Chuck Wendig “The Damn Fine Story”

   Без рубрики

Чак Вендиг чуть недавно стал известен русскоязычным читателям – после того, в качестве кого вышел перевод его популярной книги “250 дерзких советов писателю”. Воспоминания эта, как и стиль Вендига в целом, отчасти напоминают Чака Паланика (да и только ли зацепки в том, что они тезки?) – ведь есть очевидные вещи подаются банально резко и сурово, а подчас и совершенно невыносимо. Я сама читала советы Вендига довольно издревле, еще в оригинале – и это именно он был первым, кто такой четко произнес со страниц печальную, но вечную истину: “Коренной черновик – всегда дерьмо”. Потом я встречала ее у других авторов, же не так часто – не каждому подобное утверждение может замаячить мотивирующим, скорее наоборот.

Меня, кстати, мотивирует, еще вроде.

 

В конце 2017 года у Вендига вышла новая книга, которую я тута же побежала читать (даже предзаказ на Амазоне делала). Ми его стиль совершенно не мешает, на самом деле ругательств и невыгодный слишком живописных аналогий там не так уж более чем достаточно.

А книга, между тем, совершенно замечательная.

Она, как и многие, мало-: неграмотный про четкую структуру – но и совершенно точно не как про мотивацию. В ней Чак рассуждает об общих моментах, касающихся кто хочешь книги. Совершенно любой. Объясняет, показывает на известных примерах, наподобие, что и почему. Но самое полезное в книге – это Миросозерцание.

Да, Чак Вендиг осмелился вывести свои правила, следование. Ant. нарушение которых должно помочь любому автору написать, как отмечено в заголовке, Чертовски Отличную Историю.

Что же это после правила?

Правило первое: История – это рассказ о нарушении статуса кво. 

Простейшая раздумье, но я редко встречала, чтобы ее выражали так метко. Ваша книга – она всегда о том, что нечто изменилось. Наворот, герой, мир, все вместе. Что-то пошло отнюдь не так. Что-то исчезло или разладилось. Но самое сущность в другом: нет нарушения статуса кво – нет истории. (ввертывать не о чем. Все идет, как должно идти. Земной шар вертится, люди рождаются и умирают.

В самом начале, планируя свою историю, виновник должен начать с вопроса: “Что изменилось?” Вследствие этого ситуация уже никогда не будет прежней?

Правило на втором месте: Персонаж – это все.

Очень спорное для многих санкционирование. Есть авторы, которые с пеной у рта доказывают, что дух – идея, а какая марионетка будет исполнять партию – неважно. Глотать авторы, которым так дорог придуманный мир, что они могут заложить туда кого угодно, даже Санта Клауса. Но нате самом деле Вендиг прав.

Потому что в этом центр чтения (художественной литературы). Мы – люди, и читаем мы изо чисто эгоистических побуждений. Нам нужно зеркало, пример на подражания, нам нужен кто-то, похожий на нас – неужели наоборот, максимально непохожий, кто-то другой. Мы хотим выпить до дна чашу чужой опыт, прожить чужую жизнь, не вставая с кресла. Несомненно, персонажи не обязаны быть людьми – пусть это будут пришельцы с Нибиру. Так все равно мы будем оценивать и проецировать, и если они без- будут двигать историю, переживать, бороться или страдать – неважный (=маловажный) будем переживать и мы. 

На эту тему еще одна отличная цитирование от Вендига: “Сюжет – это не что-в таком случае внешнее. Он рождается непосредственно людьми на страницах”.

Статут третье: Маленькая история всегда важнее большой истории.

Сие Вендиг к чему? К тому, что даже если вы расписываете великую войну в среде империями, гибель городов и цивилизаций, может быть даже космические баталии – читателя неизменно будет интересовать история конкретного персонажа. Или нескольких. Их собственная малышка, и даже возможно ничтожная на общем фоне история. Потому-то что всю перспективу охватить трудно – и потому что, в конце концов, как хочешь второе правило. Сопереживать персонажу гораздо легче чем сопереживать империи.

Раньше тем, как рассказать о четвертом правиле, небольшая справка о фолиант, как Вендиг советует работать со сценами. Точнее, какими судьбами, по его мнению, должно быть в сцене:

– В сцене всякий раз есть персонажи

– В сцене всегда есть цель

– Персонажи в сцене веков) имеют свою цель

– В сцене всегда есть проблема

– Театр всегда имеет начало, середину и конец

– Сцена должна приступаться как можно позже

– Сцена должна заканчиваться так, воеже нам хотелось читать дальше

– Сцена работает как недурно, только если у аудитории есть вся необходимая информация.

Угодничать, почему это все круто и работает, можно долго – (вследствие читайте книгу или задавайте вопросы, расскажу по пунктам.

Стало быть, четвертое правило: Главные задачи истории располагаются в следующем порядке вдоль важности: 

1) Заставить аудиторию чувствовать

2) Заставить аудиторию думать

3) Рассеять аудиторию.

Поистине философская глава, я могу только предоставить на каждого решать для себя. Пожалуй, я с Вендигом склонна согласиться – да не скажу, чтобы такой порядок был легко достижим.

Распорядок пятое: пиши о том, кто ты есть.

Это симпатия вовсе не о том, что надо писать о том, почто знаешь. Скорее, он об искренности. Не пытаться книгу), как кто-то еще. Не пытаться делать редакция, что на самом деле ты кто-то во всех отношениях другой. Писать так, как ты чувствуешь (но не грамотно и соблюдая остальные правила). И тогда получится отлично!

Последнее предписание: Истории важны.

Это вот такой пафосный финал, если нет хотите. Вендиг пытается сказать, что истории окружают нас повсюду. Влияют сверху выборы, на экономику, на нашу повседневную жизнь. Они куда угодно и их влияние – неоспоримо. И поэтому мы продолжаем их кропать. Потому что это – важно.

В общем, как вы поняли – книгу рекомендую, Вендиг получай высоте. Кто знает, может у нас ее переведут, крата уж взялись за него. Я была бы точно отнюдь не против!