Лев Лещенко заподозрил в будущей жене шпионку

Артист рассказывает в ней не только о себе, но и о товарищах по творческому цеху. С разрешения издательства «ЭКСМО» публикуем фрагменты из книги.

Кобзон и другие «преступники»

В 1980 году Лейк-Плэсид стала столицей зимних Олимпийских игр. Для поддержки наших спортсменов отправили в США и нас – ведущих деятелей культуры. Компания подобралась отличная: ­Иосиф Кобзон, Владимир Винокур, Левон Оганезов, Людмила Сенчина, Евгений Леонов и ваш покорный слуга.

Однажды сидим мы на своей галерке и вдруг видим, что внизу, в ложе для прессы, много пустующих мест. Володя Винокур, Иосиф Кобзон и я, недолго думая, в секунду очутились внизу и, как ни в чем не бывало, заняли свободные места. Но не успели мы насладиться игрой, как к нам подошел полицейский:

– Предъявите ваши билеты! Объявляю вам последнее предупреждение. Иначе… – и он демонстративно позвякивает наручниками, которые у него висят на ремне.

Причем он к Винокуру не цепляется, а только нас двоих заставляет покинуть места. Но Володя, как верный боевой товарищ, плетется с нами на наши законные места.

…Иосиф вдруг расхохотался:

– Лева, ты только посмотри на нас с тобой!

А что, думаю, ничего особенного – шапки пыжиковые, дубленки, между прочим, хорошие, дорогие…

– Так, как мы, одевается типичный советский человек, да у нас на лбу написано «Из СССР», а теперь глянь на нашего Володю – типичный заграничный типчик!

И правда, Винокур, сидевший в модном красном дутом пуховике, который ему презентовал великий хоккеист Валерий Харламов, ничем от американцев и не отличался.


Певец написал автобиографическую книгу «Песни выбрали меня»

Певец написал автобиографическую книгу «Песни выбрали меня»

«Привет, проститутки!»

…Помню, как поехали мы в центр Нью-Йорка в «Плейбой-клуб». Чтобы наши спецслужбы не подумали чего плохого, наш мудрый предводитель Иосиф (Кобзон) решил взять с собой в качестве неоспоримого доказательства нашей благонадежности человека из нашего посольства.

«Плейбой-клуб» занимал четыре этажа, по которым мы бродили, как по музею. …Везде прогуливались сногсшибательные девушки – пушистые ушки, аккуратные хвостики. Такие озорные «зай­чики», которые, кстати, неприкосновенны, об этом нас сразу предупредили при входе. Того, кто дотронется хоть пальцем, ждали штрафы.

…В автобусе я, казалось, совсем задремал, наблюдая, как мелькают огни больших улиц перед глазами. Как вдруг меня в чувство привел чей-то абсолютно дикий мужской крик:

– Проститутки! Смотрите, проститутки!

Я кое-как разлепляю глаза и вижу, что Леонов наш Евгений, да и не только он, прилипли к стеклам и что-то там высматривают. Смотрю, вдоль дороги, а больше всего на пересечении дорог стоят откровенно одетые девушки и явно не автобуса ждут. Я, наглядевшись в окно, готов был опять прикорнуть, как вдруг опять Леонов кричит:

– Водитель, тормози, тормози! Мне нужно поближе ознакомиться с чуждой нам культурой.

– Чего? – не понял наш доверенный человек из посольства.

– Чего-чего! На проституток хочу посмотреть поближе, вот чего. Когда еще доведется… – обиженно сказал Леонов, а глаза смеются…

– Категорически нельзя! Запрещено выходить из автобуса.

В автобусе повисла напряженная тишина.

– Так уж и быть, мы притормозим, – примирительно вдруг сказал человек из посольства. Можете открыть окно. Но упаси вас выходить! Вы же не знаете их, а мы знаем. Сейчас как мухи облепят!

Как только машина остановилась, Леонов вскакивает со своего места и резким движением открывает дверь! Все аж обмерли. Но он и не думал выходить, он встал на автобусную приступку и как крикнет что есть силы:

– Эй! Американские проститутки! Пламенный привет вам шлют выдающиеся советские кинематографисты и артисты!

И все! Прыгнул на свое место, и мы укатили, но хохотали еще всю дорогу под укоризненные взгляды человека из посольства.

Встречи с Брежневым

…Случилось это, кажется, в 1974 году, в славном приморском городе Новороссийске. Городу присуждали звание героя. По этому случаю и организовали концерт, где выступали известные и любимые народом артисты, к тому же должны были присутствовать самые высшие чины.

Расселили нас в лучшей гостинице города. Леонид Ильич, стараясь быть ближе к народу, а может, по каким-либо другим причинам отказался от предназначенных для него апартаментов в загородной резиденции, а остался в той же гостинице, что и мы…

Тогда же и случилась одна забавная история. Леонид Ильич как-то раз пропал. Оказывается, решил прогуляться.

На набережной к Леониду Ильичу подошла старушка.

– Город приехали посмотреть? – спросила она, близоруко разглядывая брежневский чрезвычайно презентабельный вид. – И правильно, – продолжала она, не дожидаясь ответа, – праздник же у нас городской. Герои мы теперь заслуженные.

Брежнев стоял и внимательно ее слушал. Это было неслыханно, старушка его не узнавала! А Брежнев был у власти больше десяти лет, и его портреты висели повсюду.

– Я сама не в тылу была, а вот здесь город наш защищала вместе со всеми, плечом к плечу! Даже полковника Брежнева видела.

– А если бы вы его сейчас встретили, что бы ему сказали? – спрашивает Леонид Ильич.

– Известно что! Мы все, новороссийцы, любим его и гордимся им.

Наверняка Леонид Ильич был растроган. Конечно, он раскрыл ей свое инкогнито, и старушка чуть не лишилась чувств, все причитая, что глаза уже не те, да и темно на улице. Обнять и облобызать Леонида Ильича старушке не дала его охрана, прибывшая на набережную. Ходили даже слухи, что бабушка эта нежданно-негаданно получила новую квартиру.

Потом еще несколько раз я встречался с Брежневым на концертах, различных приемах, бывал даже часто на его даче, и хорошо знал его жену, милейшую женщину. Какие она солила огурцы! А вхож я стал в эту семью благодаря будущему мужу любимой внучки Леонида Ильича – Виктории.

С Геной Варакутой (вторым мужем внучки Брежнева. – Ред.) я познакомился в Киеве, где был на съемках музыкального фильма «Ищу зарю». Мы коротали с ним почти все вечера, ведь съемки проходили на теплоходе посреди реки, поэтому было очень кстати. После съемок я уговорил Гену поступать в ГИТИС. И он решился. Сманил я все-таки его в Москву, где он блестяще сдал вступительные экзамены. Потом через пару лет Гена познакомился там же, в ГИТИСе, с очаровательной девушкой Викторией (Милаевой, внучкой Брежнева, дочкой Галины. – Ред.), и закрутился, завертелся головокружительный роман…

СПРАВКА «КП»

Лев ЛЕЩЕНКО родился 1 февраля 1942 года в Москве. Советский и российский эстрадный певец, народный артист РСФСР. Музыкальный педагог, его ученицы – певицы Марина Хлебникова, Катя Лель, Надежда Шестак. Полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством».

Первая жена – певица Алла Абдалова, работала в коллективе Леонида Утесова.

Вторая жена – Ирина Лещенко. Детей нет.

Самые известные песни Лещенко:

– «И вновь продолжается бой»

– «День Победы»

– «Почему ж ты мне не встретилась?»

– «До свиданья, наш ласковый мишка!»

– «Главное, ребята, сердцем не стареть»

– «За того парня»

– «Соловьиная роща»


Ирина покорила Лещенко заграничным шармом.

Ирина покорила Лещенко заграничным шармом.

ОЧЕНЬ ЛИЧНОЕ

«Откуда она свалилась?»

Наша семейная жизнь с Аллой (первой женой. – Ред.) нам никак не удавалась. Двум творческим людям нелегко ужиться вместе. Рано или поздно любовь убивают бесконечные ссоры, ревность, как обычная, так и творческая. Алла так и работала в оркестре Утесова, была его примой, но ей хотелось развиваться дальше, тем более что мои успехи казались ей гораздо выше, что ее, если не расстраивало, то уж точно угнетало.

Выносить подобную обстановку в доме было невыносимо ни мне, ни Алле, поэтому мы после всех ссор и выяснений отношений решили разъехаться. Меня приняли мои родные в Сокольниках. Но семейную жизнь длиной почти в десять лет не так-то просто выбросить. Поэтому уже через год, в 1975 году, мы с Аллой решили попробовать начать все заново и опять жить вместе.

В августе 1976 года я улетел на гастроли в Сочи и, как оказалось впоследствии, навсегда тогда улетел из своей прошлой жизни…

Вместе с другими артистами нас расселяют в гостинице «Жемчужная»… Вечером ко мне подходит Ефим, менеджер Валерия Ободзинского, и, заговорщицки подмигивая, говорит:

– Лева, нечего киснуть в одиночестве! Я тут с такими красавицами познакомился, давай с нами! Поужинаем, поболтаем.

…Ту девушку, которая нравилась Фиме, звали Галиной, а ту, с которой я должен был его «поддержать», – Ириной. Она была пропитана каким-то заграничным лоском, который сразу чувствовался, именно это и интриговало меня в начале. Интересно, кто она, чем занимается… Спекулянтка? Девочка-мажор? Дочка богатых и влиятельных родителей? Неужели шпионка?

…Но тут я с удивлением замечаю, что Ирина, совершенно не притворяясь, не понимает, по какой причине хозяин ресторана так ко мне относится. В ее смешливых глазах недоумение и интерес. А меня, честно говоря, даже немного задело, что она понятия не имеет, чем занимается этот самый «Лев». Откуда она свалилась?

Она положила свою тонкую руку на мою, взглянув на меня своими теплыми глазами. Это был тот самый момент, который разъяснил мне все: это мой человек, умный, чуткий и да, очень красивый.

К моему ужасу, в нашем распоряжении было лишь два дня, потом Ирина должна была улететь в Москву, а я остаться в Сочи.

Я уже не представлял, как мог раньше ее не знать, не видеть, не любить. Только одно обстоятельство не давало мне покоя: откуда же взялась моя красавица?

– Никакая я не шпионка, а студентка, правда, в другой стране. И если уж ты меня подозреваешь, то вот моя краткая биография: училась на первом курсе МГУ, кафедра экономики зарубежных стран. Лучших студентов направили по обмену в страны соцлагеря. Так я оказалась в Венгрии. И вот уже пять лет, как живу и учусь в Будапеште.

– Живешь и учишься в Будапеште, – упавшим голосом повторил я, уж лучше бы была шпионкой, но жила в Москве, – подумал тогда, не в силах представить, как можно отпустить ее в Венгрию.

– Мне год осталось, – тихо проговорила.

Это звучало уже как обещание, надежда. Ирина улетела в Москву. А на следующий день я, вместо того чтобы решать какие-то огрвопросы, не думая о последствиях, рванул в аэропорт и улетел в Москву… прямиком из аэропорта рванул на «Белорусскую», где остановилась у подруги Ирина. Эти несколько московских дней навсегда врезались в память. Полные любви, разговоров, смеха, ночных прогулок, когда не чувствуешь ног, – мы не расставались ни на минуту.

…Я решил не откладывать неприятный разговор в долгий ящик, а прямо из аэропорта, где оставил Ирину, направился в Сокольники к Алле. Наши с ней отношения, даже несмотря на то, что мы после последнего разрыва решили восстановить нашу семью, все равно были надломлены и практически никакого тепла уже не несли. Но даже в этой ситуации нужно определенное мужество.

Но вот щелкает замок, и Алла открывает дверь. На абсолютно непроницаемом лице ни одной эмоции.

– А вот и ты, – говорит она бесцветным голосом и выставляет в подъездную площадку два чемодана. – Забирай свои вещи. Прощай, Лева.

И захлопнула дверь. Видимо, доброжелатели уже сообщили ей все подробности моих сочинских гастролей…

Через два года после нашего знакомства, в 1978 году, мы c Ириной поженились и живем счастливо до сих пор. Вот уже сорок лет.


В следующем году Винокур и Лещенко смогут отпраздновать 50-летие своей дружбы. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

В следующем году Винокур и Лещенко смогут отпраздновать 50-летие своей дружбы.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

РОЗЫГРЫШ

Экзамен для Винокура

…Будучи старшекурсником ГИТИСа, и я вступил в нашу «братию»… Вот как-то в наших коридорах, когда мы слонялись без дела, вдруг видим: навстречу идет примечательный молодой человек, да еще в военной форме. Видно, что никак не может найти нужную ­аудиторию. Ну точно абитуриент.

– По какому вопросу? – подошли мы к нему, насупившись и напустив на себя важный вид.

– Поступать хочу… – мнется он.

– Да-а-а, – протянул я весомо и с недоверием: – И на какой же факультет, батенька?

– Думал на музкомедию..

– Ишь, думал он, а сможешь ли? Ладно, повезло тебе, что мы тебя поймали, пойдем на консультацию. Как тебя звать-то?

– Владимир Винокур.

– Вот что, Володя, если ты музкомедию выбрал, значит, должен уметь не только рот открывать и петь, но и держаться на сцене, даже танцевать. Готов? Сейчас найдем свободную аудиторию, покажешь нам, на что способен. Может, и мы тебе что подскажем перед экзаменами.

Вот так состоялось наше первое знакомство с Володей Винокуром, который тогда был полностью уверен, что все мы из преподавательского состава института. И читал нам Володя басню, и пел, и танцевал – мы «прошлись» по всем вступительным турам, надавали советов, но он так и не понял, что «консультировали» его не преподаватели, а студенты.

Только уже на экзаменах, когда я, не зная, что аудитория занята, ворвался в нее, он разгадал наш маскарад.

– Лещенко! Ты что, не видишь, экзамен идет! – громогласно возмутился Понтягин, принимавший экзамен.

– Извините, Павел Михайлович, виноват! – И хотел было уже удалиться, но тут увидел абсолютно круглые, удивленные глаза Винокура…


Есть книги, которые должны быть в библиотеке каждого книголюба.

Есть книги, которые должны быть в библиотеке каждого книголюба.

«Комсомолка» рекомендует

Есть книги, которые должны быть в библиотеке каждого книголюба. К таким изданиям можно смело отнести книжные коллекции «Комсомолки» – «Великие умы России», «Лучшие современные художники» и собрание сочинений Василия Михайловича Пескова. К примеру, коллекция «Великие умы России» чрезвычайно важна для нынешних молодых людей, так как позволяет глубже узнать историю своей Родины, сблизиться с гениями, которые во многом опередили развитие человеческой цивилизации и которыми мы по праву гордимся. «Комсомолка» объявляет «Осенний ЦеноПад» на три эти коллекции! Акция будет действовать на протяжении всего сентября на shop.kp.ru и в фирменных магазинах «КП».

АО «ИД «Комсомольская правда»,

Москва ОГРН 1027739295781.


Есть книги, которые должны быть в библиотеке каждого книголюба.

Есть книги, которые должны быть в библиотеке каждого книголюба.