Детское, Статьи

Мишка на севере, сто прыжков в день

sto

Сто прыжков в день

Познакомиться с гостем-южанином пришли дети-двойняшки Ваня и Галя.

– А мы тут рядом живём, – сказал Ваня.

– Вон там, – добавила Галя, показывая рукой на соседский двор.

Возле их дома, со стороны дороги, росли три высоких тополя и акация.

– А ты был на силосной яме? – спросил Ваня.

Миша отрицательно помотал головой. Он даже не знал, что такое – силосная яма.

– Так пошли с нами! Прыгать будем, – позвала Галя. – Мы сегодня сто прыжков решили сделать…

В общем, дети-двойняшки так заинтриговали Мишу, что он без раздумий согласился.

– Хорошо, пойдём! Только бабушку предупрежу…

А тут как раз бабушка появилась на крыльце.

– Я подружился с Ваней и Галей, пойду с ними погуляю, – сказал Миша.

– Вот как быстро у вас всё получается! Уже подружиться успели, – улыбнулась бабушка и обратилась к двойняшкам: – Вы там присмотрите за ним. Всё же, вы старше Миши на целый год.

– А как же! Присмотрим! – в один голос заверили Ваня и Галя.

Силосная яма находилась на скотном дворе, неподалёку от длиннющего бревенчатого коровника.

Возле неё уже были другие дети. Они становились на край круглой бетонной ямы, похожей на огромный, очень глубокий, колодец, и с криками «Я прыгаю!.. Поберегись!.. В сторону!..» сигали вниз.

Миша с опаской подошёл к яме, глянул в неё. Глаза невольно  закрылись от страха. Ему стало жутко. У мальчишки сразу же закружилась голова, и он попятился от ямы.

«А где же Ваня и Галя», – вскоре открыв глаза, подумал Миша.

Из колодца раздались крики, эхом отскакивая от бетонных стенок:

– Миша! Мы уже здесь, на дне! Давай сюда!

Парнишка опять, не совсем уверенно, подошёл к краю ямы, осторожно посмотрел вниз. Дети, целые и невредимые, разгорячённые прыжками, весело звали товарища:

– Ну, давай же – прыгай! Это так здорово! Не бойся – не зашибёшься! Трава мягкая…

На дне колодца ворохами лохматилась трава. Одни дети стояли возле стенок, чтобы середина ямы оставалась свободной для прыжков. Другие карабкались по высоченной деревянной лестнице наверх, чтобы совершить очередной прыжок.

Миша, пересилив страх, встал на край ямы. Тело его зашаталось, и парнишка то ли потерял равновесие, то ли ветер подтолкнул в спину. Но он уже летел, будто в пропасть, крича на лету: «А-а-а! Мама! А-а-а!..». И вдруг ощутил, что лежит на зелёной массе, которая легко спружинила его падение.

Ваня с Галей подбежали к нему, помогли подняться.

– Ну, как? Здорово?

Миша пожал плечами, он даже не успел понять, как очутился на дне ямы.

– Постой тут, приди в себя, – посоветовала Галя.

– А после по лестнице полезем, – сказал Ваня.

Миша глянул наверх. Из ямы небо казалось необычным – круглым, выпуклым.

Вновь послышались крики детей:

– Посторонись! Прыгаю!..

С непривычки Мише тяжело было лезть по скрипучей лестнице. Когда вылез, сразу же отошёл вбок, довольный, что всё удачно обошлось. И какое-то время ему даже не хотелось подходить к яме. Но азартные и радостные возгласы поселковых детей раззадорили его, отогнав страх прочь. «Раз с ними всё в порядке, то что со мной может случиться?» – рассудительно подумал Миша.

И тут как раз Галя помогла советом:

– Представь, что ты летишь, как вольная птица…

Второй прыжок Мише понравился. Мальчик ощутил необыкновенное состояние невесомости, хотя оно и длилось всего несколько секунд. И вовсе не надо бояться, ведь трава, словно перина, примет в свои объятия, смягчит удар.

Прыжки продолжались до тех пор, пока не подъехала машина. Из кабины вылез фермер Василий Васильевич.

– Эй, малышня-комашня! Освобождайте яму!

Из кузова машины потекла скошенная трава – клевер, вика, горох. Сбросив в колодец вилы, Василий Васильевич спустился по лестнице, равномерно разровнял травяную массу.

Пока он занимался этим делом, Ваня с Галей объясняли Мише, для чего в силосную яму завозится трава.

– Она потом превращается в силос, – начал Ваня.

– И этим силосом зимой коров кормят, чтобы больше молока давали, – продолжила Галя.

Миша узнал, что постепенно, слой за слоем, яма будет заполнена. Но траву обязательно нужно утрамбовать. Поэтому и разрешается детям прыгать, хоть немного, но всё-таки они уплотняют её. А когда яма будет забита доверху, в неё заводят лошадь. И та ходит весь день кругами, утаптывая зелёную массу. Затем силосная яма накрывается плёнкой и засыпается землёй – до самой зимы.

Василий Васильевич появился наверху, скомандовал:

– Ваша очередь, малышня-комашня!

И дети, один за другим, принялись прыгать в силосную яму. А с ними и Миша. Некоторые смельчаки успевали сделать в воздухе сальто.

– Сколько раз ты уже прыгнул? – через время спросила Галя Мишу.

– Да я не считал.

– Я совсем сбилась со счёта, – призналась Галя. – Но, наверное, сто прыжков уже есть!..

Ночью Миша спал, как убитый. Лишь под утро ему приснилось, что он, будто птица, летит над просторами. Вот под ним посёлок Светлое Озеро, вот необъятная тайга, а вот и южный берег Днепра… И так Мише было хорошо, так душе привольно, что он засмеялся во сне от счастья.