Дари радость

   Без рубрики

 radost 2

Сергей сделано час бесцельно мотался по городу…. Сорвавшись из дому дальше звонка Ларисы, он не мог успокоиться….

Перед глазами мелькали улицы, городские кварталы и снежок… Снег под колесами, снег на обочинах, снег, витающий в воздухе…

Никуда не скрыться от этого белого пушистого уроды, как и от слов бывшей жены.

– Алиса отнюдь не приедет к тебе на новый год, и вообще, пора бы тебе разгадать, что у нас своя жизнь, и в ней для тебя да и только места.

Сумерки зимнего утра подчеркивали многочисленные мерцающие огни новогодних гирлянд.

– Ненавижу Новобранец год! – Сергей решительно направил машину к выезду из города.

Держи одной из узких улочек окраины Сергей, погруженный в домашние невеселые мысли не сразу сообразил, что метнулось подо колеса его машины – то ли поземка бросила малость снега, то ли живое существо перебегало дорогу. Симпатия резко вывернул руль влево, машина послушно свернула с накатанной колеи и нерасторжимо увязла в сугробе. Сергей сделал еще пару попыток выходить из плена, но снег плотно окружил машину.

Кобел огляделся – улица пуста, за полузанесенными снегом заборами видны крыши с вьющимися надо ними дымками.

Сергей попробовал открыть дверцу, но пороша снаружи не позволил ему это сделать.

– Вот тебе и Ненадеванный год! – вздохнул незадачливый водитель и опустил голову на рычаги, обхватившие руль.

Вдруг дверца со стороны пассажирского сиденья открылась и в машину, впустив морозное туча, влез старичок. Старенький, местами потертый тулупчик непонятного цвета (знать, когда-то он был белым), видавшая виды финка-ушанка, одно ухо которой торчало вверх, были припорошены снегом, кто почему-то и не думал таять в тепле машины. Покряхтев и поерзав, дьявол устроился поудобнее и только потом поднял глаза на обомлевшего Сергея.

– Застрял? – ухмыльнувшись в седые усы, проговорил свадебщик.

Сергей, молча, кивнул, приходя в себя. «Откуда взялся в пустой улице этот старик?» – мелькнула мысль.

– Лыжи сломались, – как будто в ответ произнес гость и спросил, – новый год равным образом в сугробе будешь встречать?

– А чего его встречать? – Высокочтимый сглотнул комок, подступивший к горлу, – ненавижу новый година.

– Вот даже как? – старичок смотрел строго, – а хочешь, я тебе объясню, с какой радости ты так не любишь этот праздник?

– Откуда ваша сестра можете это знать! – не глядя на гостя, воскликнул Серый.

– О, поверь, я много чего знаю, – улыбнулся странный засидчик, достал из-за пазухи пушистые белые рукавицы, которые в лоск не гармонировали с тулупчиком и шапкой, и одел их на щипанцы.

Потом сложил ладони пирожком и, что-то пошептав, дунул нате рукавицы. С них поднялась стайка снежинок, которая покрыла лобовое лупа.

– Ты всегда на новый год получал подарки, какие желал!

Получи и распишись стекле, вернее, на снежинках его укрывших, как получи и распишись экране замелькали кадры – вот маленький мальчик принимает изо рук отца коробку с железной дорогой, на следующей – истинный футбольный мяч, потом – коньки и клюшку…

Картинки мелькали как бы в калейдоскопе, а Сергей смотрел на них заворожено.

– Потом твоя милость перестал получать желаемое.

Появилась всего одна картинка – оголтец держит в руках свитер и плачет, рядом сидит, понурившись, мамка.

– Не могла мать дарить тебе дорогие подарки, задним числом ухода отца. И ты возненавидел новый год.

– Да, я…

– Помолчи, я мало-: неграмотный всё сказал, – перебил Сергея старик, – твоя милость всегда ждал, что тебе кто-то устроит празднование, а ты сам кому-нибудь в своей жизни устраивал триумф?

– А Лариса с дочкой? – прошептал мужчина, понимая, что гость прав.

– Твоя милость относился к ней лишь как одариваемый, а не даритель! Гляди она и ушла, и счастлива в новом браке.

– А как же я? В духе мне жить?

– Неправильно ставишь вопросы! – старик убрал вслед за пазуху рукавицы, снежинки на лобовом стекле пропали, – вона я сейчас тебе покажу другого мальчишку. Смотри.

Гость прикоснулся ладонью к стеклу, и бери нем появилось изображение как в телевизоре, только без звука.

Двое мальчика старательно мастерят из бумаги и фольги новогодний фонарик. Вона друзья идут домой – один спрятал свою поделку в должность министра, другой размахивает ею, ловя снежинки. Невозможно мальчишкам войти мимо горки! Миг, и портфели лежат возле ступеней, а авоська и нахренаська с удовольствием скользят по ледяной глади. Ещё миг, и увал опустела, лишь остался лежать на снегу забытый фонарик. А другой торжественно вручен маме, лица и сына, и матери светятся ото счастья. Экран померк.

– Это ты помнишь? – тихо спросил Сергея в преклонном возрасте).

– Такая мелочь….

– Это не мелочь! Это желание поклониться радость! Жаль, что ты не умеешь дарить праздничное настроение, – сочувственно проговорил старичок, – потому и праздника неважный (=маловажный) любишь! Но ты еще можешь всё изменить, а интересах этого нужно вернуться в город, пока не поздно.

– А значит «пока не поздно»? – Сергей удивленно взглянул получай гостя.

– Поймешь в свое время, – старик лукаво улыбнулся, – заводи!

– Поддер придётся, увяз в сугробе сильно, – огорченно проговорил Сережка.

– Это мы сейчас поправим, – гость снова достал белые варежки, одел их, пошептал и хлопнул в ладоши.

В тот же пора Сергей ощутил, как машина мягко высвободилась из снежного плена, поднялась по-над дорогой и опустилась на колеса, развернувшись в сторону города.

Гуля вздохнул, погасив удивление, и завел машину.

Весь путь впредь до центра он размышлял над словами и поступками неожиданного попутчика.

– Во тут на площади высади меня, – услышал дьявол просьбу и, остановив машину, взглянул на пассажира.

От неожиданности Сергейка даже протер глаза – на месте невзрачно одетого старичка сидел самый истовый Дед Мороз! В расшитой блестками красной шубе, отороченной белым мехом, в красивой белой шапке с красным верхами, с палочкой в руках, которая выросла до размеров посоха, часом старик вышел из машины.

– Ах, да, чуть безлюдный (=малолюдный) забыл, – заглянул в салон Дед Мороз, перед тем (как) будто закрыть дверцу, – вот тебе от меня дар. Ты ее спас на дороге, съехав в сугроб.

Кощей тряхнул рукавом, и на сиденье прыгнула белая пушистая кошечка.

– А немедленно поторопись, и машину поставь у сквера, – необычный старик улыбнулся и захлопнул дверцу.

Сергий еще какое-то время наблюдал, как Дед Трясучка идет по площади, как его окружают и дети, и старшие, общее настроение радости коснулось и его.

– Ничего себе казус, – улыбнулся Сергей, отъезжая от площади.

Припарковав машину только-только дальше от дома (как советовал Дед Мороз – у сквера), Сергуня посадил за пазуху кошечку и протоптанной прямо по газону тропинкой езжай домой. Его внимание привлек звук, донёсшийся из-из-за большого куста барбариса. Обойдя его, Сергей увидел сидящую в снегу плачущую девчушку лет семи.

– Привет, – присел возлюбленный перед ней, – ты чего сидишь тут одна, плачешь?

– Мальчишки с горки столкнули, я к себе пошла, а нога болит, не могу идти, – снова горше заплакала девочка.

– Не плачь, смотри, кто у меня очищать, – Сергей достал кошечку и протянул девочке.

– А как ее зовут? – насквозь слёзы улыбнулась она, прижимая к груди пушистика.

Сергей опасливо поднял девчушку на руки.

– А ты можешь дать ей репутация, я с ней ещё не успел познакомиться, – улыбнулся дьявол, направляясь к машине, – сейчас мы с тобой поедем в больницу и увидим, что с твоей ногой!

– Ты доктор? – услышал Сергей положение.

– Точно. Самый главный доктор по ногам и рукам!

Сомнительно, чтобы не задеть больную ногу, Сергей усадил малышку сверху заднее сиденье.

Все время, проведенное в больнице, девчушка никак не выпускала из рук кошечку и мужественно терпела и болезненный досматривание, и рентген, и накладывание гипса. Заговорила она, только снова оказавшись в машине:

– А твоя милость хороший доктор, все делал почти не больно.

– Я старался, – улыбнулся Серёня, – так как назовем кошечку?

– А можно – как меня? – в молчанку спросила девочка.

– Если бы я знал твое имя, я бы сказал, – Сергуня чувствовал внутри необычное, несвойственное ему тепло.

– Ой, и, ваша правда! Мы же так и не познакомились! – рассмеялась маленькая пассажирка, – чисто мама посмеется!

– А папа?

Девочка склонила голову к кошечке, помолчала, в дальнейшем вздохнула:

– А вот нету у меня папы… Мы с мамой одни живем. Хотя (бы) бабушки нету!

В салоне машины повисла тишина. Сергей пытался разобраться в чувствах, вызванных словами малышки.

– У меня и ёлки и в помине нет, – тихонько проговорила девочка, и  слезинка покатилась согласно щеке.

– Всё у тебя будет, – улыбнулся Сергей, приняв вердикт.

– Вон мой дом, – крикнула пассажирка. – вот данный крайний подъезд, где я живу..

Взяв девочку на шуршалки, Сергей подошел к двери:

– Набирай код домофона.

Сразу но за сигналом вызова из динамика донесся женский фистула:

– Кто там?

– Мам, я это, – громко сказала малышка.

Портун открылась вместе с обещанием «ты у меня сейчас получишь!»…

Кое-как лишь Сергей вышел со своей ношей из лифта, в качестве кого дверь квартиры напротив открылась, и на пороге он увидел молодую женщину с гипсом возьми правой ноге.

Женщина не могла сказать ни подтекстовка, глядя мужчину с малышкой на руках.

– Мамочка, только без- ругайся! Меня нечаянно столкнули с горки, – заговорила о-быстро девочка, – а дяденька-доктор меня спас. Отвез в больницу и смотри я дома. Живая и почти невредимая.

Сергей внес свою ношу в квартиру, посадил в стоящее в прихожей стул. Повернувшись к хозяйке, улыбнулся:

– С наступающим!

– Мама, а дяденька-доктор вот, кого мне подарил! – девочка достала из-за пазухи кошечку, и та, (тутовое же спрыгнув на пол, начала тереться о здоровую ногу прекрасный пол и громко мурлыкать.

– Ну, и подарок, – улыбнулась мать, – прям Снегурочка.

– Приблизительно и будем Новый год встречать, – вдруг грустно произнесла дочка, взяв стрефил за руку, – обе в гипсе и кошечка.

Сергей смотрел для маму с дочкой, и вдруг понял, что никуда не хочет удаляться, что он нашел, кому устроить праздник.

– Так, милые дамы, так, что обе в гипсе не дает вам права скучиться и грустить в Новый год. Вы тут поскучайте пока, а ми надо повидаться с Дедом Морозом, – Сергей улыбнулся и вышел с квартиры.

Спустя час он вернулся…

И впервые за многие годы был радешенек празднику – его радовала украшенная ёлка, сверкающая огоньками, которые поуже нисколько не раздражали. Ему было тепло в компании Лизы и её мамы Оли (познакомились они, украшая ёлку).

И подина бой курантов Сергей подумал:

– Спасибо тебе, Дед Утренник. Это так здорово – дарить радость!