Прикольные истории, Статьи

Лейтенант и пятачок

slava

Рассказывают добрые людишки, что было это в давние советские времена. Годах в грубо, скажем, семидесятых.

Суть не в этом, а в том, как гоминидэ буквально понимают поговорку «Долг платежом красен».

Летеха-выпускник – как новенький полтинник, неважно каких войск. Трендец они друг на друга похожи.

У всех блеск в очах, и по сию пору на полковников с сожалением смотрят, типа, эх, слабак, приставки не- смог до генерала дослужиться, а уж я….

Ну, плоховато.

Я тоже так думал. Идет этот лейтенант, в метро спешит, в целях них это характерно; всегда их девушки где-ведь ждут, и этого тоже ждала.

Возле самого входа в метрополитен старый прапорщик его за рукав останавливает: 

– Эй, лейтенант! Одолжи пятачок. На службу опаздываю, а деньги в домашних условиях забыл. Должно, на рояле оставил.

 

Хотел летеха прапорщика за нарушение субординации одернуть. Потом смотрит, оный в отцы ему годится.

Да и на душе радость. А как-нибуд у человека радость на душе, ему не до субординации.

Порылся в карманах, вытащил не бог знает сколько мелочи и прапорщику протягивает:

– Берите, сколько хотите.

Же прапорщик, деликатно, только один пятачок взял. Прошли они турникеты, держи эскалатор встали.

Прапорщику поговорить захотелось. Расспрашивает, кто ещё бы что, да куда, да кем?

– Я, – сундук говорит, – тебе пятачок верну. Не сомневайся! Твоя милость мне фамилию свою скажи. А я тебя сам найду. В конторе разэтакий работаю.

– Да, ладно, – засмущался лейтенант, – Небо с ним, с пятачком. Не велика потеря.

– Ты ми только фамилию скажи и куда едешь, а остальное – мое труд.

Уперся наш лейтенант, секретность, да и особист предупреждал.

Так прапорщик не зря в отцы годился, разговорил литёху. Да что ты и кому ж неприятно, когда тобой интересуются?

Фамилию, в какой округа едет, на какую должность. Еще немного поболтали.

Сундук на какой-то станции вышел и рукой помахал. Сызнова подумал:

«Хороший лейтенантик попался. Добрый. Эх! Все на свете б такие были!»

Приехал лейтенант в штаб округа. Его в отведенный гарнизон распределили.

Недели две добирался на перекладных. Добрался. В его девственность. Ant. полк построили. Представляют личному составу.

Командир просит обожать кого (без памяти, жаловать и помогать на первых порах. Тут начальник штаба годится.

– Как его фамилия? – у командира спрашивает.

Оный ответил. А начальник штаба командиру говорит:

– Ошибочка вышла. Безвыгодный лейтенант он, а старший лейтенант. Вот по ЗАСу телеграмму изо округа только получили.

Подивились все этому обстоятельству, (вот) так начальству виднее: старлей, так старлей.

Разница небольшая, все на свете равно на должности типа командира взвода служит. Вишь и пусть служит.

Но плавное течение службы через чета месяца прервало новое происшествие.

Из округа приходит абреже из приказа главкома о присвоении нашему лейтенанту, который ранее старший лейтенант, звания капитана.

Тут уже не по шуток стало. Как это – капитан и на лейтенантской должности?

Незачем делать, повысили в должности. Некоторые при его приближении продирать глаза стали. Даже майоры.

Ясное дело, лапа в Москве, вдобавок шибко волосатая.

Командир полка с ним на вы, а в один из дней так забылся, что попытался первым честь ему отдать взад.

Проходит еще месяца три, и опять весь полк чуток ли не сел на пятую точку.

Приказом Министра обороны нашему лейтенанту, какой-либо, вообще-то уже капитан, присвоено звание майор, довременно.

Опять повышение в должности.

Теперь командир полка уже с полным основанием ему почтительность первым отдает, и все его прекрасно понимают.

Майор-летешник смущается, но погоны майорские носит.

А молодой!

Аж скулки блестят, приятно-дорого посмотреть! Хорошо, что он парень толковый и усердный.

С трудом, но втянулся и худо-бедно с должностью справляться начал.

А ещё раз через месяц письмо тяжеленькое пришло.

А в нем пятачок.

И короткая письмо:

«Спасибо лейтенант, вернее майор, за пятачок. Горло) в долгах (как в шелку)) платежом красен. А уж выше звание подсуетить не могу, сие уже не наша контора. Дальше сам старайся. Довольный, если на пользу пошло».

Толчок он лейтенанту важный дал. Не зря тот на старых полковников с жалостью смотрел.

Ради полгода от литера до майора…. Это ого-го!. Пусть даже у Гагарина карьера не такая стремительная была.

Я с этой сказкой под до самого дембеля дослужил.

Когда в Москве бывал, навеки пятачок наготове в кармане держал, да видно московские прапорщики разбогатели.

Безвыгодный нужны им мои пятачки оказались.

Если кто и просил пятак, то такой, у которого, кроме вшей, ничего за душой мало-: неграмотный было, и вряд ли он смог бы карьерному росту оказывать содействие.

Но я им все равно пятачки давал.

Кто знает… Какое количество служил, все мечтал: вот бы мне с таким прапорщиком подцепить!

И ничего, и никого. А как только ушел в запас и в бизнес попал, к командующему двери малость ли ногами не открывал.

К какому? Не скажу. Самочки прапорщиков влиятельных ищите.

А если кто помощи на улице попросит – мало-: неграмотный поскупитесь. Не откажите просящему. А вдруг это ТОТ сундук?