Эдуард Бояков: Театральная тусовка кусает государство и за это требует больше денег

   Без рубрики

Виновник фестиваля «Золотая маска» и основатель Театра «Практика» по следам вручения премии высказался о состоянии дел в фейсбуке (в корне колонку можно прочесть на сайте kp.ru). По мнению режиссера и продюсера, вымышленный им больше двадцати лет назад конкурс превратился изо творческого фестиваля в сугубо политическое событие. В попытку театрального сообщества близ власти, постах и деньгах удержать свои позиции. Мы пригласили Эдуарда Владиславовича получи радио «Комсомольская правда», чтобы задать ему главный риторический вопрос: неужели русский театр переживает настолько масштабный кризис?

«Театр – сие всегда идеология»

– Эдуард, в середине 90-х годов вы создавали «Золотую маску» дружно с Союзом театральных деятелей, с его тогдашним руководителем Михаилом Ульяновым. Сие было свежо и актуально. Сейчас вы ополчились не всего только на свое детище, но и на современный российский храм мельпомены в целом. Что произошло?

– Существует несколько проблем – кадровые, идеологические, которые малограмотный позволяют театру развиваться. Театр – это всегда идеология. Неведомо зачем же как серьезная литература или кино. Даже в случае если театральные деятели говорят, что они вне идеологии, вовне политики, они не хотят обсуждать чей Крым – такого безвыгодный может быть… Политические взгляды неизбежно влекут маловыгодный только определенные идеологические конструкции, но и соответствующую эстетику, артикул высказываний, даже отношение к классике. И тогда князя Мышкина назовут князем Тьмышкиным (эдак, кажется, он и зовется у одного модного театрального режиссера). Сие и есть идеологическое высказывание.

– В своем посте в Фейсбуке вы беспричинно и не назвали, кого считаете «либеральными выпендрежниками». Я предполагаю, почто вы имели в виду «Гоголь-центр» и Кирилла Серебренникова?

– Несомненно, и не только. Спектакли Константина Богомолова, Дмитрия Волкострелова, некоторые люди спектакли Театра наций… Вся театральная среда, в том числе художественных руководителей – все они очень зависимы…

– От почему?

– От тусовки, от театроведческой критики, от театрального политического мейнстрима. Лексаня Калягин, Лев Додин, руководство Большого театра и Театра наций – сие люди, которые находятся в серьезном согласованном продюсерском картеле, делать что можно так выразиться. Они определяют политику, они получают огромные мошна, но даже они вынуждены ориентироваться на то почему скажут либеральные критики. У них и во власти есть приманка покровители. Мы же теперь знаем, что Кирилл Серебренников получил 250 миллионов получи и распишись проект «Платформа», который он создал для своих студентов, сверху автономную организацию «Седьмая студия», которую сам же зарегистрировал. За исключением того, он руководитель театра «Гоголь-центр», который получил в общей сложности Водан миллиард рублей…

– Это много?

– Миллиард рублей на «Гоголь-центр» (в том числе реконструкцию, текущую деятельность) и 250 миллионов на проект «Платформа» – мало-: неграмотный просто много. Это нечеловечески много! Да, Кирилл Серебренников – ультрамодный режиссер, кому-то нравятся его постановки, кому-так нет. Но лично у меня возникает вопрос: почему Серебренникову дали 250 миллионов в проект «Платформа»? Ответ очевиден: потому что у него были покровители закачаешься власти. Так же как возникает вопрос: почему Евгению Миронову дают точно по 700 миллионов рублей на программу «Театры малых городов». Миронов – создатель?

– Актер…

– Эти ребята захватили все. Они могут сосредоточить команду, чтобы поехать на фестиваль, нанять критиков, копирайтеров, которые будут об этом сочинять. Они попросят государственное финансирование. И им дадут, потому аюшки? даже многие чиновники их боится.

Создатель фестиваля «Золотая маска» и основатель Театра «Практика» Эдуард Бояков. Фото ИТАР-ТАСС/ Сергей Фадеичев

Создатель фестиваля «Золотая маска» и учреждатель Театра «Практика» Эдуард Бояков. Фото ИТАР-ТАСС/ Сережка Фадеичев

«Худруки – театральные князьки»

– Почему боятся? Консерваторов и патриотов куда как больше. Это показали президентские выборы.

– В искусстве, в театральной тусовке либеральная интеллигенция – в большинстве. Симпатия так устроена: все время кусает государство и за сии укусы требует больше денег. Поэтому быть в тусовке с выгодой. Именно она является трендсеттером. Поэтому наши идеологические враги такое серьезное чуткость уделяют театру. А наши патриотические консервативные политики этого мало-: неграмотный понимают. И получается, что совершают преступление против культуры, никак не устраивая полноценную кадровую чистку, не разбираясь с теми процессами, которые в театре происходят.

– Сие вы про статусных худруков – кому за 80 полет? Вы их хотите отправить на пенсию? Тем далеко не менее их театры по-прежнему популярны – «Современник», «Ленком»…

– Же если посчитать деньги, которые получают эти театры, наш брат увидим запредельно неэффективные государственные субсидии, которые объясняются лишь только тем, что «мы – наследники Станиславского», поэтому дайте нам опять пару тысяч квадратных метров в ближайшем квартале. Заметьте, МХТ им.Чехова принадлежит на поверку весь Камергерский.

– Тем не менее МХТ и Олег Табаков – символы эффективного театрального менеджмента.

– И пусть даже понятно почему, если, грамотно распоряжаясь такими деньгами и ресурсами, по чести с ними работать, включая траты на организацию пиара и нужной вы театральной критики. В 90-е годы государство отпустило художников в свободное путешествие. Художники начали строить свои княжества… Худруки – князьки. Место действия «Современник» – это княжество. Попробуй туда залезть со своими идеями. Смотри сейчас я приду, меня на порог не пустят, особенно задним числом того, что я говорю. Скажут: что это за догматик, он против всех. Против либералов, против гомосексуалистов…

– Как раз, неужели так сильно гей-лобби в театральном сообществе?

– Настоящий феномен существует и пронизывает всю современную культуру. Эти (человеческое невероятно влиятельные. Я не призываю это ликвидировать. Ни Михаила Кузьмина запрещается вырезать из русской поэзии, ни режиссера Сергея Параджанова. Так надо не стесняться об этом говорить и не переходить. Ant. создав пропорцию, а то совсем как-то странно все из этого следует…

– «Гоголь-центр» под руководством Кирилла Серебренникова на нынешнем награждении получил Маску «за площадь творческой свободы и смелые поиски языка». Раньше была такая именование?

– Дословно – нет. Но это приз жюри. Оно имеет резон свою «Золотую маску» вручить тому, кому считает нужным, и высосать из пальца формулировку. Но дело не в формулировке, а в том, что сие сигнал в сторону государства: не трогайте нас, мы будем проявлять зубы, мы будем объединяться, мы будем действовать насупротив власти. Несколько лет назад за обналичку посадили директора Театра Кукол имени Образцова. Же никто не устраивал демаршей на Золотой Маске.

Не более не надо меня считать врагом Серебренникова. Я не хочу, чтоб он оказался в тюрьме. Безусловно, он этого не заслуживает. А он выйдет из-под домашнего ареста, снованачнет считать спектакли в Большом театре и в Гоголь-центре с Богомоловым. И все побратанец другу будут продолжать вручать «Золотые маски». А зрители будут корпеть и выбирать между балетом “Нуреев” и пошлой антрепризой.

– Но (бог) велел не делать такой мучительный выбор. Есть же Искусство театра им. Вахтангова, СТИ Женовача, Театр Маяковского, которым руководит Карбаускис.

– Сих точно так просто в либеральный лагерь не загонишь, не без того они не позиционируют себя (я имею в виду Туминаса, Карбаускиса и Женовача) в духе откровенные патриоты. Кстати, Юрий Бутусов тоже, конечно, мало-: неграмотный либерал. Но театральная тусовка, умная и хитрая. Она пытается их равно как увлечь в свое пространство. Как? Давайте дадим три «Золотые маски» «Гоголь-центру» и вас тоже дадим, товарищ Карбаускис, специальную премию, поманим.

«Лучше шпарить, а не руководить театром»

– То, что многими московскими театрами руководят актеры, – сие плохо?

– Это чудовищно! Хотя артист артисту – рознь. Уминать Юрий Любимов, который начинал как артист, но стал великим режиссером.

– Актера Владимира Машкова новоприсоединенный назначили в «Табакерку»…

– Ну, Машков – режиссер ого-го который! Он это доказал и в Сатририконе, и в Табакерке, и в МХТ. Он – малец лихой, сильный, мощный. Я верю в него . Но есть и оставшиеся примеры – когда прекрасный актер Олег Меньшиков получает ни с того ни с этого театр имени Ермоловой. И где результат? В этом случае даст десять очков вперед свою компетенцию проявлять, а не руководить государственным театром.

– Беспричинно где же выход?

– Давайте просто начнем спокойно, вне истерик наводить порядок. И никаких расследований, фамилий, подсчетов. Малограмотный надо считать зарплату Миронова или Волчек. Получайте и тратьте. Лишь существуйте в понятных условиях, чтобы все было прозрачно. И до этого часа, уважаемые худруки, заслуженные и народные артисты! Пожалуйста, подумайте: все же так красиво можно взять и уйти из руководства театра, остаться в нем почетным президентом тож возглавить совет старейшин.

ЕСТЬ МНЕНИЕ

“Золотая маска” – старание театрального сообщества при власти, постах и деньгах, удержать домашние позиции

Эдуард БОЯКОВ

Практически никогда не комментирую итоги Полезный Маски, как могли бы заметить те, кому сие интересно.

Но сейчас есть повод поговорить не столько о наградах, сколь о ситуации общей. Создавая фестиваль двадцать с лишним лет отворотти-поворотти, мы с командой преследовали прежде всего творческие цели. Вот-вот, несмотря на то, что структура конкурса осталась прежней (номинирование – экспертный операт, лауреаты – жюри) очевидно превращение фестиваля в исключительно политическое мера (подробности)