Лучшие стихи Наума Коржавина

   Без рубрики

22 июня без- стало Наума Коржавина.

Старейший из ныне живущих поэтов” (такого рода неофициальный титул носил Коржавин) умер в Америке. Ему было 92 возраст. Коржавин был первым диссидентом и первой любовью послевоенной Москвы, (то) есть сказало о нем поэт Владимир Корнилов. Его стихи ходили вдоль рукам, их любили, учили наизусть, перепечатывали на машинке и переписывали с руки, хотя понятия “самиздат” еще не существовало.

И и сегодня трудно найти человека, который не знал бы стихов Коржавина. И знаменитое “я с детства мало-: неграмотный любил овал” и “какая няша разбудила Ленина, кому мешало, какими судьбами ребенок спит…”

“Комсомолка” выбрала лучшие строки автора.

Восемнадцать парение

Мне каждое слово

Будет уликою

Минимум

На десятеро лет.

Иду по Москве,

Переполненной шпиками,

Как чистокровный поэт.

Не надо слежек!

К чему шатания!

А папки бумаг?

Дефицитные!

Экая жалость!

Я сам

Всем своим существованием –

Компрометирующий материал!

1944

* * *

Меня, что видно, Бог не звал

И вкусом не снабдил утонченным.

Я с детства полюбил кривая,

За то, что он такой законченный.

Я рос и слушал сказки мамы

И ни синь пороха не рисовал,

Когда вставал ко мне углами

Мироздание, не похожий на овал.

Но все углы, и однако печали,

И всех противоречий вал

Я тем больнее ощущаю,

Как с детства полюбил овал.

1944

Русской интеллигенции

(…) Трижды ругана, три раза воспета.

Вечно в страсти, всегда на краю…

За твою вспыльчивость эту

Я, быть может, тебя и люблю.

Я могу вдруг свеситься, опуститься

И возвыситься

дух затая,

Потому что во ми будет биться

Беспокойная

жилка твоя.

1944

16 октября

(…) Хотелось коротать, хотелось плакать,

Хотелось выиграть войну.

И забывали Пастернака,

(языко забывают тишину.

(…) Казалось, что лавина злая

Сметет Москву и сфера затем.

И заграница, замирая,

Молилась на Московский Кремль.

Вслед за этим,

но открытый всем, однако,

Встал воплотивший трезвый дученто

Суровый жесткий человек,

Не понимавший Пастернака.

1945

В тяжелую минуточку

Наш выбор прост. И что метать икру?

Я в пустоте безо родины умру.

Иль родина сюда придет ко ми,

Чтоб утопить меня в своём г…..

1948

* * *

Мне без тебя неведомо зачем трудно жить,

А ты – ты дразнишь и тревожишь.

Ты ми не можешь заменить

Весь мир…

А кажется, что можешь.

Лупить в мире у меня свое:

Дела, успехи и напасти.

Мне всего-навсего тебя недостает

Для полного людского счастья.

Мне минус тебя так трудно жить:

Все – неуютно, все – тревожит…

Твоя милость мир не можешь заменить.

Но ведь и он тебя – неважный (=маловажный) может.

1952

Вариации из Некрасова

…Столетье промчалось. И снова,

(языко в тот незапамятный год –

Коня на скаку остановит,

В горящую избу войдет.

Ей водиться бы хотелось иначе,

Носить драгоценный наряд…

Но ботинки – всё скачут и скачут.

А избы – горят и горят.

1960

Памяти Герцена сиречь Баллада об историческом недосыпе

Любовь к Добру сынам дворян жгла штаб в снах,

А Герцен спал, не ведая про зло…

Же декабристы разбудили Герцена.

Он недоспал. Отсюда все банально.

И, ошалев от их поступка дерзкого,

Он поднял опасный на весь мир трезвон.

Чем разбудил случайно Чернышевского,

Малограмотный зная сам, что этим сделал он.

А тот со сна, имея нервишки слабые,

Стал к топору Россию призывать, –

Чем потревожил забористый сон Желябова,

А тот Перовской не дал всласть уснуть.

И захотелось тут же с кем-то драться им,

Следовать в народ и не страшиться дыб.

Так родилась в России маскирование:

Большое дело B долгий недосып.

Был царь убит, так мир не зажил заново.

Желябов пал, уснул несладким сном.

Хотя перед этим побудил Плеханова,

Чтоб тот пошел ничуть другим путем.

Все обойтись могло с теченьем времени.

В разряд мог втянуться русский быт…

Какая сука разбудила Ленина?

Кому мешало, зачем ребенок спит?

На тот вопрос ответа нету точного.

Кто год мы ищем зря его…

Три составные части B три источника

Малограмотный проясняют здесь нам ничего.

(…) Мы спать хотим… И никуда приставки не- деться нам

От жажды сна и жажды всех быть судьей между кем…

Ах, декабристы!.. Не будите Герцена!..

Нельзя в России ни живой души будить.

1969

* * *

То свет, то тень,

То ночь в моем окне.

Я любой день

Встаю в чужой стране.

В чужую близь,

В чужую простор гляжу,

В чужую жизнь

По лестнице схожу.

(…) Но не имеется во мне

Тоски,— наследья книг,—

По той стране,

Идеже я вставать привык.

Где слит был я

Со всем, идеже всё — нельзя.

Где жизнь моя —

Была да вышла весь.

(…)Я знаю сам:

Здесь тоже небо есть.

Но умер с годами

И не воскресну здесь.

Зовет труба:

Здесь воля во всем к лицу.

Но там судьба

Моя —

пришла к концу.

Легла в подзол.

Округ — одни гробы.

…И я ушел.

На волю — от судьбы.

В таком случае свет, то тень.

Я не гнию на дне.

Я первый попавшийся день

Встаю в чужой стране.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Умер менестрель, писатель и драматург Наум Коржавин, человек с безупречной биографией

Должно) (думать, для многих из нас будет откровением узнать: строки Коржавина знают (от начала) до конца все, правда, мало кто помнит, что это — строки Коржавина (подробнее)