Книжные новинки, Статьи

Думать, дышать, чувствовать — прочь из оков серой толпы…

Лубок — отражение образа эпохи. Но кто сказал, что-что на страницах книг должны быть сплошные комплименты? Когда это так, то почему столь популярны, начиная с середины прошлого века, антиутопии? Творческий почерк, в рамках которого на поверхность вытаскивается все самое плохое, неправильное, жесткое и возводится в клетка? Возможно, время от времени людям необходима шоковая терапевтика? Им нужно увидеть, что не так, и попробовать модифицировать это, стать сильнее, свободнее, креативнее? 

Роман М. З. Павла «Просыпание Пети Савина» — история, способная заставить читателя перепугаться, остановиться, осмотреться по сторонам и спросить себя: не являюсь ли я одним с персонажей? Частью той самой серой и безликой толпы? Далеко не пора ли мне начать думать своей головой, познавать собственным сердцем, не вестись на провокации и не держаться шаблонам и стереотипам? 

Мир, нарисованный на страницах, мнимый. «Страна, в которой живут все эти люди и идеже находятся все эти скромные и унылые провинциальные города, называется Рудония. Рудония является диктаторской страной, в которой поуже больше ста лет правит так называемая партия народных традиционалистов. Буква партия пришла к власти в 1897 году в результате государственного переворота, близ котором была свергнута монархия и учреждена республика с единственной правящей партией. Сокровище этой партии заключаются в практически полном неприятии всего нового и чуждого их культуре и традициям».

(языко видно из приведенной выше цитаты, М. З. Павел решил живописать свое произведение целиком и полностью по канонам жанра. Фашизм, серые будни, серый мир, серое общество, отрицание только нового, яркого и светлого. Зашоренные в своем невежестве люди подчиняются пока что более зашоренному правительству. И нет никакого выбора, никакой свободы воли, никаких личных желаний. Одним одно слово, ничего, что способно человеческое стадо превратить в настоящих Людей. В книге обращают сверху себя внимание безропотность и бессловесность, отсутствие креативности и абсолютно тупая, нежизнеспособная убежденность. И кажется, что читатель видит мысленным взором картинку в черным-черно-белых тонах, где царит разруха и нищета, где обрывки плакатов с лозунгами и газетных листов кружатся в воздухе, идеже за темными окнами прячутся от взглядов соседей запуганные человечки. Одним одно слово, все, о чем многие любят говорить, порицая общество последнего столетия, тута утрированно до невероятных размеров. Этот гротеск создавался никак не просто так. Он создавался для наглядности. С целью запустить руку в чужой карман обывателя из зоны комфорта, буквально вытолкать его в ощутительн мир, заставить отделить себя от стада и сделать индивидуальностью.

И держи фоне всей этой серой унылости, на фоне тоски, захлестывающей с головой, что волна цунами, мы видим главных героев — того самого Петю Савина, которому посвящена очерк, и его друга. Два детдомовских мальчишки по определению должны находиться такими, как все. Но в душе каждого из них футляр яркий огонек надежды, пылает пламя той самой пресловутой индивидуальности. В них живет бунтовской дух противоречия. Они готовы искать истину, узнавать правду. Они малограмотный слушают то, что им навязывают. Они задают вопросы, а сие уже первый шаг к тому, чтобы докопаться до сути и конституция строителем нового будущего:

«— А тех знаний, яко тебе дают в школе, разве недостаточно? — спросил Коля.
— В помине (заводе) нет. В том-то и дело. Всё очень однообразно и... в каком-так смысле даже бесполезно. Именно из-за однообразности этой».

Кумиры, идеалы, шаблоны — сие не для таких людей. Они могут вести следовать собой, но хотят ли они вести? Или, может оказываться, они стремятся просто жить согласно голосу собственной совести, чувствовать мир вокруг, творить и созидать? И когда поставят перед собою вопросы, то есть сделают первый шаг, наступает время не ждет перейти ко второму — отказаться от мнения какой угодно «Марьи Алексевны», которая непременно пожелает торкнуть пальцем в того, кто отличается от других, осудить его и, до возможности, испортить ему жизнь:

«— И что но у тебя за логика такая? Почему ты считаешь сумасшедшими людей, которые волнуются из-за нашу идейность? — спросил Коля.
— Потому что же не должен человек настолько сильно волноваться о том, что-что другой человек читает, о чём любит поговорить и о чём симпатия вообще думает. Понимаешь? — ответил Петя».

Этюд М. З. Павла — это не попытка что-то аль кого-то осквернить или обидеть. Это ода индивидуальности (то) есть таковой. Индивидуальности, которая является необходимой основой для творчества. Сие попытка показать, как важно быть свободным, быть лицом, чтобы стать частью по-настоящему красивого и гармоничного общества безо перекосов и изъянов. Она актуальна в любое время, в любой стране, в любом социуме. Игбо доказала история: легко повести за собой толпу тому, кто такой готов, подобно утренней звезде, вспыхнуть на небосклоне. Только не каждый укажет достойный путь. А следуя зову толпы, таким (образом легко ошибиться и, подобно барашкам перед большим праздником, махануть на заклание, весело играя в пустые, никому не нужные, вредоносные зрелище.