Наша проза, Статьи

Человек эпохи

zabotin

Херсон – починок корабелов

Невозможно представить историю нашего края без таких выдающихся исторических личностей сиречь князь Г.Потёмкин-Таврический, генерал-цехмейстер И.Ганнибал, генералиссимус А.Суворов, адмирал Ф.Ушаков. Они являются основателями Херсона, что в то далёкое время считался столицей Таврии, губернским центром огромной территории юга Украины.

В первую голову в Херсоне принялись создавать крепость, верфь и порт. Здесь а действовало адмиралтейство. Один за другим спускались на воду военные  корабли. Головным был 66-ти орудийный корабль «Слава Екатерины», построенный в 1783 году.

А вскоре Херсон, наравне город-верфь, стал сдавать позиции. Первенство перехватил Николаев, создавшийся уже позднее. Туда же переместилось адмиралтейство.

И понадобилось почти не два столетия, чтобы Херсон вернул славу города-корабела. За исключением. Ant. с сомнения, в этом была огромная заслуга Всеволода Фёдоровича Заботина.  Почти его умелым и энергичным руководством судостроение не просто возродилось в берегах Днепра, но и завоевало всемирное признание.  Современные, чудно оснащённые по последнему слову техники, суда строились никак не только для отечественного флота, но и на экспорт – в первый раз в Советском Союзе. Заказы от судовладельцев на херсонские танкера, сухогрузы, ледоколы, доки поступали изо таких высокоразвитых стран как Греция, Германия, Англия, Ниппон, Китай. Было сдано иностранным заказчикам 102 судна в двадцать стран таблица. Недаром Херсонскому судостроительному производственному объединению (ХСПО) в 1980 году был присуждён межнациональный приз «Золотой Меркурий». 

В 1969 году в горисполкоме принимается декрет о присуждении герба Херсона наилучшей продукции, выпускаемой в городе. И первыми заслужили сие высокое право суда серии «Славянск». С гербом Херсона держи борту находились тогда в плавании 24 сухогруза.

О Херсоне и херсонских корабелах знаменитость шла по всему миру.

Сейчас трудно представить, как на ХСПО в год строилось 12 полнокомплектных  судов различного будто, то есть в среднем одно судно в месяц.

Первая видоизменение – диверсия

Однако не всё так просто начиналось.

3 июня 1952 г. судосборщики завода заложили первую секцию будущего танкера. Первенец рос одно мгновение, на стапеле уже возвышалась громада корпуса длиной 145 метров, высотой 10 метров.

Накануне Нового года оставалось совсем немного… И вот случился драматический день – 29 декабря 1952 года. Этот чёрный первый день недели зарубцевался в сердцах и душах первых корабелов неизличимым шрамом. Наравне раз в этот день, на заре становления Херсонского судостроительного завода, произошёл взрывание на строящемся танкере.

О мощности взрыва можно судить после такому эпизоду: трёхтонный компрессор, словно пушинку, с палубы танкера закинуло бери стрелу подъёмного крана.

– Случай в судостроении уникальный, когда бери первом же строящемся судне столько жертв! Подобных трагедий малограмотный было ни на одной верфи мира, – утверждал Павлуха Михайлович Филиппович, проработавший 20 лет начальником стапельного цеха.

Чрезвычайное зуон имело одну версию: чей-то злой умысел. Только вскоре дело о диверсии отпало, всё оказалось намного прозаичнее – горести произошла из-за преступной халатности молодого газорезчика. Возлюбленный не отключил после смены шланги с ацетиленом, которые травили голубое топливо. И в результате – после первого же касания сварочного электрода к металлу – гром (аплодисментов) и неожиданные последствия…

Уже через три часа после трагедии прибыла с Москвы комиссия для расследования причин ЧП. Был да и министр судостроительной промышленности В.А.Малышев. За нарушение правил техники безопасности в производстве директора завода В.П.Горецкого сняли с должности. Вместо него назначили И.Г.Анацкого.

Умный обязал херсонских корабелов восстановить корпус танкера – за 10 дней. И подвиг закипела, люди трудились круглосуточно, вырезая искорёженные секции, заменяя их новыми. Заводчанам будь здоров повезло, что машинное отделение, где уже была смонтирована дизельная тенденция, оказалось неповреждённым.

Судостроители с честью выдержали трудный экзамен. 9 сентября 1953 г. основополагающий танкер с именем «Херсон» был спущен на воду – в свою родную стихию.

По (по грибы) первые девять лет существования ХСЗ – с 1952г. по 1961 г. – были созданы 31 наливное судно серии «Херсон».

Никто не станет отрицать, что существование (бренное) состоит не только из закономерностей, но и непредвиденных случайностей. 29 декабря 1952 годы в день взрыва танкера «Херсон» В.Заботину исполнилось 35 планирование. Думал ли он, что вскоре ему предстоит свою судьбу связать  с городом Херсоном и сидеть на Херсонском судостроительном заводе, которому так крупно далеко не повезло в начале его истории?..

Гарантия – слово директора

Жизнеописание Всеволода Фёдоровича проста и поучительна. Родился 29 декабря 1917 возраст в городе Николаеве – в семье служащего. Пятнадцатилетним парнишкой связал свою практика с судостроением: начинал рабочим-трубомедником. В грозовом, 1941 году, окончил Николаевский судостроительный институт. Во время войны служил  в 733-м стрелковом полку. Однако фронту требовались боевые корабли, и молодого инженера направляют получи и распишись судостроительные заводы – сначала в Астрахань, затем в Баку. Закончилась хазават, и в 1946 году Всеволод Фёдорович возвратился в родной город. В заводе имени 61 коммунара работал строителем судов, ответственным сдатчиком, начальником стапельного цеха.

А на хазе его ждала семья – жена Зоя и дочь Наталья, которая родилась в Баку.

Поженились Воля и Зоя в начале войны – 30 июля 1941 года. В настоящий же день судьба подбросила им символическую находку, после народной примете сулящую счастье и удачу. Идя из ЗАГСа, получи и распишись пыльной николаевской дороге они подобрали подкову. И сохранили её, несмотря ни на какие препоны, до конца своих дней.

Долгоденствие в Николаеве устраивала Заботиных во всём. Но в министерстве судостроения решили сообразно-другому и направили перспективного специалиста в Херсон.

Появление нового главного инженера в марте 1955 лета на Херсонском судостроительном заводе все восприняли безразлично: да что вы, вот ещё один новичок, посмотрим, на что возлюбленный способен… Но вскоре быстро изменили своё отношение к нему. Водя Фёдорович не бросал слов на ветер, любое начатое акция доводил до логического конца.

Предприятие только становилось сверху ноги: одновременно строились цеха и  выпускались первые свида. Трудности поджидали на каждом шагу. Однако они безграмотный пугали Всеволода Фёдоровича. Его отличало умение на лету соединять новое, прогрессивное, внедрять без промедления в производство достижения передового опыта. Отчего в 1961 году В.Заботин являлся единственным человеком, кто практически претендовал на пост директора ХСЗ.

Благодаря  неуемной энергии, неутомимости и целеустремлённости нового руководителя, станция легко сформировалось в завод-лабораторию, где осваивались новейшие методы сварки, современная методика, создавались новые виды продукции.

У В.Заботина удивительная память. Ни одна душа никогда не видел его с записной книжкой. А он помнил целое: факты, цифры, людей. Нередко случалось и такое: он сверх год напоминал о делах, про которые забывали даже тёцка, кого они непосредственно касались. Особенно доставалось нерадивым, им спуску с директора не было. С народом Всеволод Фёдорович не заигрывал – был прост и строг. Общепринято стиль поведения с подчинёнными диктуют обстоятельства. Одним достаточно серия слов, чтобы  поняли и добросовестно выполнили поручение. Другим требуется напомнить и раз, и два, и даже проверить, как идёт у них производительность. А третьи, как говорится,  мёртвого выведут из терпения: к таким требуется и власть употреблять. В.Заботин предпочитал иметь отношения с людьми неравнодушными, толковыми, безвыгодный бросающими слов на ветер. Сам он был хозяином своему слову. Сколько) (на брата  работник судостроительного объединения знал, если генеральный председатель сказал, значит, так и будет. У него не требовали письменных заверений, справок с печатями. Главной гарантией было глагол директора. Поэтому к нему было особое у людей доверие. Пообещал обосновать дом или детский комбинат к такому-то сроку – хоть не сомневаться: новоселья не отменятся.

Оправдал свою фамилию

Оперативный день Всеволода Фёдоровича начинался не с кабинета. На «Волге» объезжал огромную территорию завода, бывая получай новостройках, в цехах, где проводилась реконструкция, на стапеле – у строящихся кораблей. Что ни день посещал микрорайон Корабел, чтобы воочию видеть, как продвигается формирование жилья или школы. Всё подмечал своим зорким орлиным взглядом – положительные сдвиги, упущения, крайность. Затем в «зелёном» кабинете (так в шутку называлась скамья в тени деревьев около заводоуправления, где директор часто проводил импровизированные «совещания») исполнителям высказывались критические замечания, предъявлялись требования.

А на следующий день – всё начиналось вдругорядь. Объезжая на машине объекты, проверял, как устраняются грех, убеждался, что дело не буксует, не стоит в месте. В.Заботин, открыто выступая против суеты и показухи, отдавал привилегия кропотливой систематической работе. Большое внимание уделял человеческому фактору, делая ставку возьми своих заводских специалистов.  И поэтому, кроме учебно-производственного цеха, всеми силами поддерживал херсонские учебные заведения, идеже готовили корабелов-специалистов разной квалификации: профессионально-техническое школа №5, судомеханический техникум, филиал Николаевского кораблестроительного института. Всеволод Фёдорович завистливо относился к переманиванию своих кадров в другие организации. И это что и говорить: столько средств, времени, труда надо положить, чтобы подготовить стоящего специалиста, и сразу отдать его кому-то?!  Душа такого маловыгодный воспринимала.

Директор отдавал все силы делу, не считаясь ни со здоровьем, ни со временем, и с других того же требовал. Свой коллектив он заставлял работать, что называется, на износ. Приходилось и в две смены делать, и сверхурочно, и в выходные дни. Да и за отпуском положенным что в порядке вещей было сделать несколько заходов: «Сначала выполни это, сдай подобный-то объект, а там будет видно…» – отговаривался В.Заботин. При всем том, как ни странно, такое его отношение к людям находило ухватывание… среди самих людей. Ведь результаты труда возвращались к ним самим – полностью. И эти результаты – налицо. Вот вырос чудо-город получи и распишись месте бывших плавней, весь в зелени, с максимумом удобств для того проживания и отдыха. А на берегу Чёрного моря, в Лазурном, возник оазис – Вотан из лучших пансионатов в Херсонщине.

В.Заботин вкладывал душу в в таком случае, чем занимался всю жизнь. Он постоянно заботился о трудящихся, образуя для них условия для нормальной работы, полноценного отдыха, укрепления здоровья.

– Известные человечество часто заменяли свои фамилии псевдонимами: Улья­нов стал Лениным, Джугашвили – Сталиным, Скрябин – Молотовым… Все­володу Фёдоровичу сие было не нужно, он оправдал своей жизнью фамилию предков – Заботин – заботой о трудовом человеке, – скажем высказался о генеральном директоре Сергей Гаврилович Лобов, главный конструктор отдела капитального строительства ХСЗ.

К решению сложных проблем В.Заботин подходил часом неординарно. Вот лишь один показательный пример. Быстро строился микрорайон Корабел. Судостроители вселялись в жилые на хазе. Вместе с Корабелом подрастало молодое поколение, детишкам требовались детские сады, школы. Первая построенная киношкола № 9 уже действовала, но мест для учеников не хватало. Возникла срочная водопотребность в строительстве ещё одной школы. Однако денег на неё маловыгодный выделили. 

А далее рассказ Раисы Ивановны Чепцовой, председателя ветеранской организации ХСЗ, насчитывающей побольше тысячи ветеранов.

– Он направил меня и Людмилу Анисимовну Рослякову, корреспондента газеты «Судостроитель», в Совет советских женщин, который возглавляла Валентина Терешкова.

«Вы, прекрасный пол, быстрее между собой всё решите, – напутствовал нас Вова Фёдорович. – Имя и авторитет Терешковой много значат, пусть возлюбленная поспособствует через Министерство судостроительной промышленности о выделении денег бери новую школу…». Встреча с этой легендарной женщиной длилась мало, но была плодотворной. Она очень внимательно выслушала нас. Да мы с тобой ей показали фотографии Корабела. На снимках жилые на дому утопали в зелени, вокруг детских садов, игровых площадок – дары флоры. Заодно подарили ей фотографию судна «Валентина Терешкова», построенного получай нашем заводе. «Это просто замечательный подарок, – растрогалась первая отроковица-космонавт. – Уверяю, буду решать вашу проблему обязательно…».

Через малое время на завод поступили деньги для строительства школы № 3, которая в настоящий момент уже в статусе гимназии и  носит имя В.Ф.Заботина.

Град в плавнях

5 ноября 1967 года… В этот день строители забили первую бетонную сваю перед фундамент будущего жилого дома. Она была своеобразным восклицательным наслышан в призыве «Здесь будет город корабелов!». Микрорайон рос получи глазах, и вскоре за ним утвердилось название – КОРАБЕЛ.

Многим известны суесловие М.Ломоносова о том, что Россия будет прирастать Сибирью. Менеджер ХСЗ В.Заботин, когда принималось непростое решение о местонахождении города судостроителей, произнёс фразу, ставшую исторической: «Херсон кончай увеличиваться за счёт плавней!..».  Все другие варианты были отвергнуты. «В обжитых кварталах начнёшь возводить. Ant. разрушать дома, старые постройки будут мешать, придётся их разрушать, людей переселять в новые квартиры. Так мы своих заводчан николи не обеспечим жилплощадью…» – здраво рассуждал В.Заботин. В пользу расположения жилого массива сверху острове, неподалёку от судозавода, приводились и такие аргументы: эвенту без проблем добираться на работу, чистый речной атмосфера, прекрасная питьевая вода из артезианских скважин… Забота о здравие трудящихся в то время была не на последнем месте.

Жилмассив Корабел, вследствие неустанному вниманию В.Заботина и стараниям самих жителей, хорошел бадняк от года. Он стал одним из престижных районов Херсона. Хотя многое из того, что так выгодно отличало Корабел ото прочих спальных районов областного центра, – в прошлом. Утеряно прямое его установление – быть городом-спутником при Херсонском судостроительном заводе. Пока большинство жителей спешат на остановки общественного транспорта, а никак не на заводские проходные. Ибо завод не в состоянии покрыть всех работой.

Удручает и то, что с каждым годом хиреет чужой облик Корабела. Зелёный наряд его ветшает: старые деревья отживают своё, а новые насаждения случаются редко. К тому же демонтирована поливочная система, которая являлась жизнеобеспечивающей пользу кого зелёных насаждений. Неблаговидная участь постигла и малые архитектурные фигура. Заборчики, ограждающие зелёную зону вокруг домов, исчезли. Скульптурная деисус деревянных гномов возле торгового центра уничтожена. «Ракета» бери подводных крыльях – символ Корабела – порезана на металлолом. Кинотеатра «Мир» в отлучке как такового.

– Нельзя сказать, что жители острова отрешенно взирали на эту разрушительную картину. Были коллективные обращения к городским властям с требованием сойтись по рукам расхитителям общественного достояния, – делится воспоминаниями С.В.Комиренко, руководитель благотворительного фонда имени В.Ф.Заботина. – Теперь другому поколению предстоит постоянно восстанавливать и в первую очередь – зелёную зону…

Сейчас Корабелу – 50 парение. И думается, будь жив Заботин, от него бы многим нагорело по первое число.

Миссию выполнил

Вся трудовая век Всеволода Фёдоровича Заботина посвящена судостроительной промышленности, которой дьявол отдал 55 лет. Из них четверть века был директором Херсонского судостроительного завода и генеральным директором Херсонского судостроительного производ­ственного объединения. Ему присвоено статс-секретарь Героя Социалистического Труда, он – лауреат Ленинской и Государственной премий. Достодолжный машиностроитель Украины. Почётный гражданин Херсона.

В октябре 2005 возраст возникла идея создать благотворительный городской фонд имени В.Ф.Заботина – числом инициативе нынешнего его председателя С.В.Комиренко.

– Мы обязаны приходить на подмогу память о нём постоянно, – считает Степан Васильевич. – Ещё п, начиная с  1994 года, мы стали проводить соревнования по части волейболу на Кубок имени В.Ф. Заботина. Поначалу в поединках  принимали фигурирование только ветеранские команды из Каховки, Голой Пристани, Херсона. Задавали звук волейболисты, отличившиеся в молодости в крупных соревнованиях. Встречи проходили с хорошим спортивным азартом, волейболисты выкладывались задолго. Ant. с конца. Поэтому игры вызывали немалый интерес у зрителей. Сосуд имени Заботина проводится, как правило, накануне дня рождения знатного генерального директора. И каждый год. Причём, с каждым годом желающих участвовать в играх становится хана больше. Кроме местных команд из Скадовска, Чаплынки, Голой Пристани, Херсона, следовать приз ведут борьбу волейболисты Николаева, Одессы, Кривого Токосъемник, Энергодара. Состязания на Кубок Заботина приобрели уже всеукраинский размах. И, пожалуй, вскоре Херсон снова может стать «законодателем моды» в волейболе…

Вследствие Фонду имени В.Заботина возрождается спортивная жизнь в микрорайоне Корабел. Стадион – один из лучших в Херсоне. И недавно юные футболисты провели сверху нём турнир на приз В.Заботина.

Кроме того, около содействии Фонда вышло уже четвёртое издание книги «Жизнь высшей пробы», посвящённой выдающемуся херсонцу. Сие говорит о том, что такая литература востребована среди земляков, обходительно относящихся к Всеволоду Фёдоровичу. А для молодёжи его биография может превратиться в лед достойным примером.

Возле гостиницы «Бригантина» в сквере стоит ригведа В.Заботину. И к нему тянутся ветераны-корабелы, молодые мамы с колясками, в которых, может, подрастают будущие судостроители.  

Заботина без всякого преувеличения не запрещается считать человеком эпохи. Такие, как он,  рождаются присест в сто лет. Есть расхожее мнение, что каждый особа в жизни должен посадить дерево, построить дом, воспитать сына. А Заботин построил значительный микрорайон Корабел, который по его настоянию был отнюдь не только озеленён, но и поливался ежедневно! То же разрешено сказать и о здравнице в Лазурном, на берегу Чёрного моря, похожей бери оазис. И воспитал Заботин, как детей своих, бессчётное одиннадцать корабелов! Так что миссию свою он выполнил неважный (=маловажный) просто сполна, а сверх меры.