Карьеру Иннокентия Смоктуновского спасли несколько букв в фамилии

   Без рубрики

Да мы с тобой помним его роли: князь Мышкин, Гамлет, Юрий Деточкин… Же их могло бы не быть, если бы один раз Иннокентий Михайлович не решился изменить фамилию. Недавно в архиве Томской области были обнаружены уникальные документы о семье артиста. «Комсомолка» изучила раритеты дружно с нашедшим их журналистом и учредителем регионального историко-краеведческого общества «Мемориал» Виктором Ниловым.

Семейство Смоктуновичей

Актер родом из деревни Татьяновка (ныне Томская зона). Был вторым ребенком у Михаила Петровича Смоктуновича и Анны Акимовны Махневой. Лишь детей было шестеро. Спасаясь от голода, семья подалась сперва в Томск, а после в Красноярск, где и осела. Отец пошел грузчиком в речные ворота, мать устроилась подручной на бойню.

Но прокормить всех детей было заковыристо. Родителям пришлось отдать двоих сыновей – Кешу и Володю – тетке Наде, милый сердцу сестре Михаила. Она была медсестрой в больнице, своих детей у них с мужем растревожить не получилось. К племянникам относились как к родным. И мальчишки ее любили. А смотри на родителей немного обижались: «Аркашку и девок не отдали, а нас поэтому?»

– Кеша (а его все звали именно так) учился в 14-й школе Красноярска с 5-го класса, – рассказывает Элен Воронцова, директор посвященного актеру музея, открытого при школе. – Ровно ни удивительно, свою первую роль – Ломова в спектакле Чехова «Предложение» – некто провалил. Сорвал постановку. Из драмкружка его тогда попросили.

Иннокентий-скоморох

– Мы с Кешей учились в параллельных классах, – вспоминает 92-летняя Прозорливая Васильевна Коршунова. – Мы оба 1925 года, ровесники. В нашем классе мальчишки были смирные. А возлюбленный отличался – такой шебутной, шустрый, у него даже прозвище было Кешка-актер. Куда-то вечно несся. Мы потом узнали: бегал в искусство театра. В массовке играл, что ли… Много позже, порой узнала, кем он стал, испытала потрясение. Простой мальчишка с Покровки, их боялись, хулиганами считали, а шелковица – большой артист!

Отца актера, мельника Михаила, в деревне признали «эксплотатором». Фото: Предоставлено Виктором НИЛОВЫМ

Отца актера, мельника Михаила, в деревне признали «эксплотатором». Фотка: Предоставлено Виктором НИЛОВЫМ

«Давай, ты будешь Славянин?»

В старший оттяг школы Кеша не попал. Тетка отдала парня в школу фельдшеров, да тот заупрямился: «Не мое!» Перешел на курсы киномехаников.

А позже война, пехотное училище, где он провинился. С голодухи собирал шито-крыто оставшуюся в поле картошку, за что был разжалован в рядовой состав. Ant. командный состав. Фронт, плен, лагеря, побег, партизаны, две медали «За отвагу»…

Там войны вернулся в Красноярск. Сразу угодил в неблагонадежные: из-после плена ему запретили жить в 39 крупных городах Союза. Только поступил учиться в студию при драмтеатре, играл. Потом подался в Заполярная столица.

Почему? Боялся, что однажды в его дверь постучат люд из органов. Время от времени списывался с товарищем, с которым был в плену. Братва регулярно обменивались непонятными другим телеграммами: «Все хорошо». В какой-никакой-то момент весточки перестали приходить. И Смоктуновский решил: нуждаться собирать вещи, не дожидаясь, пока его возьмут.

– Ровно по официальной версии, именно в Норильске, где актер работал нет слов 2-м Заполярном драмтеатре, он и сменил фамилию, – поясняет изучатель Виктор Нилов. – Якобы директор Александр Дучман решил, будто фамилия Смоктунович похожа на еврейскую. И предложил: «Давай поменяем! Будешь, хоть (бы), Славянин!» Артист позже рассказывал: «Родную фамилию я не предал. Сие все равно, что от себя отказался. Согласился только-тол суффикс поменять».

Кулацкая родня

Но после изучения найденных документов оказалось, яко сменил актер фамилию вовсе не в Норильске.

– Смотрите: в феврале 1945 годы в документе о награждении медалью значится фамилия Смоктунович, – продолжает Виктуся Нилов. – А в октябре 1945-го в штат красноярского драмтеатра гимнаст принят уже как Смоктуновский.

То есть все приключилось раньше – и директор ни при чем? Возможно, полагает краевед, личник по собственной инициативе подправил фамилию, чтобы скрыть свое причина:

– В архиве мы наткнулись на дело его дяди Григория Петровича, брата отца. Опосля 60 листов. Из документа понятно, что отец и инок будущего актера с 1915 года держали свою мельницу. А мельник (сообразно инструкции властей) считался эксплуататором, самой подходящей фигурой в целях раскулачивания. Там в деле и доносы есть. В итоге Михаилу (отцу будущего артиста) дали годок заключения и три года выселки «за продажу зерна соответственно завышенной цене и сокрытие излишков хлеба». А Григория расстреляли в 1937 году.

Печальна провидение и деда по линии матери, Акима Степановича Махнева, – о нем вагант почти никогда не упоминал. Местные жители рассказывали: «Он был купцом, держал в деревне лавку. В 30-е годы его репрессировали».

– Оказалось шабаш серьезнее. В базе данных «Мемориала» указано: «Профессия – бондарь. Партнер. Ant контрреволюционной повстанческой организации», осужден на 10 лет лагерей. Я делал запрашивание в ФСБ, оттуда пришла бумага: не участник, а «вдохновитель и организатор», – рассказывает Тора Нилов. – Якобы агитировал против заготовок хлеба и сооружение, готовил покушения на активистов.

Дед получил 10 планирование, через два года умер в лагере на Дальнем Востоке. Реабилитировали его не более чем летом 1989 года. Понятно, что никаким контрреволюционером возлюбленный не был.

– Если бы обо всем стало кого хочешь спроси, куда бы Смоутуновского пустили в советское время? – рассуждает Викторка Нилов. – Разве что разрешили бы играть в провинциальном театре… Чего) он и молчал, родственники тоже. Говорят, боялись ему подставить ножку.

Таким вернулся с войны сержант Смоктунович.

Таким вернулся с войны сержант Смоктунович.

Были Королями

В 60-е годы, по прошествии того, как имя актера прогремело на весь Лагерь, в родной деревне Татьяновке стали искать его близких. Так там, как выяснилось, о семье забыли.

Никому и в голову приставки не- пришло, что тот самый Смоктуновский – из репрессированных Смоктуновичей.

– Паспортов тут у крестьян не было, местные помнили только своеобразные семейные прозвища, – добавляет выше- эксперт. – А прозвище у семьи Смоктуновичей было Короли. Посему? Чувствовалась в них какая-то порода…

Кстати, по словам близких артиста, Кеха Михайлович каялся перед родными: «Простите, что сменил фамилию. Неведомо зачем было тогда нужно».