Любовная лирика, Любовь, подруга, Статьи, эмоции

Новая Жизнь

– В чем дело? делать, если сильно любишь? Что делать если как рукой сняло время, а тебе все еще кажется, что он откроет плита, зайдет и будет навсегда с тобой? Что делать, если кроме него не можешь. Если он был частью меня. – взволнованная, сильно растрепанная, она влетела в апартаменты своей близкой подруги, которая сейчас не раз ей помогала, согревала ее своим теплом, спокойствием и поддержкой.

– Однако он ушел. Ушел уже давно.

– Я все еще его жду, я люблю его, я приставки не- могу иначе, не могу без него. Так большой вещей напоминает о нем. Я пытаюсь забыть, стараюсь отвлечься, же осознаю, что все это пустой обман и больше удовлетворительно. Я люблю его, понимаешь, люблю!?

– Стоп! Подожди-ка. Уверена, кое-что любишь именно его спустя столько времени? Да твоя милость понятия не имеешь о том, что он есть без задержки за человек, да и тогда не имела. Ты думаешь, что же любишь его, но нет, ты любишь тот сферы, который создала себе сама и он часть этого таблица.

Эти слова были встречены полным отчаяния взглядом. Делать за скольких так можно говорить о настоящем. Кажется и она меня маловыгодный понимает или я ее не понимаю, может я чего-так не знаю, она ведь не станет делать ми больно, она хочет помочь.

– Все еще проще: приставки не- он часть этого мира, а тот парень, которого твоя милость себе нарисовала, чтоб он дополнял твой мир. Признайся хотя бы бы себе? Тебе не нужен парень, тебе неважный (=маловажный) нужна его личность, тебе не нужны его кругозор, его взгляды и принципы, он тебе не нужен, тебе всё-таки равно на то, что он за человек и каков дьявол есть, тебе нужно то, что будет дополнять нарисованную твоим воображением картинку реального таблица.

– Но ведь…, – от осознания правоты подруги полегчало не становилось ни капельки.

– Ты нарисовала себе отражение. Потом встретила его, так идеально внешне подходящего подо нужную тебе картину, твое сознание перенесло этот портрет на его внешность и склеило воедино. Вот именно в такой мере в мгновение ока он стал частью тебя

– Он на должном уровне справлялся с этой ролью.

– Только вот он есть беспокойный человек, а не плод твоего сознания и воображения. И он хочет жительствовать в своем мире, со своей жизнью.

– Что же вытворять мне? Как..? Как жить дальше?

– Он бедно того, что очень важное дополнение твоего мира, в такой степени это дополнение настолько важно для тебя, что сие сильнее твоих эмоций, это сильнее дьявола, живущего в середине тебя.

Полное боли, отчаяния и осознания молчание охватило их обеих.

– Как же это все теперь исправить? Мое рассудок на протяжении ряда лет считало его неотъемлемой в некоторой свое жизни, эмоциональной опорой. А сейчас ты заявляешь, что не грех бы и что-л. сделать избавиться от этого типа?

– Ага, именно, нечего ему шелковица делать. Пусть отправляется в свой мир и в свою жизнь, а в твою пусть себе не лезет. Хватит красть пространство у твоего сознания. Тебе необходим твой нулевый мир.

– Но я абсолютно не готова к новым встречам, знакомствам и отношениям… я беспричинно не могу.

– Нет, не парень именно мир.

– Так подождите-ка, он был чуть ли не смыслом моей жизни.

– Правда, именно. Необходим новый смысл жизни. Новое увлечение. Оный мир, в котором тебе захочется жить. И ты его создашь. Используй страницы книги, создай себя ту жизнь, которая так тебе нужна, создай текущий мир в своих картинах. А его образу ровно там и крепость, в вымышленном книжном мире. Создай свою сказку.

Лишь начав мочиться понимаешь, как много прячется в глубине душе. Сколько чувств эмоций, переживаний. Сколь всего хочется сказать миру и как это сложно: на правах говорить, так и молчать.

– Совсем не он часть моей жизни. А тёта эмоции, которые возникают при мысли о том образе, какой-нибудь мое сознание отождествляет с ним. Им нужен выход, они требуют свободы.

– Дай им лазеечка, расслабься, распрями крылья, и отпусти все наружу.

Слезы ранее почти засохли. А в ее глазах блеснул огонек надежды.

– Разве вот высказалась? Стало легче? Знаю, что стало. Сие очевидно.

– Стало свободнее и легче. Как будто груз упал с плеч.

– Хотя знаешь, сколько еще такого груза должно упасть с плеч, чтоб отсюда следует легче?

– Знаю, много, очень много.

– Но теперь твоя милость знаешь, что с ним сделать.