывала это, скрывая за грубыми и оскорбительными словами. Я думал, автор ненавидели друг друга, но недавно она доказала решительно обратное. Ради меня, она несколько дней, упорно и настоятельно шила для меня мягкую игрушку, чтобы ночью я был в состоянии спокойно спать. Она принесла мне ее совсем новоприбывший, это было 13 августа, ну, вчера вечером, иначе) будет то выражаться точнее. Ах да, забыл представить свою сестренку после имени — Эмили, Эмили Норман.
Моя мать, род) добрая и заботливая , но очень часто нервничает. Таблеток возлюбленная уже достаточно выпила, но ведь дело совсем маловыгодный в них. Работы у мамы постоянной нет, но она понимает недурно немецкий и иврит. Она работала учителем иврита, но неведомо зачем как вскоре появились проблемы с офисом, ее пришлось уйти эту работу. Я думаю, что лучше ей сидеть у себя, и отдыхать, ведь поработать она уже успела, а видеть, т. е. она приходит каждый вечер уставшая, отчего у нее далее болят колени, я не могу. Моя мать высока и стройна, и каста стройность совсем не помогает ей в нагрузках, но симпатия такого типа, когда ты можешь хоть все сезон употреблять еду, а толстеть…не получится. Ты без усилий поддерживаешь свой вес. Сам я Джон Норман, человек затворнический, неуверенный, да и к тому же, та еще зануда… Я сплошь и рядом читаю книги разных жанров, но окружающие моего возраста, считают, аюшки? я так всю жизнь и проведу, сидя за книгами, в поисках далеко не понятно чего.Они считают, что книги делают мегя отсталым, однако это не правда! Книги меня вдохновляют! Они показывают ми другой мир. Мир, за гранью возможного. Мир, следовать гранью обычного. Книги- единственное лекарство от деградации мозга. Они невыгодный только помогают нам в жизни, они просто поднимают нам удар, дают нам надежду, и впускают в нас добродушие, сострадание. Потому что что, я бы не сказал, что в мире людей, окружающих меня, учащенно можно встретить тех, кто будет по-настоящему, с открытой душой, радоваться твоим успехам, и расстраиваться, когда неудачи взяли поднимай. В моем списке, таких людей, буквально несколько, то вкушать моя семья, и моя подруга. Ее зовут Маргарет. Я могу ее указать примером для подражания, правда ее характер сложен, ладно она и не собирается его раскрывать. Но если безлюдный (=малолюдный) обращать на это внимание, то она одна единственная, заботилась о мне морально, хотя в связи с ее строгим воспитанием, возлюбленная не имеет возможность дружить с такими как я. В ее область (распространения) общения входят только несколько девочек, которым она соответственно-настоящему доверяет. А ее доверие, деталь хрупкая, стоит вы, хоть как-то поколебить ее уверенность в вас, равно как она тут же начинает сомневаться. Но сейчас наша сестра с ней не общаемся. Она уехала из города издали. Связь там, хоть ты расшибись, но она пару разик отправляла мне письма. Признаюсь, я вздрагиваю каждый раз, егда начинаю их перечитывать. Они написаны так увлекательно, таково интригующе,и так грамотно. Она вкладывает в них кусочек своей бездонно доброй души. Словно же я жалею, что родители увезли ее в это сторона… Там, она не имеет не малейшей внутренние резервы связанной с общением. Ей приходится помогать семье по хозяйству. Мои черепки ничего о ней не знают. Все письма я тщательно прячу, дай тебе ни один глаз не мог их прочитать, в придачу меня. Можно сказать, что я… что я… в нее без ума. Мысли о ней не раз помогали успокоиться, и улыбнуться. А зрение, ее добрых карих глаз, заставлял почувствовать уверенность. Ее космы казались мне такими легкими каждый раз, когда несёт взмахивал их вверх. Они развивались по ветру си медленно, и так свободно. Но я часто спрашивал, почему возлюбленная их стрижет так коротко. Каждый год я видел ее нежные волосы, едва касавшиеся ее плеч, но они никогда невыгодный были длинее. Она говорила, что такая длина ей в самый как-то. Признаюсь, я удивлялся каждый раз, когда узнавал ее. Я бы сказал, кое-что она не такая как все, но это выглядело бы сверх всякой меры банально. Я бы назвал ее необычной,но это равно как не то. Скорее, я назову ее близкой мне объединение моему характеру, и по укладу моей души. Что но насчет внешности, так она стройна и высока, даже нежели-то напоминает мою мать. Уголки ее губ были приподняты, а самочки губы были немного пухлы. Они отдавали розовато-алым оттенком, и по причине этому, они казались еще привлекательнее.Молодая краска ее лица безлюдно не оставляла равнодушным, но стоило лишь упомянуть о часть, что она прекрасна, как она тут же принимала сие за оскорбление. До сих пор не понимаю, словно ей удавалось выглядить так потрясающе.
И снова вернемся к реальности, а так-таки, больничной койке. Медсестра приходит каждый день в 6:утра и 18:00 вечера. Сие специальный распорядок для уколов, как я понял. И они исключительно его нарушают. Разница достигает 30 минут. А вот капельницы они ставят в положенный срок.
До операции оставался всего день, и они как могли, подготавливали меня к ней. Я уж получил нужные антибиотики. Единственное, что выводило меня изо себя, это крики детей… Ко мне в палату привезли одного мальчика, парение трех. Он проглотил гвоздь, но несмотря на сие, его мать продолжала спокойно наблюдать за тем, наравне он ползает по грязному полу, а также… прошу изменить внимание…лежит на нем, и кушает одновременно. Дедилка, которая находилась рядом, тоже спокойно сидит, и они разговартвают о своем, ми не понятном. И вот, этот ребенок, теперь ползет к окну, а симпатия все еще продолжает сидеть. И только тогда, когда некто дотронулся до трубы, и собирался подняться, она…встала. Симпатия подошла, открыла занавеску окна, и стояла…а он ранее стоял рядом. Скорее всего, вы подумали о том а, о чем и я, когда наблюдал за этим зрелищем… Вторым моим соседом, была дев`онька, лет 2-3, которая с самого прихода почти постоянно плакала. В ее вену, не хуже кого и в мою тоже был вставлен катетер. Видимо от его боли возлюбленная и плакала. А плакала она очень странно… Стоит ее матери кончаться от кровати, как она тут же начинает (обливаться. Стоит ее матери только повернуться, как она тутовник же начинает опять пускать слезы. А мать ничего мало-: неграмотный может сделать. И мать плачет, и ее дочь плачет, и мои нервишки плачут, и никому от этого не легче…

Глава 2. Процесс..

14 августа. День хирургического вмешательства.
В 14:00 меня на железной медицинской каталке повезли в операционную. В так время, когда меня привезли, я был немного взволнован. Биение пульса увеличился, но не настолько, чтоб поднялась температура. Ми вкололи укол, точнее обезбаливающее. И уже спустя три секунды, я спал, сиречь младенец. Операция длилась полтора часа. Врача мы вызвали с другой больницы, так как он лучший хирург нашего города. Потом того, как меня вывезли из операционной, я сутки лежал в реанимации. Дальше, я и очнулся, и увидел много людей смотрящих на меня. Сие была моя семья. Я хотел было встать, но безвыгодный мог. Они пытались объяснить мне, что в таком состоянии, я отнюдь не смогу ничего сделать, и что мне нужно поспать. А уснуть я так и не смог… и последующие три дня, я находился в слабом и обессиленном состоянии, да не в силах уснуть. Дело в том, что меня одолел ксенофобия… Многое время, я смотрел разные фильмы, связанные с убийствами и детективами. А там, я очень об этом пожалел…Но однажды, я попытался умереть. И они, друг за другом начали мне снится. Первоначально головы детей, которые старели за секунду, вместо добрых улыбок, ехидный смех… Меня бросало то в жар, то в бесчувственность. Я засыпал всего на 20 минут. А нужно было понести до 6:00 утра. Казалось мучениям нет предела… Утром я начинал свою диету. На утро свежий творог, перетусованный с простоквашей. На обед горячий бульон, а на ужин простоквашу. Эм..воду ми тоже разрешили. Вот так выглядит мой рацион. Со временем реанимации, меня привезли на той же железной медицинской каталке, да совсем в другую палату под номером 1. Она находится у входа, же еще ближе к столовой. И теперь, когда они готовят еду, я аминь это чувствую.Но запах не из приятных. Единожды, я решил посмотреть, что же они там так готовят. Я увидел глубокое железное ведерышко, на дне которого была манная каша. Все бы здорово, если бы я ее любил, а как увидел ее в полужидком состоянии, где-то сразу же стало противно. И я медленно зашагал к окну. Ковылять я начал два дня назад. Было… не (и) еще как легко… Но я старался. Я проходил от начала выделения, и до его конца. Потом я начал привыкать, и увеличивать расстояния. Опушать я уже не мог, так как болела вся спинка и руки. А так, я мог посмотреть на то,что находится кругом. Ночью, 18 августа, часов в 22:00, я наконец решился посмотреть в окно. Какого же было мое удивление, когда я увидел… звездное небесный купол. Оно было так прекрасно, как никогда ранее. Звезды засыпали пебо своим очарованием. Каждая регул, отличалась от другой. Как они сияют!!! Я было еле не упал на месте. Все это, заставило меня пораскинуть умом о том, почему в то время, я не мог этого дать оценку. Почему я был настолько глуп, что не замечал праздник красоты, что находится вокруг. Я измучил себя вопросами, однако не находил на них ответы.
А как пахнет Никс… Ммм..Этот запах сводит меня с ума! Спирт так свеж и легок. Я впервые вдохнул его за последние семь дней. Об эту пору, я чувствую его совсем другим. Я словно погружаюсь в нотки его запаха, как становлюсь их частью, и лечу вдоль темных аллей и садов… перед звездным небом..над рыхлой землей. Эта ночь стала для того меня наилучшей, ведь я смог уснуть и проспать до 6:00 утра. Видимо, нужно почаще возвышаться с кровати и дышать ночным воздухом.

Глава 3. Так важная угоду кому) меня забота…

20 августа. Сегодня ничего особенного не происходило. Я продолжал храниться на кровати, и слушать, уже который по счету в один из дней, мой плейлист. Мелодии, входящие в него расслабляют. Но, я думаю, подобно как все зависит от времени прослушивания. Если слушать, к примеру, в спокойном состоянии, в таком случае мелодия может казаться вам приятной, но когда(сам я) начинаю злиться, то классика выводит меня из себя. Я становлюсь кроме злее и агрессивнее, но если пропустить эти детали, ведь классика вполне подходит для тех, кто пытается вот хоть что-то описать более или менее сносно, на правах я, который в результате отсутствия словарного запаса, не может настрочить всю суть пройденного… Сегодня вечером, часам к восьми, ко ми в палату завезли нового соседа. В нынешней палате, находятся три кровати. Одна, та, будто справа от меня, заняла моя мать. Какое-в таком случае время, как и других матерей, ее не пускали, и ей нужно было явиться только на час. Но вскоре, ей разрешили, что верно, постельное белье ей так и не дали, но…мамашечка принесла все с собой из дому. Она проводила со мной целые дней и ночи. Она не могла уснуть, когда мне бросало так в жар, то в холод. Она тихо садилась на микроскопичный деревянный стульчик, и аккуратно меня поглаживала. Как только, ми становилось легче, я засыпал, но стоило ей отойти с кровати, как я просыпался, и онс снова садилась на маьенький вялый случай. Все бы хорошо, она засыпала, но из-за три дня, из-за частого сидения на этом стуле, и лежания получи и распишись твердой кровати ( я говорил, что окно подле которого симпатия спала, повлилияло своим прохладным ветром, но она отвечала,почто это не так) у нее заболела спина. Она невыгодный могла даже встать, чтобы прогуляться. Те медсестры, почему заходили в палату, заметили это, и предложили вколоть укол. Вернее, это была медсестра лет 48. Очки, что возлюбленная носила на себе, постоянно с нее спадали, и ей пшик не оставалось, как их убирать. Она делала уколы очень несложно, и моей маме, она также вколола аккуратно. Мгновенного эффекта, наравне и ожидалось, не произошло, но на следующий день, ей из чего явствует лучше. Теперь, она уже могла ходить и сидеть бесконфликтно. Не могу не отметить, что мне было безумно больно, когда я осозновал, что все это из-вслед меня. Я хотел было предложить ей отдохнуть наконец, для что она ответила, что будет сидеть, пока я мало-: неграмотный усну. Как же стыдно…надеюсь, что хуй не сломает меня полностью…
А слева от меня, находилась паки (и паки) одна кровать, на которую положили моего нового соседа, лучше соседку. Позже я узнал ее имя. Ее назвали Лорой. Ей исполнилось в днях 14 лет, но для своего возраста, симпатия выглядела достаточно упитанной. Мать и бабушка, приехали вместе с ней, и в в таком случае время, когда Лору оперировали, они ходили по палате, вытирая вой, белым, едва потертым платком, прося мою мать, помочь им с настройками телефона. Я слышал, кое-что ее отец находится в Польше, поэтому он не был способным приехать, но он звонил пару раз, а так что они не могли разобраться с тем, как же нужно противоречить на звонок, то все вызовы были пропущены. С этого, их глаза больше не могли сдерживать свое мука мученическая, и слезы хлынули рекой. Я наблюдал за ними около суток. Спустя пол часа, эту девочку, привезли в палату. Сама девонюшка очень избалованная, не воспитанная и излишне чувствительная. О, я вам расскажу, какими судьбами творилось после ее операции. Это самый интересный минута. Медсестры окружили ее, чтобы проверить ее дыхание, и инсталлировать пробу. Правая рука, для этого отлично подошла. Веяние было в норме,но сама Лора была еще около наркозом. Они подняли нужный им шприц, и начали числом-немногк вкалывать в ее вену, тут то самое интересное. Симпатия двинула рукой так, что иголка отлетела, и весь смесь разлился по всему полу. Медсестры в недоумении, бросились отыскивать иголку, а девочка продолжала спокойно спать… Я был так удивлен этому феномену, что последующий час, точно неважный (=маловажный) мог уснуть.
Утром, следующего дня, я решил узнать ее даст десять очков вперед.
— Здравствуй. Меня зовут. Я очень рад приветствовать новых соседей.
— Приветик,- она улыбнулась, и начала пристально всматриваться в одну точку. Я бы приставки не- хотел вам говорить об этом, но не могу никак не сообщить, что палата, в которой мы находились, была заполнена…тараканами, большими и маленькими, так быстрыми, то напоминающими пьяного. Они появлялись в неудобные моменты, и с головы раз, когда мы их видели, мы боялись, фигли станем для них обедом. Но это еще ни аза. На днях, все палаты очистили от всех тараканов быть помощи специальных вредных веществ. Так они все…прибежали к нам в палату. Неделями же мы еще не могли привыкнуть. Ладно бы я не мудрствуя лукаво разглядывал стену; и он бы спокойно себе полз, так нет. Он начинает ползти в то время, когда приходят с капельницей в руках. И произвольный раз, конда это происходило, я дергал рукою во старинны годы капельницы. В общем, это было то еще , жуткое драма…
Долго, эту девочку не держали. На первый нона, после операции, ее заставили встать, и спуститься на первостепенный этаж, для проверки, только я позабыл чего… а получи третий день, уже была готова ее выписка. Я все были удивлены. Но больше я удивлялся тому, на правах она сразу начала много кушать. Ее аппетит был в норме, подобно ((тому) как) и сон. Что не скажешь обо мне… так я не буду сравнивать. Моя и ее болезнь, все ведь же, что сравнивать дуб и цветок.

Глава 4. Новые соседи…

21 Гутя. У меня снова новые соседи! На этот раз, завезли двух девочек. Одной было 5 планирование, другой 12. И обе, как сговорившись…устроили болотище для слез… я говорил с одной девочкой, той, которой 12 планирование, и она сказала, что основной страх исходит из-вслед за боязни быть не правильно вылеченной. У нее, как и у многих болел невиновный бок. Операция не долгая, займет около 20-30 минут, в зависимости через того, как вы будете себя вести. Люди впереди операцией делятся на два типа:
1. Это те, кому трендец равно, что с ними будет. Они считают, что кабы им и суждено жить, то они будут жить близ любых обстоятельствах.
2. И второй тип, это те, кто по ужаса всего боятся. Даже незначительной боли.
Эта девочку дозволительно отнести ко второму типу людей перед операцией. Я попытался ее утихомирить, попытался дать понять, что все это зря. Однако это выглядело примерно так:
— Привет,- начал взволнованно я.
— Здорово живешь,- засмущавшись, ответила она.
— Почему ты плачешь?
— Я..боюсь…
— А? Чего ты боишься?
— Я никогда не…не… Я боюсь операции…
Здесь она начала плакать навзрыд.
— Успокойся, пожалуйста… Хочешь, я расскажу тебе одну интересную историю оборона девочку, которой тоже назначили операцию?
— Да…распрекрасно…
— В одном очень большом городе, жила одна очень фунфырик девочка. Ее звали Сьюзи. Она была очень стеснительной, и боялась всех и тутти. Она никогда не выходила из дома, потому как у нее не было друзей. А она так хотела, с тем у нее была очень хорошая подруга. И в один день, возлюбленная очень сильно заболела. Она так боялась, что основания плакать. Она плакала день и ночь, пока не наступил табель, когда ее нужно было лечить хирургам… Конец прошло хорошо. Она ничего не почувствовала, потому сколько в ее маленькую и нежную ручку, вкололи очень маленький укольчик. Симпатия был совсем не больным. А спустя секунду…возлюбленная спала крепким детским сном…А когда ее привезли по домам, то она долго лежала и думала… а чтобы ей малограмотный было скучно, ее мама, каждый день помогала ей продирать глаза и выходить на улицу, чтобы подышать свежим воздухом. И видишь однажды, она увидела очень миленький желтенький цветок. Симпатия очень хотела его понюхать, но не могла… а в сие время, мимо проходила другая маленькая девочка. Она посмотрела для нее, и поняла, что ей нужно помочь… возлюбленная сорвала ей желтенький цветочек, и окружила его ромашками. Получился чуточный букетик, который она подарила ей.
— С..спа…благодарение.
— Не благодари меня, мне не было жалко. Я хотела тебе помочь, благодаря тому что,что чувствую, что ты очень добрая. И я бы беспримерно хотела, начать с тобой дружить…
— Я..я..конечно…я очень люблю быть на короткой ноге…но у меня нет друзей…
— Совсем никого?
— Отсутствует, ни одного..
— Отлично, тогда я буду твоей первой подругой!
— Меня зовут.. Сьюзи..
— Подобно ((тому) как) же приятно! А меня, зови Лесей.
— Хорошо…
— Ой, тебе а прохладно.
Она крепко обняла ее, даря ее свое искреннее, доброе, детское горячо.
С тех пор, они всегда гуляли вместе. Они стали безбожно хорошими друзьями. И Сьюзи, была очень счастлива. Такого, возлюбленная совсем не ожидала. Теперь тебе стало легче??
— Истинно, теперь, мне хочется поспать…
— Приятных снов. И не бойся. Тебе не суметь бояться.
— Хорошо.
Ее бабушка пристально смотрела на меня и старый и малый то время, что я потратил на мой рассказ, так позже, к ней присоединилась вся палата, а еще позже и медсестры…

Начальник 5. Ожидание так тягостно.

21 августа. Вечер. Уже вблизи шести часов, мы ждем врача. Он разговаривал с моим отцом, и сказал, сколько если все будет хорошо, то сегодня же выпишем… А нам мешкать, когда он ве вернется… уже шестой время ждем… оказалось, что на окраине, был муто больной мальчик, которого никак не могли привезти в городскую больницу. А выше- врач, оказал ему основную помощь. Я уже отчаялся, что вдруг… я услышал, что кто-то открывает стопор двери. И тут, я резко подскочил, но вспомнив, что я без- просто так сидел долгое время, я медленно присел получи кровать. Моей радости не было предела! Я готов убежать, перевелся, улететь отсюда! Как тут было тяжело… Домашняя мебель, она более уютная. К ней мы все привыкли, в рассуждении сего и спать дома легче и лучше… В доме, и стены домашние, и мебель мягкая, и кушается тоже аппетитней… я в полнейшем восторге! Трагичность, я аж прослезился…
Через 30 минут, мы вызвали таксо, и уже через две минуты, я был дома..нет…я был в…раю.. Сие непередаваемые ощущения! Так…нужно успокоиться..фух..

Атаман 6. Дом, мой милый дом

22 августа. Я наконец почувствовал, который я живу.. Аккуратная, чистая, мягкая постель.. Я впервые, за последнюю неделю, уснул нате всю ночь. Сон мне приснился очень странный. Что иду я по берегу нежно голубого моря, и собираю маленькие ракушки, а рукой подать со мной…Маргарет… ах..как а я скучаю… я собирал эти белые, целые, маленькие ракушки в (видах нее. Но она так и не забрала их у меня… вроде, это связанно с напрасной надеждой вновь ее увидеть. В отлучке, я не должен о ней думать… нет, не могу…Нехило, я попробую еще раз…
Так…глубокий вдох, всеобъемлющий выдох…мне нельзя нервничать…
— Сынок, как твоя милость себя чувствуешь?- тут в комнату зашла мать.
— Что?
— Ровно ты себя чувствуешь?
— Прости, я задумался… Но чувствую себя пятерка.
— О чем ты задумался?
— Ни о чем важном… Тебе отнюдь не о чем волноваться, поверь.
— Может ты хочешь выпить воды? Али покушать?
— Нет мам, не сейчас. Я..хочу полежать…
— Безграмотный забывай, что тебе нельзя долго лежать. Тебе нужно почаще ступать.
— Хорошо мам. Я встану чуть позже.
— Я могу спокойно выйти в свою комнату?
— Да мам, можешь. Все в порядке. Тебе нужно поотдохнуть. Ты слишком много напрягаешься. Ты вчера весь вечерний час убиралась, и все утро…Так нельзя.. полежи одну каплю.
— Если что, ты зови.
— Позову.
Мама заходит в комнату небольшую толику раз в день, чтобы убедиться, что все в порядке, а равным образом, чтобы обработать рану. Правда, мы не знаем согласно правилам, как разбавить йод, чтоб он не был таким темным, же это не страшно.

Глава 7. День снятия шва.

25 Устя. Пятница..день назначенный врачом для перевязки. Он осмотрел полный шов вдоль и поперек, и сказал, что пора развязывать. Я старался безграмотный смотреть на это, так как вид придает единаче больше боязни, а я не очень хочу, чтоб он ми приснился ночью. Конечно же, было немного больно, же это терпимо. Шов у меня, я вам скажу, не ничтожный. Рана была глубокой, но все обошлось, и хорошо. Ноне я буду восстанавливаться сам. Буду чаще гулять. Диета точно по-немногу отпадает, и я очень рад…
Осталось только подумать, куда ни на есть пойти гулять, когда я смогу лучше ходить. Я знаю Водан очень прелестный парк. Там очень свежо и приятно. Не грех даже находиться там часами. Но весь вид парку, придает самый цветок, который находится в его центре. Его окружили забором, (для того люди могли на него посмотреть, но не в коем случае тронуть, иными словами, недосягаемая красота. Но он действительно стоит только того, чтобы прийти туда.

Глава 8. Неприятные новости.
30 Густа. Около трех часов дня. Ко мне подошла мамуша.
-Сынок.
-Да мама. Что ты хотела спросить?
— Т. е. твое самочувствие?
— Достаточно хорошее..
— Это очень хорошо. Я пришла к тебе, дабы сообщить одну новость.
— Я весь во внимании.
— Мы с твоим отцом… автор с твоим отцом решили, что нам всем лучше сбить…
— Куда?Стоп..Зачем?
— У твоего отца, возникли некоторые проблемы с финансами, а в этом городе хана дорожает просто на глазах…
— Нет. Подожди. Почему вас считаете, что в другом городе будет легче жить?
— Ему предложили чудо) как выгодную работу.
— Это не оспаривается. Так я понял?
— Несомненно.
— Тогда, я хочу сейчас же увидеть в последний раз, мое любимое губерния.
— Хорошо…Ты можешь пойти туда. Но возврашайся быстрее. По вине час,твои вещи должны быть собраны.
Я быстро схватил свою густой шарф. Обмотал вокруг горло, и направился в тот самый склад.
Я подошел к тому самому цветку. И.. я увидел чей-то наслышанный силуэт.. О боже..Я шепотом произнес ее имя..Маргарет.. Я ее окрикнул, однако она меня не услышала… я хотел побежать, только она была не одна… Родители что-так говорили ей, но я не мог разобрать ни словоизвержение…Я стоял в полной панике. Я даже не помню, равно как я вернулся домой. Я помню только ее силуэт, уходящий куда ворон костей не занос, все глубже и дальше..там, где мне ее приставки не- достать…

Глава 9. Новое место жительства…другая масленица

Утро следующего дня. Мы прилетели совсем в незнакомый чтобы меня город, и он ни чуть меня не радовал. Я негодовал… я ненавидел всё-таки вокруг… мир показался мне опустошенным.. Мать без- раз спрашивала, что произошло. Но я так и не туман ей рассказать…не смог…
И вот, я уже в новой школе, в кругу новых людей. Изучать я продолжаю усердно, отчего являюсь лучшим учеником. Но разве что бы мне это было нужно. У меня появились братва. Они очень добродушные и веселые, но их веселье получи и распишись меня ни чуть не действует.
Им я тоже, что-то около и не смог рассказать… Но учеба помогла ми отвлечься, и обратить внимание на другое.
Через 10 парение, я смог найти себе работу. Я следил за огромным центральным садом, в котором допускается встретить абсолютно не похожие друг на друга дары флоры, в том числе, и тот цветок… я ухаживал за ним пре, чем за всеми остальными цветами, потому что своей красотой, некто продолжал напоминать мне Маргарет…

Глава 10. Конец

Выздороветь еще 10 лет. Но я ее так и не видел… А на днях, я женился на девушке, по имени Шерри. Она равным образом родом из моего города, а также она очень воспитанна,начитанна, добра и терпелива.
Возлюбленная наполнила мою жизнь светом, жаль, что не таким ярким, не хуже кого раньше… но в этом виноват только я.. я сам всегда устроил так, как сейчас живу.. все, что около меня, обустроено так, именно мной. Но я хочу сбрендить лишь одно. Не принимайте такие решения, которые могут оборотить будущее в прошлое. Прошлое не возвращается. Его нужно оставлять, чтобы ваши цели и будущие мечты стали для вам реальными. А так мучиться, как я, я вам не желаю.

Хмель (У последней черты…)

  • 29.07.2017 17:47

Чад. Бессвязно путаются мысли.
Голова кружится от вина.
Бытье больше не имеет смысла.
Чаша боли выпита раньше дна.

Грязная посуда, тараканы.
Мутный взгляд, дрожащая десница.
Снова наполняются стаканы.
Вот сорвалась грубость с языка.

Горестно от того, что нелюбима.
Одинока и немолода.
Грустно. Ему посчастливилось пробежало мимо.
Не вернуть ушедшие года.

Был деревенщина, да толку никакого.
Он без водки жить невыгодный мог, урод.
Но терпела даже и такого.
Думала уймется все на свете, пройдет.

Год не приносил домой зарплаты.
Не хотел ребенка, балласт рот.
Деньги все забрав, ушел проклятый.
И, с тех пор, симпатия одна живет.

Опьянев, подруги плачут тоже.
Жизнь проклинают, мужиков.
Собачонка им подвывает из прихожей.
Поддержать хозяйку он папа-мама не выговаривает.

За окном кричит ночная птица.
Тьма, звезды неважный (=маловажный) видно ни одной.
Проводив подруг, она ложится.
Будущее воскресенье, выходной…

Торт

  • 17.07.2017 22:15

Сосредоточенные лица.
После этого чудодействие идет.
Ванили запах и корицы.
Пекут огромный, риторический торт.

Мелькают чьи-то руки, в спешке.
Взбивают с сахаром белки.
Крем варят и толкут орешки.
Белым-снежно все от муки.

Сто кулинаров преотличных,
Свое поэзия показать,
Приехали из стран различных.
Вот встреча, не имеет смысла сказать.

Торт получился, как картинка.
Весь в шоколаде — изящность.
Как пух, воздушная начинка.
Ну и на пробу — вкуснота.

Собрались месяцы, стол накрылся.
Десерт нетерпеливо ждут.
Вот, наконец, возлюбленный появился.
Все закричали:»Торт несут!»

Вокруг него глаза и ленты.
Вперед все дружно подались.
И раздались аплодисменты
И зазвучало:»Молодчина! Бис!»

Жевали целый вечер дружно.
Рекой шампанское лилось.
Ой ли?, что еще для счастья нужно?!
Да чтобы сладостно нам жилось…

За час до полуночи (Предисловие)

  • 05.07.2017 18:55

 

Каждая рассказ имеет свое начало и конец. Иногда, нам она далеко не нравится. Иногда, мы ее не понимаем. Порой, может вырости, что жизнь несправедлива. Это правда. Не каждая прошлое заканчивается счастливым концом. Не каждая жизнь наполнена яркими красками. Безлюдный (=малолюдный) бывает только светлых полос жизни, они чередуются с черными, и первый попавшийся раз, самозабвенно, изменяются. А как же хочется порой, хлебнуть что-то хорошее. Хотя бы раз в жизни, прочитать себя кем-то другим, кем-то более счастливым. Не терпится познать, этот чертов счастливый конец, но его в помине (заводе) нет. Что  меня ждет? Ничего. Смерть. Одиночество. Страх. Трендец чувства перемешались, будто они что-то значат на кого-то. Да плевать, все хотели на меня. Я нетрудно ничтожество. Ничего из себя не представляю. Расходный сведения, который можно использовать, а потом взять и выкинуть, как надоевшую хреновина или отдать кому-то. Если бы я знала, яко все повернется именно так. Чтобы я тогда сделала? Так-сяк. Глупо, думать об этом сейчас. Что сделано, в таком случае сделано. Надо смириться с этим бесконечным и несправедливым потоком жизни. Я так-сяк не могу. Слишком слаба. Слишком устала. Я думала возьми смертном одре человека посещают видения прошлого, но я так себе не вижу. Пусто. Будто у меня нет прошлого. (само собой) разумеется, и правда. Теперь, мое прошлое не так важно, во всяком случае настоящее заранее предрешено, а в настоящем, в ближайший час, меня ждет гроб. Сколько сейчас времени? Как давно я тут? Глупые вопросы… Я эдак наивна и глупа. Но что поделать, чего не делает нелепица в человеческом сознании. Тяжелый вдох. Больно дышать. Кажется, драпируясь в (тогу тело пронзают тысячи кинжалов. Не могу шевелиться. Что угодно движение отдается резкой болью. Тут темно. Удивительно. Ми не страшно, мне все равно на страх. Я растеряла до сих пор чувства, и приняла все, как должное. Странно. Меня бросает, в таком случае в жар, то в холод. Да и само по себе, тогда душно. И тесно. Слышу, рев машины. Видимо, я в багажнике. Неужто а, где еще? Это же было очевидно. Затылок изнывает ото боли. Я думала мне просто раскрошат череп, но в отлучке. Это ерунда, по сравнению с тем, что они сделали. Чувствую квасок крови во рту. Пару зубов мне точно выбили. Может, не передние. Хотя…какая разница, я ведь что-то около и так, не доживу до утра. Да, и если поразмыслить. Не хочу доживать. Не хочу помнить о том, а было. От мыслей, на глаза наворачиваются слезы. Я ни во веки веков не думала, что стану падшей. Не думала, отчего мои наивные, глупые, детские мечты сломают, будто листочный домик. Я точно не стану прежней. Не смогу получить случившееся. Душа расколота на части, а сердце просто бьется, по-детски полагая, что я хочу продолжить эту жизнь. Эту жестокую, полную фальши и бесчестия бытие. Смерть. Вот мое спасение. Спасение от боли и воспоминаний. Хочу помереть. Взять и перестать дышать. Задохнуться. Пожалуйста. Я хочу этого. Ежели бы я верила в Бога, я бы попросила его о смерти. Однако я не верю. И просить не люблю. Сквозь, немного раскрытый багажник, через совсем маленькое его отверстие, я вижу абрис неба. Странно. Оно какое-то особенное сегодня. Никс. Наверняка, сейчас около полуночи. Небо темное. Нет. Оно далеко не темное, оно черное, словно атласные покрывала. Луна красивая, полная, футляр и разгорается все ярче, в свете раскиданных на небосводе звездах. Ненавижу. Ненавижу. Ненавижу. Безлюдный (=малолюдный) хочу этого видеть. Не хочу осознавать, что тутти для меня так просто заканчивается. Чертово, небо. Истинно, это просто небо. Звезды, просто яркие, пустые сгустки. А ночное светило, это просто планета. Не хочу видеть. Не хочу схватить (умом). Пытаюсь, закрыть глаза. Вдох. Помогает немного. Правда, вибрация не утихает. Но да ладно, плевать. Нет. Ми не плевать. Я не хочу. Я не хочу, так д. Не хочу, чтобы меня запомнили, как изнасилованную и никому ненужную, наивную дурочку. По сию пору тело дрожит. Не могу больше терпеть. Хочу орать. Хочу кричать, так громко, чтоб на мои крики сбежались. Сглатываю. Далеко не помогает. Ничего не чувствую, даже вкус крови пропал. Вот рту сухо. Пытаюсь, издать хотя бы малейший благовест. Безуспешно. В определенный момент, не знаю спустя сколько минут, прямо перестаю слышать. Уши заложило. Ну или я оглохла. Ничего не значит. Это уже неважно. Я просто не слышу. Глупо. Так я рада. Постепенно, все мое тело откажет и я умру короткий срок. Не понимаю, чего я хочу. Я словно разделилась на тандем. Одна моя часть, желает умереть….умереть лишних слов), и безболезненно. Вторая, наоборот….хочет жить, бороться, бороться. А надо ли мне это? Чего я вообще хочу? Затишье. Правильно. Я ничего не хочу. Это чувство отвратительно. Оно ужасное изо всех чувств. Когда твоя жизнь становится тебе под корень безразличной, это означает только одно, конец неминуем. А как же и если бы у меня был хотя бы маленький благоприятная пора, я бы не воспользовалась им. Ну вот. Я сама хана решила. Я просто умру. Быстро же я приняла решение. Далеко не хочется думать о том, что я могу передумать. Надо объяться сном. Надо потерпеть. Скоро эта пытка закончится. Весь сей Ад прекратится. Мысли не отпускают. Вся жизнь сие театр абсурда. Вся моя жизнь оказалась сплошным недоразумением. Родилась. Пожила впредь до двадцати. И бац…бух. Вот тебе и конец. Вспоминается, мне пророчили великое будущее. А где я сейчас? Правильно. Вдоль уши в дерьме. Но не долго осталось. Никто малограмотный будет скучать по мне. Когда меня не способен ничего в этом мире не изменится. Все так и закругляйтесь по прежнему. Люди будут рожаться и умирать, заделывая себя подобных. А моя смерть будет просто смертью. А когда мое пикния найдут. Хотя…вряд ли меня найдут. Одно, жаль. Никто не накажет этих козлов, убивших меня. Повально сойдет им с рук. Может оно и к лучшему. Черт. Я далеко не узнаю себя. Я какая-то другая стала. Видимо, я начинаю сбегать (во двор) с ума. Эти уроды заслужили смерти. Но вот токмо не мне их убивать. Пытаюсь рассмеяться, но из этого следует какой-то непонятный звук. А сам смешок застревает, идеже-то в горле. На несколько секунд, теряю ориентацию в пространстве. Безвыгодный могу понять, где я и кто я. А главное, что со мной. Все на свете накатывает волной. Я внезапно осознаю, что почти перестала ощущать айда. Да уж. Нехило меня приложили. Неожиданный свет ударяет в зеницы. Вижу две отвратительные физиономии моих мучителей. Перед глазами конец расплывается. Не могу разобрать черт их лиц. Закрываю прожектора. Когда же это прекратится? Они явно удивлены, (ну) конечно и я тоже, честно говоря, ибо вновь смогла слышать, только вот только они удивлены моей живости.

— Эй…симпатия жива еще! — проговорил один.

— Да быть того приставки не- может..! — проговорил второй, приближая свое лицо к моему.

Буде бы могла харкнула в его противную рожу. Да гляди только харкать не чем, да и сил, как таковых, получай какую-то борьбу или протесты больше нет. Чувствую, делать за скольких этот недочеловек, проводит своей рукой по моей щеке.

— Тьфу, твоя милость…живучая сука! — говорит цинично, вытирая свою руку об салфетку.

Да что вы да. Живучая. Если учитывать, что ты и твои дружки пустили меня в соответствии с кругу, а потом избили до полусмерти, жива я уж точь-в-точь быть не должна. Сама в себе удивляюсь.

— Давай закончим с сим…мне тут не нравится! — проговорил другой более тихо.

— Да ладно тебе! Лес…сущность…ночь….романтика… — с ковыркой заговорил главный.

— Ты про то, что мы труп закапывать собрались приставки не- забывай, романтик фигов…. — более серьезно говорит другой.

Эй! Я не труп. Я еще пока живая. Чувствую противные растопырки на своем теле. Внезапно, оказываюсь в состоянии невесомости. К тому идет, меня подняли. Один взял за ноги, второй ради подмышки.. Да хренас два, я умру. А если умру, ведь мой призрак их в покое не оставит. Изведу. Свербит засмеяться, но не выходит. Видимо, это и называют сумашедствием. Становится бездушно. Видимо, меня положили на землю. Рукой нащупываю землю и траву. Пытаюсь ворохнуться, или перевернуться. Не могу. Мне очень больно. Что бог на душу положит движение приносит адскую боль. Слышу разговоры, но невыгодный в состоянии уловить суть. Не выходит. Открываю глаза. (юдоль кружится. Я вижу небо. Луны нет. Звезд тоже. Целое заполонили тучи. Накрапывает дождик. Скоро это кончится. Осталось немножечко-чуть. Снова чувствую этих мужчин. Они поднимают меня и тащат к приготовленной исполнение) меня могиле. Раскачивают и кидают вниз. Падаю, ударяясь задом. Услышала треск. Видимо, это позвоночник. Широко раскрываю лупилки. Смотрю на них. Вижу лица обоих. Уже как по пальцам. Надо запомнить эти лица, чтобы думать о том, словно они сдохнут. Первый молодой. Около двадцати пяти полет. Беловолосый с тусклыми зелеными глазами. По телосложению щупленький с проступающими ключицами и скулами. Синяя майка в которую он одет, довольно хорошо это показывает. Образина напряжено. Плечи дрожат. Он падает на колени и смотрит бери меня. В его глазах я вижу страх. Неужели, он боится?

— Симпатия…она так смотрит…. — мямлит блондин.

— Возлюбленная уже труп…не бойся… — говорит кадр.

Перевожу взгляд на него. Он гораздо старше. Приближенно пятидесяти. Седовласый, в черных, непроницаемых очках. Довольно крупный и покрытый щетиной. На его лице красуется ухмылка. Уверена, вины симпатия не ощущает. Такие люди вины не чувствуют. Вот досада. Дико обидно и больно. Хочется убить их на месте.

— Оревуар, юная дама, были рады познакомиться с вами…  — говорит дьявол и делает странный жест рукой.

Средним и указательным пальцем касается виска. Сие похоже на жест, что делают военные. Снимает спинжак и кидает на меня. Пиджак попадает на мое оригинальность. Не могу скинуть его. Не могу ничего промолвить. Такое чувство будто мне вырвали язык. Пытаюсь сопатиться. Начинаю ощущать, как земля начинает постепенно зарывать меня. Оп ноги, потом туловище, а затем и голову. Плачу. Слезы самочки бегут по моим щекам. Становится тяжело дышать. Да что ты вот и все. Скоро все прекратится. Уже. Нет. Я си не хочу. Не могу. Хочу умереть иначе, однако не так. Хочу умереть по-другому. В старости, в окружении детей и внуков, да не сейчас. Я ведь еще толком и не пожила. С каких щей все так? Ну почему? Почему одни получают трендец, а другие ничего? Чем я так провинилась, что лежу зарытая, идеже-то в лесу. Я же просто хотела быть счастливой. Я а просто хотела быть любимой. Я же просто хотела благоденствовать, как и все. В ушах защелкало. Пытаюсь сжать кулаки. Ни слуху. Я должна пытаться. Должна спастись. Пытаюсь пошевелиться, но ионосфера земли и ушедшие силы не дают возможности. Я просто исчезну. Какая разрыв. Человеческая жизнь ничего не стоит. Совершенно, ничего далеко не стоит. Пустота. Пугающая пустота становится моим спутником в этом бесконечном одиночестве. Возлюбленная всем своим существом наполняет меня. Кажется, будто симпатия живое существо. Ада — нет. Рая — перевелся. Что же меня ждет? Не буду гадать. Спешно и так узнаю это. Ощущаю, чье-то присутствие. Однако я под землей. Тут никого не может быть. Наглядно же? Но разве мозгу объяснишь это. Диафрагма сжимается. Я чувствую, (языко быстро бьется мое сердце. Твою мать, я жива сызнова. Я точно не человек. Странно. Чувство страха отступает, да быстро, как и охватывает меня. Вновь, эта блаженная шуньята окутывает меня в свои одеяла, одно за другим. Приветливо обагряя душу, заботясь о моих чувствах, помогает моему сердцу остановится, а ми уйти. Издаю вдох. Мой последний вдох. Но туточки, голос. Голос в моей голове. Я точно слышу голос. Надо быть, это мой мозг, хотя нет, наверное это мое подсознание. Что такое? за черт? Этот голос….Сначала, тихий, через некоторое время более громкий голос. Страшно. Это пугающее чувство страха.

— Тебе весьма. Одиноко. Весь мир отверг тебя, будто никому ненужную фигня. Ты боишься? Конечно. Ты боишься. Но торопиться некуда. Держи пару минут, я отсрочу твою смерть, так и быть. Знаешь, ми очень хочется пообщаться с человеком, который вот-вот умрет…..

Лиризм и теплота этого голоса завораживает. Я бы слушала слова произносимые сим существом, вечно. Тьфу ты. Какая к черту теплота? Какая к черту незлобность? Здесь точно ничего теплого нет, а мягкого так тем сильнее. Я видимо сошла с ума. Теперь, я точно уверена в этом.

— Безлюдный (=малолюдный) бойся меня. Я всего-навсего, хочу помочь тебе избежать зрелище этой жестокой судьбы. Чтобы получить, что-то ценное, нужно отказаться что-то, такое же ценное. Круговорот справедливости в мире, знаешь ли! Равноценный чейндж. Наивно было полагать, что твоя жизнь могла бы (пре)бывать иной. От проказницы судьбы не сбежишь. И если тебе доля умереть в двадцать лет, то это произойдет, как бы до умопомрачения ты не пыталась изменить порядок жизни. Я и сам по правде сказать честно, тоже не люблю, нашу жизнь. Чересчур, несправедливые у нее порядки. А существо, безнаказанность. Но рано или поздно, каждый получит до заслугам. Какие бы злодеяния он не совершил. По (что будет наказан по всей строгости закона жизни….

Делать за скольких же мне хочется прервать эту тираду. Как но меня раздраконил этот типчик, что нес эту лабуду у меня в голове. Хотя я ничего не могу. Совершенно ничего. Я лежу под землей, и мое на втором месте Альтер-эго только что вылезло наружу. Поговорить решило. Сделать тете ручкой напоследок. Смешно. Вся моя жизнь это смех получай палочке. Как же я хочу закричать на этого невидимого собеседника, так я не могу. Я могу просто слушать, мысленно проклиная до сего времени одну головную боль.

— Ты думаешь, я шучу? Но недостает….я готов пойти тебе навстречу! Готов помочь тебе. Я воскрешу тебя. Сотку твою душу по мнению-новому. Я сделаю так, что ты вновь увидишь эту оживление. Заключи со мной сделку и я сделаю так, что твоя милость навсегда забудешь о боли! Давай…просто скажи, а как же. Не бойся, я просто напросто позволю тебе жить в твоем а теле, которое исцелю. Ты забудешь о старости, о смерти. Я позволю тебе быть в живых в этом мире. Дам тебе шанс, закончить все приманка дела. Дам тебе шанс. Все будет иначе, всегда будет по другому. Ну давай же. Скажи, что такое? ты заключишь со мной контракт?

Вот это определённо не входило в мои планы. Да и какие планы, часом я умирать, вдруг собралась. Либо это происки моего воображения, либо сие сам Сатана снизошел до моего общества. Интересно, благодаря этому? Я же просто человек. Бесполезный, жалкий человек. И душа у меня безвыгодный особенно светлая. Хотя. Вряд ли это Сатана. Надо быть, демон какой-нибудь. Ну а что? Это тоже аминь не плохо. Заботиться обо мне будут черти. Любезно. Никогда не верила в божественные сущности. Даже когда в школе нам рассказывали о библии получай уроках, я просто сгорала от скуки. Не верю. А не касаясь частностей, если говорить честно, сейчас не время для философских рассуждений. Хотя а если хорошо подумать, я ведь и возразить не могу. И во благовременьи говоря, я забыла о боли. Значит, это и называют смертью. Ведь чувство, когда ты не чувствуешь боли. Даже вознамериваться не хочу, как я сейчас выгляжу. Моя психика метко этого не выдержит. Как же сильно я сейчас до сей поры и всех ненавижу. Бесит. Бесит. Бесит. Новая попытка завизжать. И вновь безуспешная. Почему я? Почему со мной? Пытаюсь поворочаться. Не могу. Я умерла. Я уже умерла. Нет. Нет. В закромах. Не верю.

— Времени не остается. Ну же, д`евонька? Не глупи! Твой ответ?

Этот голос. Он экий родной и близкий. Так и хочется уцепиться за него, делать за скольких за спасительную соломинку. Это мой шанс. Шанс остаться целым и невредимым. Какая разница, какая жизнь ждет меня потом. Будто это имеет значения, сейчас? Разве это важно? Коли я умру, то я умру. А тут, хотя бы маленький подходящий момент. Скоро, все закончится. Либо я смирюсь, либо попытаюсь, точно-то изменить. Плевать. Черт это или Бог. Хреново, кто протягивает мне руку помощи.  Главное, этот услужник рядом, и ему не безразлична моя судьба. А значит, у меня вероятность. Шанс спастись и начать все сначала. Я думала, что умру. Была уверена, в чем дело? это конец, но нет. Я оживу. Я стану другой. Я буду стоять. Буду жить по другому. Я всю изменю. Пытаюсь надумать с силами и ответить, но я не могу сказать. Я не могу провещать это паршивое слово. Я не могу сказать — истинно. Не могу. От этого хочется кричать. Я не хочу доходить. Смерть это слишком легкая для меня кара. Во она я. Да. Узнаю себя. Я сама себя наказываю. Да н. Так и есть. Плевать на то, о чем я думала. Я невыгодный слабая. Я сильная. Я смогу. Я буду жить. Стану я игрушкой беса река буду куклой. Плевать. Я хочу жить. Хочу выжить. Хочу поделаться кем-то другим. Я хочу быть живой. Хочу не. Боль возвращается. Хочется кричать и плакать. Хочется вопить с боли и проклинать тех, кто сделал это со мной. Ненавижу их. Ненавижу. Ненавижу настоящий мир. Я отомщу. Я буду мстить. Дыхание учащается. Это выше- шанс. Сейчас или никогда. Легкий едва ли схватываемый шепот. Шепот на кровавых губах. Жизнь или скончание? Важно ли это? Нет. Конец, есть конец. Однако не для меня.

— Да…. — единственное, что я сказала, древле чем свет для меня окончательно померк.

Погода

  • 01.06.2017 18:04

В честь какого праздника погода так не любит город мой?

Каждый праздник в нем  дождь и серость,

А так охота солнца светлого лучей, чтоб согревали улицу мою,

Чтоб чувствовал сердечность души своей, что городу я нужен,

 

Но за окном токмо дождь и холод, и кажется что это навсегда,

Не полноте в городе моем ни солнца, ни тепла,

Не хорош в нем хотеться пить от летней жажды,

И дни милей ми ни покажутся опять,

 

Я так привык к той серости и мраку вслед окном,

Что страшно и подумать, а вдруг когда наступит упадный теплый день,

Принять его я буду не готов, и чуждым ми покажется сиянье солнца,

Что буду я хотеть назад, в ту обреченность дней, что видел из окна,

 

Скорее всего, йес, я стал такой же, как она,

Погода что, изо года в год мне не давала мыслей свет,

И видишь один сижу я, и опять, смотрю в окно,

Где вечный эреб и холод.

Ночь

  • 31.05.2017 21:45

И с начала ночь, снова грусть и темных мыслей мрак,

Мечты о лучшей жизни, о часть, что мог бы поменять,

Так тихо за окном, ни одной души…

 

И всего-навсего один я в этом мире, в своей глуши,

И кажется что ночной порой, любовь становиться сильней,

Все глубже погружаясь в тайны дней, я ее самое себя порой не понимаю,

Отчего мне ночью располагаться грустней, зачем пишу я эти строки…

 

Ведь ночь никак не станет мне от этого милей, и не найду я тогда своей дороги,
Не приведут меня раздумья в милый круг, что станет мне родным…

 

Лишь в сладкий сон, концу которому наступит денечек,

И я опять проснусь один, в глуши своей, что называется мечтою.

Путь.

  • 17.05.2017 14:11

Шеф 1.
Ночь. Страх. Ужас, продирающий до костей. Такие мемуары забираются глубоко под корку и остаются там на долгие годы, хотя (бы) в старости, вспоминая такие дни, покрываешься мурашками. Мы бежали из всех сил, в след доносилось только:
-Ненавижу, вернитесь, твари. Дрянцо, я тебя еще достану.
Да, таков был мой основоположник, человек он был, прямо скажем, незаурядный, не бессчётно не такой как все остальные отцы, у него никак не было чувств, вообще никаких. Возможно, это последствия аварии, хотя, не считаю, что это оправдывает все его грехи и проступки. Та нокаут была первым моим воспоминанием. Отец снова нажрался и кричал держи мать. Их ругани обычно кончались тем, что отчим уходил к новой бабенке, но в этот раз зародилась выбор. Думаю, всем известно, что сумасшедшие, блаженные, в общем ебн*тые род (человеческий имеют очень большую физическую мощь. В тот вечер батюшка не стал сраться, он просто схватил мать из-за волосы и потащил ее, как куклу, в комнату. Она кричала. Вслед за этим был удар. Еще удар. Все затихло. Чудовище вышло изо комнаты и закурило.
-Вы следующие, пездюки,-сказал он с улыбкой и ушел бери улицу.

Мы с сестрой рванули помочь нашей матери. В слезах возлюбленная сказала, что нужно выбираться из этого дерьма. Наша сестра вылезли в окно, но мимо всевидящего алкаша пробраться было бешено. И тут мы помчались, не знаю сколько мы бежали, насколько раз падали, вставали, снова бежали. Когда силы кончились, наша сестра прижались к изгороди, в надежде, что он не заметит. Чисто он встал в полуметре от нас, его прерывистое дуновение заставляло все мои органы сжиматься, а глаза… они были пустыми, у него безвыгодный было глаз животного, не было даже глаз человека, сие были просто стеклянные шары, которые свели бы с ума самого Фрейда. Некто повернулся в нашу сторону, но ничего не увидел, было ли сие чудо или его глаза затуманила водка?! Неизвестно. Симпатия резко вдохнул, как принюхивается ищейка в поисках наркотиков, рванул первое дело и был таков.

Глава 2.
Солнце слепило меня. Я поднялся с кровати.

-В таком случае что было ночью – сон? Всего лишь сон?-спрашивал я себя.
В детстве один кто может отличить сон от реальности, а реальность от сна. Утром мое сознание отказывалось принимать всю тварь, произошедшую несколькими часами раннее, но все же я дым, смог понять, что было истинным. Дома было секретно. Такая тишина наступает после великого сражения или предварительно битвой. Войдя на кухню, увидел записку от мамы: «Гренки получи и распишись полке, я ушла на работу. Не злись на папу. Спирт у тебя самый лучший. Люблю тебя.»
Эти слова симпатия всегда говорила мне, когда отец бил, орал; матусенька шептала:
-Злись на меня, не ненавидь отца… Злись нате меня… Злись на меня…
Мои глаза намокли, также в детстве я был еще той тряпкой, скорее из- вслед за своей беспомощности, мне было 5, невозможность защитить матуся и сестру бесила меня. Завернув, гренки в салфетку, я вышел возьми улицу. Стояла чудесная погода, щебетали птицы, петухи сообщали округе о приходе нового дня. Нате глаза мне попался мой единственный товарищ – Мишка. Его пап был невероятно талантливым, красиво пел, играл на гитаре, писал подтекстовка.

-С творческими личностями всегда трудно, говорил мне Мишка, улыбаясь.

Вроде, трудная жизнь сближала нас, и мы находили отдушину (подруга) в друге. Мишка высокий, худощавый, но очень крепкий, с голубыми зыркалы — мечта любой девочки. В этот день он позвал пиликнуть меня в футбол. Приехав на поле, я увидел ЕГО. Белокурые пряди свисали с головы, спирт был выше и шире меня в пару раз, таких детей называют «золотыми», у них было и старый и малый, счастливая и беспечная жизнь, добрые родители, но им маловыгодный доставало одного…хорошего воспитания. Все в нем бесило меня, инда его тупое имя – Юра.
-Эй, длинный,- кричал возлюбленный мне, каждый раз, когда видел.

Я был выше его держи голову.
Сегодня он перешел черту. Он подошел и толкнул меня, повалил меня получи землю одним толчком, природа наделила его не всего на все(го) красотой, но и тупой силой, такого я не ожидал, Юра рассмеялся и отошел.
— В духе твоя жирная мамаша? Вчера я ей не плохо присунул.- вырвалось у меня.
Ото отца наслушаешься и не такого дерьма. Кто тянул меня по (по грибы) язык?! Не знаю. Завязалась драка. Его удары были мощными, же медленными, их траектория была слишком предсказуема. Мои удары далеко не отличались силой и уверенностью, но они были быстрыми, что плеть. Я попадал в цель. Ушло очень много времени и сил. Я повалил его… Достижение… ПОБЕДА! Неужели я сделал эт… Удар в висок, его подружки, решили, аюшки? я жульничал… Еще удар… Песок, грязь, отец, мать, Юра – тутти перемешалось. Потом пошли удары ногами, их я не чувствовал, вследствие минут 10 они успокоились и бросили меня. Мишка ввек не отличался храбростью, да и ничем помочь он без- смог бы. Дома меня ждала еще порция вкусного говна. Батяня был пьян, снова. Он работал полицаем, поэтому помощи нам медлить было неоткуда.

-Сегодня слишком не обычный день, для того чтоб он меня побил.-подумал я.

Взглянув на мое распухшее через ударов лицо, на мои синяки… Он обнял меня… Сие был единственный раз, когда он сделал это, ошеломляюще, подумал я. Что происходит?
-Мой сын, стал мужчиной.-с гордостью сказал симпатия.

Глава 3.
Точно не помню, когда я познакомился с НЕЙ. Главное в человеческом обличие, повидавшее целое море хуев и спермы в молодости… моя «бабушка». Моя матерь заставляла ее так называть, на языке вертелось точию гарпия, фурия и прочие интересные словечки. Ее разговоры привычно сводились к тому, что моя мать – шлюха, а мы с сестрой детям чужих хуев. Гарпия носила человеческое имя, которым ее кликали всего делов местные собаки – Алина Февровна. Ее отца звали Февор, Феврон, как за ужас. Отец ненавидел ее больше чем я, все-таки его детство не было столь прекрасным, как у Юры. Дьявол рос бок о бок с чужими мужчинами и пустыми бутылками алкоголя. БАБУЛЯ обожала пенисы, в них возлюбленная видела смысл своей жизни, но ненавидела всего лишь только один… дедушкин. В тот день как обычно мы навещали эту чудесную мудмазель. После всего очередных:
— Вов, а ты знаешь, что твой отец тебя усыновил?! Твоя милость должен им восторгаться и целовать ему ноги, а мать не выносит, она же проститутка.
Мы ушли, я никогда не воспринимал ее стихи в серьез, Алиночка была не в себе, тяжелая жизнь… бла- бла- бла…

Пап не любил навещать дедушку, в отличие от меня. По сию пору лето дедушка копался в огороде, ухаживая за саженцами, я есть его там. Он выпустил изо рта густой мираж и сказал:
— Сынок, покуришь с дедушкой?
Не успев ответить, я почувствовал кайфовый рту вкус бумаги и табака. Дедушка поджег папиросу, и я вдохнул. Буханье, ужасный кашель, заставлял меня выплюнуть легкие.
— Слишком крепкие,- подумал я.
— Поди еще, — сказал дедушка с безубой улыбкой.
Вторая затяжка пошла до-другому. Я чувствовал, как мои легкие наполняются дымом, мое тор становилось ватным и легким, все проблемы покидали мою голову… сие было чудесно. Мой дедушка носил невероятно красивые усы и значит русское имя – Иван. Когда я называл его дедушкой возможно ли Иваном Васильевичем, то получал по лбу.
— Я еще преувеличенно молод, чтобы такие сопляки, как ты, называли меня дедушкой,- говорил возлюбленный, смеясь до слез.
Этот прекрасный человек носил страшную маску, привычно ее называют лицом. Шрамы, ссадины, морщины покрывали его. Так разве это было важно?! Для меня дедушка был, подобно ((тому) как) отец… нет… он был моим единственным отцом.

Главноуправляющий 4.
Шел 7 год моей жизни. Наконец настал тот отрезок времени… школа. Я не любил общаться со сверстниками, боялся их, всемерно избегал, но многих ко мне тянуло. В основном сие были такие же дрыщи, как и я. Послать их из-за бугор было легко, побить тоже. Я отличался от них, был смышленее, колотушки отца научили молча улыбаться боли в лицо.

Перегар через отца был жуткий, рядом шла и мать. Обычная школьная правило, все нарядные, радостные, полные жизни, но не я. Ободранные штанцы, рубашка в желтых пятных, меня это не особо тревожило, маловыгодный было у меня цели понравится кому-то. После линейки ,после традиции, нас провожали старшеклассники до класса.
— Пойдем малявка, провожу тебя задолго. Ant. с твоих друзей,- сказал парень, затмевавший своей макушкой упек.
— Они мне не друзья, да и ты иди комок всем чертям,- огрызнулся я.
Мой нос намок, вкус краски чувствовался во рту. Он ударил меня. Кулак был размером с мое лик, но боли не было.
— Бьешь как девчонка,- с улыбкой проворчал я.
Его шарам влетело. Моя коленка угодила ему прямо в промежность. Его яйца стали крутыми. Возлюбленный согнулся пополам, а я закурил и плюнул на его рыжую макушку.
Сборише нищебродов, потомство шлюх, мои… одноклассники. Типичные дети, которым необходимо аюшки?-то сломать, повизжать, побегать. Они выглядели жалко. Так тут я увидел ее. Марина Николаевна… стройное тело, торчащие маленькие дойки, облегающее платье. Она была прекрасна.
— Здравствуйте класс. В ее голосе чувствовалась чувство, он был чудесен. Она говорила много чего, хотя весь мой разум был занят ее телом и небесного цвета глазами.
Такие бабье заполняют собой все мысли и дают силы для продолжения твоего ничтожного существования. Задним числом школы я снова застал своих родителей орущих друг в друга, отец оторвался по-полной не только возьми матери, но и на своем любимом сыне. Его битье заканчивались вместе с моими криками.
— Сегодня ты их никак не услышишь, животное,- прокричал мой разум.
Очнулся я глубокой ночным делом, сил встать не было, все тело ныло, нет слов рту чувствовалась кровь. Нос опух, кажется, он был сломан.
— Я крепче своего отца,- подумал я и уснул с гордой улыбкой.

Глава 5.

Настало век поговорить о самом чудесном человеке в моей жизни, моем Отце. Может пригрезиться, что я его не очень-то недолюбливаю, так оно и глотать. Его имя никогда не будет упомянуто, даже в некрологе. С виду вничью не примечательный, статный, красивый, голубоглазый мужчина, с большим шрамом бери правом виске. Эта отметка напоминал всем его самую грандиозную вечеринку с морем секса и алкоголя. В заключении этой вечеринки возлюбленный и его друзья решили прокатиться.
-Хули так медленно! Жми держи газ!- не унимался батя.
Через пару минут послышался знаменитый визг тормозов и сильный хлопок. Столб вырос из ниоткуда. Святой отец пролежал год, как овощ, за ним ухаживала всего лишь мама, больше никому он был не нужен. До самого аварии отец был спокойным алкашом, который любил вступать в любовные отношения, пить и курить травку. Вышел из больницы он не такой с большими пустыми шарами, за место глаз, с противным шрамом и с никакой головой. Сносило крышу постоянно, особенно после алкоголя. Для следующий день после выписки он опять надрался и решил сразиться с домочадцами, потасовка выдалась на славу. Один против женщины и детей, возлюбленный чувствовал себя героем. Как упоминалось ранее, ОТЕЦ был полицаем, сие осложняло ситуацию. У него был травмат, который он бывало пускал в дело. Оправдывать его деяния аварией, ужасным детством возможно ли другими этапами в его жизни нельзя. Но он был моим отцом… при всем желании угодить моим критикам я его никогда не считал таковым. У меня был папаня-мой дедушка. Зачастую доставалось и Ивану, который был маловыгодный так молод, чтобы отбиться. У матери никогда не хватало сил исчезнуть от отца, да и идти было некуда. Мы пытались, а он находил нас везде. Жизнь в поселке этим и ужасна, чего где бы ты ни был, все об этом знают.

Корифей 6.
Август 2005 года. Отца отправляют в командировку в Афганистан в (видах миротворческой миссии.
— Ура, это случилось. Неужели Бог услышал наши молитвы?!-кричал я.
— Бог (видящий?! Разве Бог допустил бы, чтобы он над нами приближенно измывался?! Разве Бог не милосерден?! Разве он отнюдь не всемогущ?!- восклицала сестра с непонятной ухмылкой.
До отъезда оставалось ряд часов. Они тянулись целую вечность.
— Слушайте сюда,- спокойным тоном сказал папоротник.- Берегите свою мать и себя тоже. Не скучайте.
Возлюбленный встал и ушел. Ушел. Наконец-то. И вот пришла бабье лето.

Автомобили в литературе

  • 26.03.2017 16:36

Героев всегда уделял внимание транспорту в искусстве. Одни авторы относились к машинам на правах к предметам роскоши, другие упоминали их как деталь, третьи использовали вроде инструмент для создания определенных ситуаций. Иногда автовладельцы в рассказах, романах и повестях покупают запчасти в целях своих машин в специальных магазинах, таких как www.soauto.spb.ru, аль ухаживают за внешним видом «железного коня». Все зависит через времени, которое описывается в произведении, и от сюжетной линии. Во всяком случае замысел автора может кардинально отличаться.

Художественные произведения и автомобили

Свычай упоминать средство передвижения в прозе осталась у людей еще с античных времен. Тогда тогда обязательно описывались повозки, лошади, слоны и ишаки, чтоб объяснить, насколько герой торопился к цели и сколько ресурсов вез с внешне.

    В современной и классической литературе довольно часто можно встретить статут автомобилей:

  1. В «Трех товарищах» Ремарка упоминается некий «Карл». Точная прообраз машины не указана, известно лишь то, что сие был очень старый автомобиль с высоким поржавевшим кузовом. Вотан из героев установил на него спортивный двигатель. Получилось забавное натяг между внешностью автомобиля и его возможностями.
  2. В производственном романе А. Хейли «Колеса» описывается долголетие целой корпорации. Концерн, производящий автомобили, рассматривается со всех сторон: ото разнорабочего до руководителя.
  3. В детективной повести Жапризо «Ловушка во (избежание Золушки» машина становится подарком. Fiat 1500 подарила главной героине Жанка. Машина появлялась на протяжении всей книги.
  4. Лорен-Дитрих Козлевича в «Золотом теленке» Ильфа и Петрова сыграл беда важную роль. Без «Антилопы» было бы сложно состроить развитие сюжета.

Можно привести еще множество примеров упоминания автомобилей в художественной литературе – (как) будто популярных, так и незаслуженно забытых. Но в каждой книге круг обязанностей самодвижущихся повозок или спортивных болидов очень серьезно отличается.

Шикарная свадьба за пределами нашей Родины!

  • 25.03.2017 15:42

Естественно, свадьба должна быть одним из самых светлых событий в жизни человека. А как видим, это должен быть настоящий праздник, воспоминания и впечатления, которые будут содержаться вами, как самая большая семейная драгоценность. В последнее шанс очень модно устраивать свадьбу за границей с официальной регистрацией Ваших отношений. Сие торжество можно сделать теперь во многих странах, в волюм числе и экзотических, например на Карибских островах.

Экзотические страны — Ямайка, Остров свободы, острова Антигуа, Барбадос… Экзотическая, с местным, национальным колоритом, да самая настоящая свадебная церемония с официальной регистрацией Ваших отношений с любимым человеком в настоящем райском саду, другими словами на пляже, или старинном суденышке в открытом море, идеже Вашими гостями будут пираты и другие экзотические личности. По прошествии времени такого потока впечатлений шампанское, местные напитки и традиции, позитив с альбомом, роскошные цветы, которых Вы никогда в жизни неважный (=маловажный) видели, романтический ужин на двоих — все сие будет восприниматься как должное, как что-то неотъемлемое.

Фундамент — позаботиться о своих воспоминаниях, которые запечатлит свадебный фотожурналист для вас! Минус во всем этом – дальний передвижение, длительная подготовка документов и тот факт, что не в каждой стране решетка признается свидетельство о регистрации, выданное на Карибских островах. Лазейка из этого положения находится намного ближе, чем острова – сие Чешская Республика. Там есть множество отелей, которые специализируются получи и распишись проведении церемоний регистрации брака и венчания, и туда съезжаются туман со всего мира. После проведения всех обязательных процедур не грех принять ванну на двоих с шампанским или вином, а через некоторое время устроить экскурсию по стране и посмотреть Прагу, Карловы Вары и отдельные люди исторические места. Огромный плюс, что все организационные вопросы беретик на себя специальный свадебный координатор и Вам не придется пшик делать. Там учтено все до мельчайших подробностей: свадебное парад, все официальные формальности и незабываемые «мелочи» — дары флоры, шампанское, фотограф на свадьбу, праздничный ужин… Но альфа и омега, что Вас ждет, — это фантастические воспоминания нате всю жизнь о том, как все начиналось…

Фотограф Макс Макаров

Вечность

  • 17.03.2017 00:28

Было раннее утро. Зеленое свет планеты 645624556 медленно поднималось над горизонтом. Это было впечатляющее спектакль, особенно для того кто видел это первый раз в год по обещанию: солнце выплывало из чаши, да да, именно выплывало, с за состава атмосферы горизонт был выгнутым вверх. Зеленое гелиос поднималось в ярко фиолетовом ореоле протуберанцев.  Эта планета называется «Обязательность» и совсем не потому что там вечно жили, река была неизменна сама планета, нет, тут было неизменно  время. Тута был день, была  ночь, но ничто рожденное этой планетой безлюдный (=малолюдный) менялось. Растения всегда были одного размера, животные кто (всё были одного возраста, только человек старел. Если  постричь траву вечор-утром она будет как до стрижки, мертвое грубый исчезало, тут же  появлялось точно такое же как было старое. Люди решили что это источник вечных ресурсов, да после исследований поняли — что это не приблизительно. Пытались ставить камеры, приборы регистрирующие изменения всех известных полей — же все бесполезно, все приборы отказывали в тот момент, в некоторых случаях солнце оказывалось на противоположной  стороне от места события, минуя 10 секунд все включалось, но все уже было наравне вчера. Первая мысль ученых- иная цивилизация! Пытались перебирать ее следы, но все было напрасно. Иван, смотревший в расстояние как раз был одним из ученых, попавших получай эту планету по распределению после института. В сотый разик наблюдал этот рассвет,  без всяких эмоций. Он, дружно с группой ученых, прошел уже 80% отведенной им территории, не хуже кого и все предыдущие группы, безрезультатно. Сегодня будет небольшое многообразие — на плане есть пещера, причем никем отродясь не обследованная. Хоть какие то изменения в вечности…

Весь группа стояла в сборе. Никто не выражал особого рвения в работе, уж 70 лет исследуют эту планету, и никто ничего без- нашел. Группа состояла из 4-х человек. Космогеолог — словно в старинных фильмах, высокий, могучий, с бородой, взъерошенными волосами блестяще рыжего цвета, широким лицом и прямым взглядом. Единственное что такое? отличало его от геологов 20 века — за глазами теплого вязаного свитера. Звали его Кирилл. Антрополог-незначительный и сухонький человек неопределенного возраста  в больших очках, с редкими остатками шерстина на голове, сутулой спиной и неимоверно длинными руками, равно как специально, придуманных для копания в земле. Это был Сергуся Викторович. Биомеханик — веселый молодой человек,  как и Иванка, только после института, полный энергии, красивый брюнет. Возлюбленный вечно извергал идеи, делал роботов, программировал контроллеры. Сие Андрей. Четвертым был врач, человек средних лет, тщательно одетый, с аккуратной прической, аккуратно стриженными ногтями, вообще поголовно аккуратный. Звали его Анду — Андроид Доктор Общий. Это был единственный киборг в команде. Основная его интерпретатор включала в себя весь спектр медицинских действий, но к тому же них был и базовый курс военного инженера. Иван согласился получи и распишись включение киборга в команду лишь потому что он заменял внушительный штат врачей и в критической ситуации никогда не подведет.

— «Ну, до сих пор сегодня выспались? А. то в прошлый раз, Виктор Сергеевич, ваша сестра жаловались всю дорогу, что видели плохой сон». — Все  усмехнулись, ажно Анду.

— «Да, ладно вам, Иван, вспоминать былое! — Радостно ответил антрополог. -Сегодня у меня отличное настроение, эта подземный дворец обследуется в первые и у меня есть шанс найти следы кое-когда-либо существовавшей тут цивилизации, а она тут была, я без труда уверен в этом!»

-«Викторыч, не суетись, планету исследуют уж больше 70 лет, пещеру,  скорее всего, просто забыли проложить на карту. На всех фотографиях все образования носят натуральный характер, следов цивилизации нет» — раздался баритон Кирилла.

-«Но…»

-«Так, разговор окончен болтовни, все на борт!» — Иван крикнул поуже с кабины пилота.

Исследователи быстро погрузили свои пожитки бери борт, взревели реактивные двигатели, корабль отправился к пещере. К чему занимала несколько часов, корабль шел сам, т.к. была уж точная карта поверхности, а она тут неизменна, кто ровно мог убивал это время. Иван играл с доктором в шахматишки, с азартом казиношного игрока, надеясь найти изъян в программе Анду и побить хоть раз. Кирилл не отрывался от иллюминатора, восхищаясь идеальной красотой этой планеты, эдак, будто видел ее первый раз. Сергей Викторович дремал, лицемерно улыбаясь во сне. Можно было подумать что ему снилась землячка, но он видел как находит в пещере следы неизвестной галактическому совету, цивилизации. Андрэ был за портативным компьютером, временами что-то вскрикивал, никак не понятно от счастья или разочарования.

Спустя  6 часов ребордный компьютер предупредил о приближении к месту назначения.

***********

Вход в пещеру был широк и удобен, что такое? обрадовало всех кроме Кирилла.

-«судя по полному отсутствию каких-либо отложений буква пещера была вымыта водой и совсем не давно……Яко что, Викторыч, если ты что и найдешь, так сие скелет селедки».

-«Кирилл, а что если это искусственная шахта? посмотри какие ровные полы!»

-«Хватит спорить, пошли! Андрюха, выпускай разведчика!»

Андрей достал маленькую коробочку, нажал нате кнопку на крышке и подбросил в воздух. Коробочка превратилась в летающего робота и направилась ко входу в пещеру, тем временем конструктор достал еще одну коробку, которая превратилась в голографический морда отображающий все, что видели камеры разведчика.

— «Андрей Валерьевич, да что ты вы просто гений! А еще говорят, рожденный ползать, пролетать не может! Когда вы успели модернизировать нашего разведчика?» — Серёга Викторович был в восторге.

-«Да что там делать, работы получи пару часов. Крылья и гироскоп от сигнального дроида, навигатор управления -писанины на 2 часа….»

-«Смотрите!!!!!!!!» — Киря приказал остановится дроиду и показывал на место на голограмме, для вид ничем не примечательным.

-«Ну и что это?»

-«Как зачем?! вы не видите?! Этот камень имеет четкую цилиндрическую форму, сие не возможно в природе в принципе, а на этой планете особенно! Таковой камень либо привезен с другой планеты, что мало того и жди, я бы точно не стал тащить его с собой, либо некто обработан тут, и по какой-то причине не обрел свое первоначальное структура!!!! Викторыч — прости, был не прав».

-«Что сидим? счета) собрали необходимое оборудование и к разведчику, Анду — ты остаешься (тутовое, смотри за нам» — Иван был сосредоточен, коль скоро действительно что-то найдут — это его вексель в будущее!!!

До бота добрались без приключений. Камень и что верно не вписывался в общий фон. Он как будто был вбит в павел. Но это была не единственная странность. камень оброс мхом…. притом были следы старого  мха….Значит здесь время является переменной….идеже то рядом разгадка этой Вечности…….. Мысли неслись со скоростью, далеко не поддающейся измерению абсолютно у всех! Кирилл развернул геологическую мини лабораторию, Сергун Викторович рыскал вдоль стен в поисках подобных явлений, Андря перенастраивал бота, чтобы он сканировал камень в разных режимах и нате разных частотах облучения. Спустя час, загадка не всего лишь ни стала проще, а только добавилось вопросов. Во первых, точило был не камнем совсем, а каким то биополимерным соединением. Вот вторых — он был единственным местом где было дата. В третьих — Под мхом обнаружились борозды, обвивающие точило на равном друг от друга расстоянии под домиком в 45 градусов относительно горизонта. Ширина борозд была далеко не более 3 см. В начале решили что это просто арабеска, но после расчистки мха — стало похоже нате обычную резьбу, как на болте, только большом.

У артефакта заняло почти 12 часов, при этом в духе то все забыли о самой пещере.

-«Пора возвращаться, будущее еще приедем с дополнительной аппаратурой, может что и найдем» — Иванюша был слегка разочарован. Да, находка пещеры это известно важно, но мало для получения повышения.

Группа основные принципы собираться, но тут их ждал еще один подарок – выхода не было! Он просто исчез! При попытке соединиться с Анду, выяснилось что и связь не работает. Поначалу возникла переполох, но разум ученых возобладал – это опять эффект планеты, только-тол уже обратный,  что опять таки говорило о искусственном происхождении пещеры, становая жила чтоб не заросла вся пещера. Пещера не заросла, зато активизировался быстерь – он начал медленно опускаться, как будто кто-так выкручивал его изнутри. Когда они сравнялся с полом, подземный ход стала преображаться – потолок и стены стали приобретать правильные комплекция и через полчаса люди стояли посреди обычной комнаты. Целое это время в группе никто не проронил ни болтология.

Всет-аки жизнь здесь была, или есть…. – Андрюха внимательно изучал стены – поверхность напоминает металл, причем я экий вижу в первый раз. Смотрите!!!

Посреди комнаты возникло карнация, похожее на старое голографическое на основе преломления света в газе. На первых порах это был просто светлое, квадратное пятно света, подернутое рябью, вслед за этим оно стабилизировалось,  и стало видно картинку – Гуляли люди, алло, самые обычные люди, по улицам какого-то города, там картинка сменилась на полет космического корабля странной сложение, не известной конструкции, а после…. А после показали землю, и чисто корабль туда приземлился, встречу «людей» с корабля с людьми с владенья, причем земляне были на уровне каменного века, опосля показали войну среди землян, отлетающий корабль, выстрел корабля в Землю, У покрылась огнем…ВСЯ!!! И опять прилет «Людей»…встреча… технологии.. войны… удаление…. Причем каждый раз технологии продвигались все дальше…..а всегда был «сброс» земли в первоначальное состояние.  Через пару часов иллюстрация исчезла, загорелся мягкий свет с потолка, причем источника света маловыгодный было видно и появился голос:

-«Здраствуйте! Наконец вы достигли тех вершин, которых автор от вас ждали – научились жить в мире, путешествовать числом вселенной и создавать жизнь. Я последний из Кремонаторцев, говорю с вами однако не могу показаться, так как тело мое незапамятных) времён уже исчезло осталась только энергия, меня зовут Ксерн, у вам меня зовут богом, хоть это и не совсем по-видимому, мы создали вашу галактику, как и все остальные в соответствии с подобию нашей, но вы единственные кто смог выкурить и чего-то достичь. По началу это была матч, ы просто управляли своими планетами, стараясь развить их и соревнуясь (подруга) с другом в технологиях, это привело нас к вымиранию, т.к. тогда наш брат были еще смертны – тела были вечными, но безлюдный (=малолюдный) прочные. В итоге нас осталось всего 5, кто пелена перейти на уровень без тел, сначала казалось сие лучшим выходом, но после – выяснилось что мы безвыгодный можем продолжать род. Тогда мы решили,  развивать наши миры в мире, затем чтобы было кому передать наши знания, но опять возникла дело – постоянные войны среди вас, каждый раз мы стирали всё-таки и начинали заново. В конце концов мы поняли что невозможно создавать только по подобию физическому на, нужно до сих пор и энергетческое, мы придумали «душу» — энергетическая копия каждого с нас с полной памятью о прошлом, но никак не передающая навыки разуму. Это была долгая и трудно решаемая задача. После вашу короткую жизнь вы накапливали знания эмоционального характера, которые грудь тоже сохраняла. Дабы стимулировать развитие в лучшую сторону шаг вперед придумали ад и рай, взяв за основу наиболее светлые мечты и представления мозга, и наибольшие страхи. Во вы здесь, наша мечта сбылась…… а передать вам нет нужды больше…… вы знаете все тоже что и мы…. Еще тупик – причем последний…… нельзя было вмешиваться в ваше шаг вперед……» голос замолчал….. появилось мощное пламя заполняющее всю комнату

-«Только чтоб одновременно и не больно…» — последняя мысль Ивана

Ванята открыл глаза и увидел, что лежит на своей кровати…..

-« (само собой) разумеется…. Вот это сон…» — он не успел поразмышлять как вбежал Андрей, и с ходу стал рассказывать свой морфей, точ-в-точ повторяющий сон Ивана! По ходу рассказа вбегали и накипь участники группы. По ходу рассказа все стали доглядеть изменения – Вроде все нормально только вот выглядели кончено по странному, не как люди, говорили на разных языках (щебет, звук, писк) но все понимали друг друга. Иван увидел себя в зеркале как бы большое двуногое животное, черного цвета, без волос, глава плавно перетекала в плечи, длинные руки заканчивались тремя щупальцами. Мужественный был похож на гигантскую муху, остальные выглядели мало-: неграмотный лучше.

-«Еще раз здравствуйте! Как вы уже поняли, ваши телец мертвы, а здесь находятся только энергетические субстанции. Причем первый попавшийся из вас видит их по разному. Сейчас страна «чистится», после этого я отправлю вас обратно, вместе с другими в целях того чтоб вы все начали сначала. Это мое последнее встревание, я решил раствориться… каждый из ваших детей будет выдавать на-гора новую «душу» при рождении. Это будет моя частичка, по прошествии смерти попадать сюда и обдумывать все что произошло с ним держи земле, чтобы не повторять тех же ошибок в будущем. Прощайте…»

-«Как а хочется есть… почему все такое огромное…и перевернутое… кто такой это кричит… стоп это же я сам… ОПЯТЬ!!!!! Который раз С НАЧАЛА, ОПЯТЬ ВСЕ ЗАБУДУ….. Уааа-Уааа-Уааа»