“Нас повеселил и отправился веселить Бога”: эмоциональная речь Аллы Пугачевой на похоронах Романа Карцева растрогала зал до слез

В четверг в ЦДЛ провожали легендарного одессита, Романа Карцева. Пришло много старых друзей артиста – слово брал и Марк Розовский, и Клара Новикова, и Александр Калягин, и Михаил Гусман… Был, конечно же, и Михаил Жванецкий, старый и ближайший друг, многолетний партнёр по сцене. Но то ли в силу своего не очень хорошего состояния, то ли оглушенный горем, слова так и не взял.

Прощание с Романом Карцевым.Владимир ВЕЛЕНГУРИН

В середине церемонии в зале появилась Алла Пугачева и Максим Галкин, редкие гости на подобных мероприятиях. Примадонна подошла, перекрестилась, сказала последнее «прости» и произнесла эмоциональную речь, делая длинные паузы, во время которых у гостей в зале буквально появились слезы на глазах.

Прощание с Романом Карцевым. Гражданская панихида проходит в Центральном доме литераторов. Народный артист России Роман Карцев умер во вторник утром в Москве


Эмоциональная речь Аллы Пугачевой на похоронах Романа Карцева растрогала зал до слез Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Эмоциональная речь Аллы Пугачевой на похоронах Романа Карцева растрогала зал до слезФото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Да, мы знали, что он болеет, что у него сердце. Но не были готовы потерять его человеческий, актерский талант. Как будто нас повеселил, а потом отправился веселить Бога. Понадобился там. Утраты таких людей – это не просто потеря. Это кусок жизни, земли, атмосферы. Они покидают нас.


Примадонна подошла, перекрестилась, сказала последнее «прости» и произнесла эмоциональную речь Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Примадонна подошла, перекрестилась, сказала последнее «прости» и произнесла эмоциональную речьФото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Мы становимся бедными, беднее. Что-то оскудевает в нас. Самое страшное, что не появляются больше такой величины артисты. Может быть, это так надо? Может быть, время диктует, какой у нас должен быть юмор, как надо себя подавать – скромно, не скромно.

Талант и величие Романа диктовали данную ему воспитанием величайшую скромность. Никаких понтов. Того, что сейчас очень-очень модно. С ним уходит то общение радостное, зрителя и артиста, которое не подкупно, не фальшиво. Оно обогащало человека, делая его счастливым.

Есть артисты, дай Бог им здоровья. А есть великие, которые давали счастье зрителю. Это невероятная потеря. И как бы он ни болел, все равно неожиданно. Ну, 79 лет… Очень жаль. И надо говорить и ценить, и любить человека, пока он жив, и говорить ему самые лучшие слова о его таланте, даже несмотря на его скромность, когда он отмахивается и говорит – «Ну все, все, все»… Надо говорить. Может быть тогда какой-то лишний сосуд не лопнет. Огромное спасибо ему. Я не буду вспоминать, что он для меня сделал. Но это был мой первый выход на сцену, когда мне разрешили в его концерте в Ждановском парке выступить. А меня даже не пускали туда, так как не знали, кто я такая. А они – поверили. Помогли мне выдержать этот экзамен.

И за всю жизнь и Виктор Ильченко, и Рома Карцев – были мне как братья. Творческие братья. Одно воспоминание о том первом концерте придавало мне силы. Ощущение, что я чего-то добилась. И Виктор, и Рома, ушедшие от нас. И Миша Жванецкий, слава Богу живой, но нездоровый. Я его сейчас видела – он не может ничего говорить. Ушёл великий человек. Мы ещё будем его провожать аплодисментами, но лишний раз не помешает».

На этом Алла Борисовна закончила свою речь, начав аплодировать Роману Андреевичу Карцеву. К ней присоединился весь зал. Через 10 минут Пугачева с супругом вышли, лишь ненадолго остановившись поговорить с Михаилом Жванецким.

Роман Карцев. Лучшие выступления.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Человек, заставлявший смеяться СССР: Умер Роман Карцев

Когда вспоминаешь юмор и сатиру прошлого века, в голове у представителей моего поколения звучат очень знакомые голоса из передачи «Вокруг смеха». Высокий, сухощавый Александр Иванов, нараспев издевающийся над очередными графоманскими стихами в своих пародиях. Михаил Жванецкий с портфелем, быстро бегущий по запятым, как по горячей гальке, к коронной недоуменной (как бы) паузе. Серьезный, гнусавящий Семен Альтов, максимально отстраняющийся от сюжета собственных текстов. Михаил Задорнов с «Девятыми вагонами». И два человека, которые ничего, вроде бы и не сочиняли. Которые выходили на сцену и разговаривали, длинный и коротышка. Виктор Ильченко и Роман Карцев (подробности)