Иван Вабищевич (“Дядя Ваня”): 50 тысяч долларов, полученные от Аллы Пугачевой, я потратил на … мечты

29 сентября в клубе «Москва» коллектив «Дядя Ваня», наконец, представит публике свой третий альбом, «Люди». Альбом мучительно рождался последние три года — у белорусов не так много времени, чтобы несколько месяцев безвылазно сидеть в студии и творить. Тем не менее, альбом получился, частично был проверен на концертных площадках и готов к релизу. Мы поговорили с Иваном Вабищевичем, в честь которого, так уж получилось, и была названа группа, узнав у него последние новости и подробности его участия в разных проектах – «Голосе», «Победителе», мьюзикле «Байкер» и сериале «Мухтар».

– Когда начали появляться новые песни к будущему альбому «Люди», мы старались каждую сделать еще качественней и интересней — начал разговор Иван. – В итоге они получились разными. Вероятно, самой большой трудностью было сделать так, чтобы они звучали вместе, а не просто как набор песен. Хотя, у нас даже получилось сложить драматургическую и сценарную линию, проходящую через альбом. В альбоме «Люди» мы впервые поработали с автором «извне». Раньше тексты писали только участники группы. В основном я, а музыканты могли еще что-нибудь подсказать. А в этот раз текст для двух песен для нас написал Игорь Брусенцев – легендарный автор, работавший с Николаем Носковым. Звучание группы стало плотнее и интереснее. Даже песня «Восток» заняла второе место на конвенции звукорежиссеров в Европе в номинации «Студийная запись».

– Вы первый раз издаете альбом в России. С чем это связано?

– Доросли! (Смеется). Давно хотели, но не знали как. До этого первый альбом был издан в Беларуси, второй – сугубо в интернет-пространстве. Потом стали появляться люди, которые стали спрашивать, где можно скачать. И таких людей стало больше в России. А потом, полтора года назад, я познакомился с Юрием Носковым на моем концерте. Спустя месяц Юрий стал директором и официальным представителем группы «Дядя Ваня».

– Последние годы вы активно завоевываете российскую музыкальную сцену. Насколько сильно она отличается от белорусской?

– Лично для меня мы все по-прежнему живем в одной большой стране. Мы говорим на одном языке. Поэтому, принципиальных отличий нет. Разве что, белорусский зритель бывает немного сдержаннее, чем российский, но это только от природной скромности (улыбается).

– Когда получали статуэтку «Золотая звезда Аллы» из рук Аллы Пугачёвой на конкурсе «Новая волна-2008», сильно волновались?

– У меня ноги подкосились! Я был в прострации. А вот спустя некоторое время, я понял, что получил волшебный пендель, и вот теперь все только начинается! Волшебное прикосновение Примадонны – это не просто так. А еще я понял, что мы занимаемся своей музыкой не зря.


Иван Вабищевич

Иван Вабищевич

– На что потратили 50 тысяч долларов, полученные в награду от Аллы Борисовны?

– На мечты. Я мечтал выпустить альбом – мы это сделали, мечтал о хорошей аппаратуре для группы – мы ее купили, и мечтал о мотоцикле – так я стал байкером. Еще купили машину, в которую отлично помещалась группа и аппаратура.

– Через четыре года после «Новой волны» вам уже самому выпала честь вручать статуэтку на премии телеканала “БелМуз-ТВ”. Что чувствовали в этот момент?

– Почетно, ответственно, но все-таки кайф не тот, как когда тебе вручает приз Пугачева (смеется).

– Как изменился ваш взгляд на шоу-бизнес после участия в «Новой волне»? Что дало вам участие в конкурсе?

– Я опробовал на себе, как это работает. Я понял, что не все куплено. Потому, что до «Новой волны» мое состояние составляло примерно 700 долларов. Я получил сумасшедший мастер-класс от режиссера «Новой волны» Александра Ревзина за десять дней репетиций. А после первого конкурсного дня на утро узнал, что значит «проснуться звездой».

– Вы сыграли главную роль в мюзикле «Байкер». Какие впечатления у вас от этой от работы? Чем вам запомнился этот проект?

– Это была тоже мечта – именно мюзикл. Чтобы и песни, и танцы, и актерская игра. Это был первый белорусский мюзикл от авторов до производства. Это было интересно! Вся труппа через месяц уже общалась фразами из мюзикла. Правда, прожил этот мюзикл недолго – начался кризис. Зато именно на этом проекте я встретил свою любимую женщину, которая подарила мне прекрасную доченьку!

– Хотели бы еще сыграть в мюзикле?

– Когда-то я пробовался на кастинге в мюзикл «Кошки», но меня туда не взяли – там сумасшедшая хореография, а это не мой конек (улыбается). Может быть «Нотр Дам» или что-нибудь совершенно новое. Главное, чтобы было интересно! «Юнона и Авось», но в этом случае сложно сравниться с «Ленкомом» и великим Николаем Караченцовым.

– После работы в мюзикле не появилось ли желания попробовать себя в кино?

– Были эпизодические роли в сериалах, обычно я там кого-нибудь бил. Потом снимался в «Мухтаре» в роли практически самого себя – байкер, музыкант, профессор, охмуряющий главную героиню – мою роль даже протянули на пару сезонов (улыбается). Ну, а полнометражное кино – это пока несбывшаяся мечта.

– Вы написали песню «Моя Белараша» для белорусского сериала «Наша Белараша». Тяжело ли было писать на заказ?

– Эта песня была написана за 30 минут у меня на кухне вместе с моим гитаристом Сергеем Колтуном. Мы тогда еще были резидентами белорусского “Камеди Клаба”. А потом эта песня стала негласным альтернативным, веселым гимном. Когда есть о чем сказать и о чем написать – тогда и пишется легко. А вот из пальца высасывать я не умею. Если и писать на заказ, то мне тогда нужно долго сидеть и обсуждать с людьми, чего они хотят, как они себе это представляют. Мы сидим, разговариваем, они мне все рассказывают. Получается, что я просто собираю их мысли, но делаю это красиво (улыбается). Даже если я и пишу на заказ, то стараюсь сделать песню, которая сможет жить своей жизнью.

– Название «Дядя Ваня» с вами до победного конца или еще будете колдовать над названием?

– Пора остановиться с переименовываниями и делать музыку.

– Не обижает ли остальных музыкантов, что группа называется в вашу честь?

– Не думаю — в итоге же решение о конечном названии принимали вместе. На всех концертах я представляю каждого музыканта. Это по-честному.

– Чем вам запомнилось участие во втором сезоне «Голоса»? Что чувствовали, когда вам пришлось покинуть проект?

– Самым сложным испытанием оказалось петь в спины. Наш сезон был очень крутым, и проиграть Тине Кузнецовой или Андрею Давидяну – было не обидно, а приятно. Любой опыт – это опыт. Появилось больше работы, больше выступлений. Я стал периодически сотрудничать с оркестром Сергея Жилина «Фонограф». Мы вместе доехали даже до Южно-Сахалинска. В “Голосе” все было душевно, никакой грызни, все ради хорошей и разной музыки. Со многими участниками и наставниками иногда пересекаемся и даже работаем вместе. Лично для меня запомнились и мой уже друг Сергей Волчков, который победил, и Наргиз, с которой мы практически параллельно сделали татуировки, и, конечно же, Андрей Давидян, которого, увы, уже нет с нами.

– Общаетесь ли сейчас со своим наставником Пелагеей? Насколько работа с ней помогла вашей музыкальной карьере?

– Да, иногда общаемся. Она поделилась со мной своей душевностью. И спасибо ей за то, что мы сделали вместе песню «Я остаюсь» в «Голосе», и за то, что вывела меня из проекта вовремя, на пике.

– Вы также участвовали вместе с группой в проекте Первого канала «Победитель». Какие впечатления остались от этого проекта? Что он вам дал?

– Возможность наконец-то выступить с группой! И возможность спеть на Первом “Smells Like Teen Spirit” группы «Нирвана».

– Как вы считаете – нужны ли молодым музыкантам телепроекты?

– Да, это неплохой вариант, чтобы о тебе узнали. Но там нужно делать что-то интересное, иначе тебя сразу и забудут.

– Обошла ли вас стороной «звездная болезнь»?

– Да, обошла. И надеюсь, и уверен, что уже не грозит. Мы очень хорошо помним, как и с чего мы начинали. Всегда хотели просто играть ту музыку, которая нам нравится, и всегда хотели, чтобы наша музыка нравилась людям. Мы всегда поем для людей, а люди нас вдохновляют.

Начало в 19:00

Цена билетов от 800 р. Клуб «Москва», Нижний Сусальный пер, 5, стр. 25