Литературный портал

Современный литературный портал, склад авторских произведений

ПИСАКА, НЕ УМЕЮЩИЙ ПИСАТЬ

  • 06.04.2018 19:21

 

 

В океане Интернета проводится числа литературных конкурсов. В одних нельзя участвовать из-за возрастных ограничений, в других – по мнению причине жанровых или географических требований. Но, оказывается, уписывать конкурсы бесполезные и даже нежелательные не только для молодежи, а и для зрелой аудитории.

 

Я имел несчастье отправить родной рассказ на Конкурс рассказов сообщества Писаки 2018 лета (победитель получал 1000 рублей за первое место). Временами настало время, ознакомился с результатами. Призовое место, как выяснилось, далеко не занял, но это было не самое печальное. Самое удивительное началось позднее прочтения рассказа Маира Арлатова «Бабочка на потолке» http://www.proza.ru/2014/11/03/1441 , которому присудили первостепенный приз. В начале текста я обнаружил десять стилистических ошибок. На первый взгляд записывал их, но потом, поняв, что далее недостатков кончайте раза в три больше, прекратил это занятие. Доказательства недоработок в «Бабочке» привожу подалее.

 

«у НЕГО случилось осложнение. А ОН только-всего-навсего успел завести друзей, и даже смог отличиться своей успеваемостью, учителя хвалили ЕГО, а отец с матерью гордились ИМ. И вдруг все закончилось. ОН в одно идеал утро просто не смог встать с постели». Слишком бог не обидел местоимений в абзаце.

 

«уколы, таблетки, обнадеживающие утешения ЕМУ и жесткий ДИАГНОЗ РОДИТЕЛЯМ». Непонятно, почему диагноз ставят родителям, тем не менее болен ребенок.

 

«Врач Олег Анатольевич приходил к НИМ гус, ОН вел за пациентом наблюдение и давал родителям рекомендации. В ЕГО взгляде, уставшем с каждодневных забот, читалось сочувствие и искреннее желание помочь. Андрюше нравилось ровно ОН улыбается и здоровается с НИМ за руку – точно равно как со взрослым! Улыбка ЕГО всегда была доброжелательной». Очень жирно буд много местоимений в абзаце.

 

«В глазах других врачей Юнец видел свой невысказанный вслух приговор и жалость, словно дьявол для них какое-то пострадавшее ЖИВОТНОЕ, которое посему-то не умерло и доставляет всем много проблем». Ребенка малограмотный сравнивают с животным.
«животное, которое почему-то не умерло и доставляет По всем статьям много ПРОБЛЕМ». В прозе слова не рифмуют.

 

«Андрюша с надеждой ждал, как будто ответит ЕМУ врач. ЕМУ давно надоело лежать в постели, Возлюбленный каждый день слышал доносящиеся снаружи детские голоса и с этого, усиливалось ощущение собственного бессилия, нанося ЕГО неокрепшей душе болезненные раны. Дьявол плакал от обиды». Слишком много местоимений.

 

«Андрюша с надеждой ждал, ровно ответит ЕМУ врач. ЕМУ давно надоело лежать в постели». Далеко не оправданный повтор местоимения.

 

«он каждый день СЛЫШАЛ доносящиеся на вид детские ГОЛОСА И ОТ ЭТОГО УСИЛИВАЛОСЬ ОЩУЩЕНИЕ СОБСТВЕННОГО БЕССИЛИЯ». Невразумительно, почему голоса вызывают чувство бессилия. Оно появляется, когда-нибудь ребенок не может встать с постели.

 

«Он ПЛАКАЛ с обиды, но старался, чтобы его горьких слез мало-: неграмотный замечали родители. Особенно его мать. Она и так поминутно тяжело ВЗДЫХАЕТ». Глаголы в разных временах. Плакал – прошлое, вздыхает – вчера(шний день).

 

«МАЛЬЧИК нетерпеливо кивнул. Олег Анатольевич обвел комнату МАЛЬЧИКА внимательным взглядом». Неважный (=маловажный) оправданный повтор существительного.

 

Ну, и так далее. Добавлю про языка: рассказ лишен описаний героев и мест действия. Дабы сэкономить время, я не стал перечислять пунктуационные ошибки.

 

Результаты своего небольшого анализа я изложил в письме и отправил его  организатору конкурса Никите Васильеву (симпатия же Писака). Кроме анализа произведения, сообщил: «Автор сего рассказа не может быть победителем конкурса. Зато в моем рассказе «Подземный конвой» https://www.proza.ru/cgi-bin/login/page.pl ваша сестра вряд ли найдете столько недостатков. Следовательно, на первом месте причитается) быть я, и награду должен получить тоже я. Пожалуйста, перечислите 1000 рублей возьми мою банковскую карточку. Если до 4 апреля вы сие не сделаете, я распространю материал о вашей бестолковой работе вдоль всему Интернету. И не забудьте внести коррективы в подведение итогов».

 

Может лежать, не следовало выдвигать столь жесткие требования, но в последнее промежуток времени на сетевых конкурсах я встречаю все больше и больше  несправедливости. Сие заставляет быть более строгим к бестолковому или слишком хитрому жюри. Предпочитаю курить рассказывать о своих дальнейших действиях на тот случай, благо организаторам захочется юлить или играть в молчанку. Что касается денег, в таком случае они должны были достаться мне, поэтому шантаж – дисфемизм здесь неприменимое.

 

Мне ответил организатор Никита Васильев (возлюбленный же Писака): «Ничего менять я не буду, и никаких денег вам не получите. У вас очень высокая самооценка. Почему просто ВЫ должны получить первое место? Исходя из ваших слов, претендентов получи первое место должно быть несколько.
Из самого вводные положения вашего рассказа: «Буровая вышка укреплена в грунте на солидной глубине. Тектонические угрозы в регионе отсутствуют, посему вышка будет стоять». Вы 2 раза повторили вокабула «вышка». Это разве не тавтология?

Придираться можно долго. Ваш рассказ не увлекателен. Поэтому он даже в десятку лучших невыгодный попал. В десятку не попало ещё много работ, написанных возвышенно. И что, мне всем деньги раздавать? То, что ваша сестра грамотный, ещё не значит, что вы можете сразить во всех конкурсах. Или по вам так чувствительно ударил кризис, что вы бьётесь за 1000 рублей?

Вам действительно расскажете обо мне на весь интернет?

 

Мои ОТВЕТ:

 

«У вас очень высокая самооценка». Поскольку я борюсь вслед за справедливость, с моей самооценкой все в порядке.

 

«Почему аккурат ВЫ должны получить первое место?». Потому что муж рассказ превосходит «Бабочку на потолке».

 

«исходя изо ваших слов, претендентов на первое место должно непременничать несколько». Не выдумывайте. Это не мои слова. И я далеко не думаю, что в списке конкурсных работ найдется более сильное витраж.

 

«Вы 2 раза повторили слово «вышка». Это ну не тавтология?». Признаю, это ошибка. Но «Бабочке» возлюбленная вряд ли поможет – недостатков в ней больше, чем бакены на вашей голове. Я указал лишь некоторые недоработки, а вы, кроме вышки, похоже, предъявить нечего.

 

«Придираться только и можно бесконечно». Не бесконечно, а столько, сколько потребуется. Я могу, впору сегодня, показать все несовершенства  произведения Маира Арлатова.

 

«ваш рапортичка не увлекателен». А что вы считаете увлекательным? Описание страданий больного ребенка и горя родителей? Сие вызывает лишь сочувствие. Об этом можно прочитать в газете, заприметить нечто подобное по телевизору. Единственная изюминка рассказа Арлатова – махолет, которая «морально поддержала» мальчика. Однако духовная начинка есть и в «Подземном конвое». Конструктор до последней минуты заботился о своих подчиненных. Он хотел невымереть, но не только потому, что боялся смерти. Сергей Нартов хотел предуведомить людей об опасности. Это еще не все. Рассказов о параллельной цивилизации, возмущенной промыслами человечества, приставки не- так уж много. Если, конечно, они вообще питаться. Кстати, интересный сюжет – лишь одна составляющая художественного произведения.

 

«В десятку мало-: неграмотный попало ещё много работ, написанных идеально». Вы поуже показали, какое произведение считаете идеальным. Я опроверг ваше бонитировка победителя и доказал, что «Конвой» заслуживает куда большего внимания.

 

«То, что-то вы грамотный, ещё не значит, что вы можете разить во всех конкурсах». На конкурсах должны побеждать наиболее грамотные авторы. Сие естественно.

 

«по вам так сильно ударил коллапс, что вы бьётесь за 1000 рублей?». Моя отстежка – всего 7000, но дело не только в деньгах. Я сражаюсь вслед за справедливость.

 

«вы действительно расскажете обо мне получай весь интернет? Это действительно в ваших силах?». Весь Сетка я не охвачу, но все, что в моих силах, сделаю.

 

Отказ ВАСИЛЬЕВА:

 

Ох, ладно, отвечу… но сие в последний раз.

«Поскольку я борюсь за справедливость». Вы что такое?, Бэтмен?

«Потому что мой рассказ превосходит «Бабочку». Лишь только по грамотности. И идея интересна.

«Признаю, это ошибка. А «Бабочке» она вряд ли поможет – недостатков в ней значительнее, чем волос на вашей голове. Я указал лишь есть такие недоработки, а вам, кроме вышки, похоже, предъявить нечего». Я и малограмотный искал ошибки, её я заметил в начале рассказа и отправил вас в пример того, что и ваш рассказ не идеален. Я могу разложить весь ваш рассказ и придраться к каждому абзацу.

«А в чем дело? вы считаете увлекательным?». Интересное повествование, атмосфера. Ваш анекдот скучный. Такое ощущение, что вы писали для подростков. Сие рассказ с хорошей идеей и отвратительной реализацией. Я подобные рассказы могу взять хоть каждый день выдумывать. Ваша работа похожа на завязку романа неужели урезанную повесть. Вы сильно обрезали рассказ перед отправкой?

«Вы сейчас показали, какое произведение считаете идеальным. Я опроверг ваше означивание победителя и доказал, что «Конвой» заслуживает куда большего внимания». Махаон далека не идеальная. Но она цепляющая. Сейчас я понимаю, яко первое место могло уйти другим авторам. Но маловыгодный вам точно. Я и трое моих помощников за бабочку были единогласны.

«На конкурсах должны побеждать наиболее грамотные авторы. Сие естественно». Вы читали все рассказы конкурса? Я читал. Благо бы мы отбирали наиболее грамотных, то это был бы самый невеселый конкурс.

«все, что в моих силах, сделаю». Делайте. Приемлемо менять мы не будем.

Вам делать больше неча, как ругаться с бестолковым начписом, который писать начал годок назад. Я даже правил русского языка не знаю. Круглым счетом чему вы удивляетесь?

Победные рассказы выбирались не мозгом, а душой. В вашем рассказе её перевелся. Он может понравится детям до 16. Или дети до 90, которые тащатся от компьютерных игр. Распишите свою идею, сделайте изо него роман. Но в форме рассказа это неинтересно.

Ваш притча банальный. Идея интересная, но подали вы её второсортно. В ней да и только ничего, что могло бы удивить. В «Бабочке» тоже сойдет не удивляет, но в ней есть что-то цепляющее.

Моего ОТВЕТ:

 

«Ох, ладно, отвечу… но сие в последний раз». Мне нужно не одолжение, а то, в чем дело? вы должны сделать. Вы ответственны за конкурс, вследствие того, пожалуйста, исправьте свою ошибку – внесите коррективы в подведение итогов.

 

«Вы зачем, Бэтмен?». Ваше решение по итогам конкурса заставляет трансформироваться, черт знает, в кого.

 

«Только по грамотности. И суперидея интересна». Основные критерии оценки произведения: язык, стиль и композиция. Язык содержит схема героев и мест действия, тон (повествовательный или тон рассказа али романа); от чьего имени написан текст – от имени главного героя, с имени автора или от первого лица; диалоги персонажей; эмоциональное реакция. Стиль – это построение предложений. Композиция – это единое все произведения: соразмерность главных и второстепенных деталей, последовательность изложения.

 

Каков же язык «Бабочки»? Описания героев и мест поведение отсутствуют. Тон произведения соответствует рассказу. Текст написан с имени автора. Диалоги есть, и они соответствуют обстоятельствам. Эмоциональное стимулирование нормальное.

 

Стиль. Ошибки разнообразные: тавтология, глаголы в разных временах, дислокация смысла, фактические ошибки, превышение количества местоимений, рифмование слов, этические ошибки.

 

Строение. Все изложено последовательно, – без пауз, без забегания впереди паровоза. Составитель не увлекается несущественными подробностями.

 

Язык «Конвоя». Описания героев и мест поступки есть. Тон соответствует рассказу. Текст написан от имени главного героя. Диалоги присутствуют, они в полном объеме уместны. Эмоциональное воздействие нормальное.

 

Стиль. Пока найдена вами одна грех – повтор существительного.

 

Композиция. Везде последовательное изложение, минуя перебора второстепенных деталей.

 

Вывод: рассказ Арлатова самоочевидно уступает в языке и в стиле.

 

«я и не искал ошибки». Раз такое дело как вы оценивали конкурсные рассказы? Отсюда и низкий результат вашей работы, и неправильное подкраска итогов конкурса.

 

«Я могу разобрать весь ваш очерк и придраться к каждому абзацу». Самоуверенное заявление. Подведя итоги конкурса, ваша милость показали далеко не лучшую работу. Я обнаружил цифра ошибок в начале «Бабочки». Представляете, сколько еще их не грех найти?

 

«ваш рассказ скучный». Вы неправы. В нем усиживать интриги – внезапное проявление загадочной подземной цивилизации, смертельная рискованность, трудности пути.

 

«Я подобные рассказы могу примерно каждый день выдумывать». Если вы считаете это таким простым делом, давайте заключим условия. Не сможете написать нормальный рассказ без языковых, стилистических и композиционных ошибок, – заплатите ми 1000 рублей (кроме той суммы, которую уже должны). Ежели все сделаете правильно, – раскошелюсь я. В вашем распоряжении хорэ не один, а даже три дня. Объем пусть хорош такой же, как в «Конвое».

 

«Скажите, вы кровно обрезали рассказ перед отправкой?». Я его не обрезал. Эпилог получилась так, как было задумано: инженера, потерявшего всех товарищей, подбирает автожир. На борту выясняется, что люди уже в курсе того, точно происходит на объектах нефтепромысла, и принимают вынужденные меры.

 

«за бабочку по сию пору были единогласны». Согласно Положению конкурса, окончательное решение принимаете вас. Значит, вы можете его пересмотреть.

 

«если бы я отбирали наиболее грамотных, то это был бы самый кислолицый конкурс». В таком случае, в Положении надо было написать, чего единственное требование к работам – сюжетная линия. Ведь за нескучную атмосферу отвечает фабула.

 

«Я еще в первом письме сказал, что пусто менять мы не будем». Сказали, но написали вторично одно письмо. Зачем? Чтобы меня остановить? Так вона, я не остановлюсь. Времени у меня достаточно. Я располагаю текстом вашего «победителя», его анализом и нашей перепиской. Отвечаю, что читатели найдут много интересного в моем материале.

 

«я пусть даже правил русского языка не знаю». Тогда зачем вас организовали литературный конкурс? Занятий в Интернете полно, а вы взялись следовать дело, в котором ничего не смыслите. Решаете судьбу рассказов, а стало, и судьбу авторов. А если вы не знаете, как пишется показание, то зачем утверждали, что можете придраться к каждому абзацу?

 

«Победные рассказы выбирались малограмотный мозгом, а душой». Ваше объяснение опоздало. Надо было прежде началом конкурса написать: «Победителей определяем душой, наплевав на все литературные правила». Мало-: неграмотный думаю, что после этого у вас было бы более чем достаточно участников. Заинтересовались бы, наверно, только такие, как вас и Арлатов.

 

«Распишите свою идею, сделайте из него роман». В Рома можно превратить, какую угодно, идею. Можно выдавливать рыдания из мальчика или ее мамы на протяжении сотен страниц. Работа не в объеме или форме произведения, а в умении подать придуманную историю.

 

«Ваш рассказишко банальный до невозможности». А насколько банален рассказ Арлатова? Жилища-была бабочка, потом взяла и спасла ребенка без всякого медицинского образования.

 

Сызнова призываю вас к совести и благоразумию: отдайте деньги тому, который их заслужил, измените итоги конкурса!

 

ОТВЕТ ВАСИЛЬЕВА:

 

Я безграмотный собираюсь заключать пари. Кто нас будет расценивать? Я никому неважный (=маловажный) доверяю, кроме знакомых мне людей.

В требованиях к рассказам прописано, точно рассказ должен быть интересен. Никому из моих коллег ваш изложение не понравился. Возможно мы действительно первое место дали далеко не тому, но ваш рассказ точно не победный. Ваш история банальный – это моё мнение. Ваш рассказ небанальный – ваше положение. Не могут люди думать одинаково. Интриги в нём в отлучке. Скудная интрига есть, пока не знаешь, что происходит, а другой раз узнаёшь, что под землёй какая-то краказябла недовольна, в таком случае и той интриги не остаётся.

Я сказал, что могу открывать рассказы, а не писать. Я вообще писать не умею.

Получи и распишись счёт правил русского языка – я их знаю, в прошлом письме была хохма. Я ничего вам не собираюсь доказывать. Решение уже полагается, а победителей и судей не судят. Я признаю, что конкурс прошёл безвыгодный совсем удачно. Дальше будет лучше. Судьбу авторов я отнюдь не решаю. Неужели кто-то может бросить писать с того, что он не выиграл в конкурсе? Перед тем, словно участвовать в конкурсе, мне кажется, нужно изучить организаторов. Я – пустое место из неоткуда. Вы участвовали в конкурсе Писаки. На сколько вы рассчитывали?

Да, я пишу для того, чтобы вам остановить. Но не потому, что я боюсь, что вас испортите мне репутацию, а из желания доказать, что ваша сестра правы лишь частично. Вы ведёте себя как микроскопичный мальчик, которому не хватило стула в столовой. Мне было бы до лампочки, кто и что про мои рассказы думает. Ну малограмотный выиграл и хрен с ними, тупые организаторы значит. Пойду входить в состав в другом конкурсе. В сообществе вас поддержал лишь один публики.
Сколько там у меня дней осталось до осознания своей ошибки?

 

Моего ОТВЕТ:

 

«Я никому не доверяю, кроме знакомых ми людей». Доверяют не знакомым людям, а фактам.

 

«Ваш показание банальный – это моё мнение. Ваш рассказ небанальный – ваше мнение». Перевешивает мировоззрение, которое можно доказать. Я доказал, что мой рассказ не чета «Бабочки». Я доказал, что он интересен. Интрига «Конвоя» заключается в загадочности, что создает незримое присутствие подземной цивилизации, в опасности, грозящей людям, в трудностях пути. В рассказе Арлатова подвох крутится вокруг больного мальчика и спасительной бабочки. Борьба вслед за жизнь ребенка трогательна, но не оригинальна. Подобных произведений написано до жути много, и удивить очередным слезоточивым рассказом крайне сложно.

 

«интрига подчищать, пока не знаешь, что происходит, а когда узнаёшь, как под землёй какая-то краказябла недовольна, то и пирушка интриги не остаётся». Загадка, рано или поздно, раскрывается в любом произведении.

 

«Я не касаясь частностей писать не умею». Тогда почему вы беретесь прочеркивать литературный конкурс, если не знаете, как пишется рассказишко? Отсюда и результат – неправильное подведение итогов.

 

«я их знаю, в прошлом письме была шутка». Битва более серьезное, чем вам кажется, а я, в отличие от вам, шутить не собираюсь.

 

«На счёт правил русского языка – я их знаю». В таком случае, вы придется принять мои претензии по присуждению первого места. «Бабочка» – слабое проведение, прежде всего, по стилю. Кроме этого, в ней хромает шлепалка.

 

«Решение уже принято, а победителей и судей не судят». Коль скоро судью уличили в недобросовестной работе, решение должно быть пересмотрено.

 

«Я признаю, подобно как конкурс прошёл не совсем удачно». Признать ошибку недостает). Ее нужно исправить.

 

«Дальше будет лучше». Далеко не будет, если вы станете подводить итоги таким образом. Индивидуальность должен быть ответственным за свои поступки, а когда некто ни за что не отвечает, начинается хаос.

 

«Судьбу авторов я никак не решаю». Решая судьбу произведения, вы решаете судьбу автора. Остатний может сравнить свою работу с работами тех, кого объявили победителями. Разве он сделает правильный анализ, то придет к выводу, что такое? с ним поступили несправедливо. Реакция на такое отношение разнообразна. Одни погружаются в депрессию, прочие – бросают писать, третьи – начинают возмущаться.

 

«Неужели который-то может бросить писать от того, что спирт не выиграл в конкурсе». Запросто, особенно молодые начинающие авторы. Они опять неустойчивы психически, хотя пытаются отстаивать свои права. Что ни говори и более зрелые писатели бывают непредсказуемы. Причины – свойства характеров и темпераментов, небо и земля жизненные ситуации.

 

«Перед тем, как участвовать в конкурсе, ми кажется, нужно изучить организаторов». А мне кажется, что, в старину чем объявлять конкурс, организатор должен подумать, справится ли симпатия с такой задачей. Просто организовать мероприятие – половина миссии, а вычислять рассказы и подводить итоги – более ответственное дело.

 

«Я – ноль без палочки из неоткуда. Вы участвовали в конкурсе Писаки. На отчего вы рассчитывали?». На то, что Писака обладает хоть бы бы базовыми знаниями. Без них литературный анализ невозможен, и отчаянно оценить произведение, подвести итоги. Вас поставили перед фактом – «Бабочка» явно слабее «Конвоя». Обратитесь к своему разуму, к своей совести, исправьте недоработки, наградите того, кто именно заслуживает награды.

 

«Вы ведёте себя как под стол пешком мальчик, которому не хватило стула в столовой». Даже ничтожный мальчик сообразит, что нужно сообщить воспитателю о происшествии. На (возрасте человек тем более должен решать проблему, требовать нормального исполнения обязанностей через организатора, ответственного за конкурс.

 

«Ну не выиграл и овощ с ними, тупые организаторы значит. Пойду участвовать в другом конкурсе». Сие ошибочная формула поведения. А если на другом конкурсе возникнет такая а ситуация? Это равносильно тому, что вас ударят в соответствии с щеке, а вы, вместо того, чтобы охладить пыл наглеца, подставите другую щеку. Отнюдуже же возьмется уважение к жюри и к самому себе?

 

«в сообществе вам поддержал лишь один человек. Никто не считает, по какой причине ваш рассказ победный». В конкурсном Положении написано, что окончательное проблемы) принимаете вы. Следовательно, подсчитывать, кто «за», а кто «против», отсутствует смысла. Впрочем, объяснить неравенство голосов нетрудно. Многие род (человеческий слишком внушаемы, порой готовы слепо идти за лидером. А лидером средь непрофессионалов может быть, кто угодно, – например, человек без образования, идеже-то написавший эффектный, но не эффективный комментарий. Это может взяться выступление, пронизанное юмором или какими-нибудь модными образами. Оно может выглядеть интересным, хотя не будет соответствовать истине.

 

«Сколько там у меня дней осталось перед осознания своей ошибки?». Вы уже осознали ее, благодаря чего и написали: «Я вообще писать не умею», «Я признаю, что такое? конкурс прошёл не совсем удачно». Вы безлюдный (=малолюдный) хотите внести коррективы в подведение итогов, потому что малограмотный хотите публично признать свою неправоту. И, конечно, не хотите откалываться с деньгами, а вернуть тысячу от Арлатова уже не потребуешь – потратил, наверно, и давать отпор будет, как необъезженный конь.

 

У вас остался Вотан день. 4 апреля, если не одумаетесь, я опубликую постоянно, что накопилось о вашей работе: текст «победителя», его разбор (полетов), а также письма с вашей занимательной логикой. Не пожалею ни времени, ни сил. Хорошо не добьюсь, но хотя бы душу отведу. К тому а неискушенные авторы должны знать, что может произойти на вашем очередном конкурсе.

 

Отзвук ВАСИЛЬЕВА:

 

1 день… ну ладно. Видимо, сие моё последнее письмо. Тогда выскажу всё, раз краха карьеры ми не избежать.

«Доверяют не знакомым людям, а фактам. Данные уже я приводил». Такое чувство, что вы отвечаете невыгодный на то, что я пишу, а на какие-то отдельные предложения, вырванные с контекста. Я говорил вам про пари, а вы мне относительно какие-то приведённые факты.

«Перевешивает мнение, которое не возбраняется доказать. Я доказал, что мой рассказ лучше «Бабочки». Я доказал, фигли он интересен. Интрига «Конвоя» заключается в загадочности, что создает незримое присутствие подземной цивилизации, в опасности, грозящей людям, в трудностях пути. В рассказе Арлатова любовь крутится вокруг больного мальчика и спасительной бабочки. Борьба по (по грибы) жизнь ребенка трогательна, но не оригинальна. Подобных произведений написано жутко много, и удивить очередным слезоточивым рассказом крайне сложно». Чтобы меня автор, который так расхваливает своё произведение – сие что-то немыслимое. Таких произведений как у вас в свою очередь пруд пруди. Я говорю не про идею, а про концепцию. Вам словно по какой-то формуле написали свой цзюань. Отчего он и получается нудноватый. На первом месте у вы техника, структура, правила, а уже потом история. Вы до смерти хотели написать идеально, забыв, что должно быть покамест и интересно.

«Загадка, рано или поздно, раскрывается в любом произведении. Сие естественно». Я не помню, когда всё выяснилось, но помню, что же уже где-то с середины я всё знал. Возможно я догадался, зачем ещё раз подтверждает, что рассказ не держит. Ради героев не переживаешь абсолютно, мне плевать было, кто именно помрёт, а кто нет. Весь рассказ наивный до жути. Людской) – негодяи, зло хочет всё уничтожить, только главный амплуа выживает. Разве это не банально?

«Тогда почему ваша сестра беретесь проводить литературный конкурс, если не знаете, якобы пишется рассказ? Отсюда и результат – неправильное подведение итогов». Сие шутка. Вы опять вырываете из контекста.

«Дело паче серьезное, чем вам кажется, а я, в отличие от вас, проказничать не собираюсь». Неправильно это. Ко всему нужно откладываться с юмором.

«В таком случае, вам придется принять мои претензии объединение присуждению первого места. «Бабочка» – слабое произведение, прежде всего ((и) делов, по стилю. А кроме этого, в ней хромает и язык». А вдобавок здесь первое место? Не только ваш рассказ написан (на)столь(ко) грамотно, есть ещё парочка, так почему именно Вас должны получить первое место? Ведь я могу отдать на певом месте место другому автору, который пишет также грамотно, равно как и вы, но интереснее.

«Если судью уличили в недобросовестной работе, урегулирование должно быть пересмотрено». Дайте мне правила по оценке рассказов получай частном конкурсе. Вы мне доказали только одно положительный момент – отсутствие ошибок.

«Признать ошибку мало. Ее нужно исправить». В случае если вы разобьёте хрустальную вазу, то как вы исправите сие? Или вам случайно оторвёт руку на токарном станке, так как вы это исправите? Так что ваше словесная формула не всегда верно.

«Не будет, если вы станете подставлять итоги таким образом. Человек должен быть ответственным ради свои поступки, а когда он ни за что приставки не- отвечает, начинается хаос». В следующий раз у меня будут компетентные судьи.

«Решая судьбу произведения, ваша милость решаете судьбу автора. Последний может сравнить свою работу с работами тех, кого объявили победителями. Неравно он сделает правильный анализ, то придет к выводу, ась? с ним поступили несправедливо. Реакция на такое отношение разнообразна. Одни погружаются в депрессию, кое-кто – бросают писать, третьи – начинают возмущаться». Всегда будут недовольные, сие закон. В конкурсе приняло участие 84 автора. Мне как, каждому принести личные извинения, что они не выиграли?

«А ми кажется, что, прежде чем объявлять конкурс, организатор ничего более не остается подумать, справится ли он с такой задачей. Просто образовать мероприятие – половина миссии, а оценивать рассказы и подводить итоги – больше ответственное дело». Единственный случай, когда мне нечего сравнить. Здесь вы правы.

«На то, что Писака обладает зато хорошо бы базовыми знаниями. Без них литературный анализ невозможен, и неприемлемо оценить произведение, подвести итоги. Вас поставили перед фактом – «Бабочка» явно слабее «Конвоя». Обратитесь к своему разуму, к своей совести, исправьте недоработки, наградите того, кто именно заслуживает награды». Вы тоже обратитесь к разуму. Конвой чуть по грамотности лучше. Если бы я даже и стал переосмыслять результаты, то первое место явно бы не вас получили.

«Это ошибочная формула поведения. А если получи и распишись другом конкурсе возникнет такая же ситуация? Это равносильно тому, сколько вас ударят по щеке, а вы, вместо того, с целью охладить пыл наглеца, подставите другую щеку. Откуда а тогда возьмется уважение к жюри и к самому себе?». Да ми срать вообще. Я знаю, что пишу, и мне этого в достаточной мере. Знаете такого писателя Анджея Сапковского? Он написал повторение про Ведьмака. Он участвовал с Ведьмаком в конкурсе и не победил. Зато в ту же минуту он один из самых известных писателей в жанре фэнтези. Оттого что он пишет нестандартно.

«В конкурсном Положении написано, ровно окончательное решение принимаете вы. Следовательно, подсчитывать, кто «за», а который «против», нет смысла. Впрочем, объяснить неравенство голосов тяжело. Многие люди внушаемы, порой готовы слепо идти по (по грибы) лидером. А лидером среди непрофессионалов может быть, кто угодно, – к примеру (сказать), человек без образования, где-то написавший эффектный, но безлюдный (=малолюдный) эффективный комментарий. Это может быть выступление, пронизанное юмором другими словами какими-нибудь модными образами. Оно может выглядеть интересным, но без- будет соответствовать истине». Я никому ничего не внушал. Я отправил ваше бульон сообщение в группу, и вас никто не поддержал. А в личку ми стали писать слова поддержки.

Я на вас трачу половину своей нормы до знакам. Вам не стыдно отнимать время у детей? Прекратите выхватывать предложения из абзацев, отвечать на одно и то но одним и тем же. Вы отвечаете только на в таком случае, что выгодно вам.

Вы ведёте себя мерзко. В случае если бы вы указали на мои ошибки, написали бы своё досада, тогда бы всё было хорошо. Я бы извинился, а бесцельно мне даже и этого не хочется. Требовать деньги шантажом – сие вообще очень низко.

Не забудьте указать в своей статье, который вы меня шантажировали. Требовали от меня деньги бери необоснованных с юридической точки зрения претензиях, угрожая при этом статьей, которая испортит ми репутацию. Я, пожалуй, сделаю распечатку. Если вы это безвыгодный укажите, то я сделаю распечатку ещё и нашей переписки.

И отправьте ми ссылку на ресурс, в котором вы опубликуете свою статью. Позывает почитать, как надо правильно анализировать рассказы, дабы без- было таких казусов в будущем.

 

МОЙ ОТВЕТ:

 

«выскажу все на свете, раз краха карьеры мне не избежать». Видимо, придется излиться и мне. Крах карьеры вам не грозит, но заботы будут. Моя статья не придаст вам авторитета и покажет авторам, зачем стоит ваш конкурс.

 

«Такое чувство, что вас отвечаете не на то, что я пишу». Именно держи то, что вы пишете, я и отвечаю. Писатель всегда выделяет конкретную мысль. От случая к случаю вы написали, что доверяете знакомым, я заметил, что надеяться надо не знакомствам, а фактам. Совсем необязательно мне было говорить о маза.

 

«Для меня автор, который так расхваливает своё результат – это что-то немыслимое». Я не расхваливаю свое устраив, а защищаю его. А любую защиту строят на аргументированных возражениях. Они доказывают, зачем интрига в «Конвое» есть, и даже не одна. Для сравнения я прокомментировал интригу «Бабочки».

 

«таких произведений подобно ((тому) как) у вас тоже пруд пруди». Неправда. Писали в основном о машинах времени, инопланетянах, параллельных мирах, чародеях и чудесах биохимии. Ваш брат вряд ли назовете много рассказов о подземной цивилизации, а может, не назовете ни одного.

 

«Я ранее сравнивал ваше творение с подростковой литературой». Вынужден опровергнуть ваше изречение: мой рассказ рассчитан на взрослую аудиторию. Для подростков пишут попроще, мягче и конкретнее. Кстати, произведение для подростковой аудитории сильнее напоминает «Бабочка». Там соответствующее бесхитростное изложение, а главный храбрец – мальчишка.

 

«На первом месте у вас техника, композиция, правила, а уже потом история. Вы сильно хотели нацарапать идеально, забыв, что должно быть ещё и интересно». Придется вы напомнить основные критерии художественного произведения: язык, стиль и энвайронмент. Они приняты и обязательны во всем мире. Сюжет – лишь только деталь, которая входит в состав языка.

 

Сюжет состоит изо четырех составляющих: правдоподобие, важность, новизна и конфликт. Самое главное – коллизия. Основные его виды: человек против природы или случая; персонажей против человека; человек против себя.

 

В «Конвое» штат(ы) противостоят неким живым существам, в «Бабочке» – похоже, случаю: ребенка свалила порча. Здесь абсолютное равновесие. О новизне я уже писал: новым выглядит живо сюжет моего рассказа. Правдоподобие – примерно одинаковое: нападение подземной цивилизации и «воздействие бабочки» реалистичны. Серьёзность, наверно, даже комментировать не нужно – в обоих рассказах темы обильно важны, хотя в «Конвое» проблема более глобальна. Иначе говоря, бокал весов склоняется в сторону моего рассказа.

 

«с середины я всё-таки знал. Возможно я догадался, что подтверждает, что рассказ маловыгодный держит». Жанр моего рассказа – не детектив, в котором весь век становится ясно лишь в концовке (да и то не завсегда). «Конвой» – приключенческая фантастика. Следовательно, ваши догадки большой роли невыгодный играют.

 

«За героев не переживаешь абсолютно, ми плевать было, кто помрёт, а кто нет». Возможно, ваш брат просто не сумели поставить себя на место героев «Конвоя».

 

«рассказ ребячливый до жути. Люди – негодяи, зло хочет всё истребить, только главный герой выживает». Во-первых, негодяев в моем рассказе несть – есть люди с кое-какими слабостями. Во-вторых, ваш брат слишком все упрощаете. Я тоже могу упростить содержание «Бабочки»: хлебогрыз болен, врачи и родители бессильны, но маленькой бабочке посчастливилось поднять мальчика с кровати. Добавлю, что простые сюжеты не банальны, а, навыворот, вечны.

 

«Это шутка. Вы опять вырываете изо контекста». Я извлекаю конкретную мысль. В этом и разница между нами: я пишу вы серьезно, а вы пытаетесь отшучиваться. Ничего смешного тут налицо денег не состоит: вы взяли на себя обязанности председателя жюри, допустили оплошность и должны обрезать за свои поступки.

 

«Ко всему нужно принадлежать с юмором». Окатите грязью прохожего, а потом, даже не извинившись, расскажите ему вымысел про неудачника. Может, он и посмеется, но в благодарность обязательно утопит вам в луже. Как прохожий, имевший несчастье поучаствовать в вашем конкурсе, я стараюсь противоречить вашим же цинизмом.

 

«Не только ваш огласка написан грамотно, есть ещё парочка, так почему не больше и не меньше ВЫ должны получить первое место?». Вы отдали суп место рассказу Арлатова, посчитав «Бабочку» достойной такого почета. Я доказал, что-нибудь «Конвой» превосходит это произведение. Теперь вы заявляете, что-что на приз могут претендовать еще два рассказа. Поверить в сие уже трудно. Во время нашей переписки я убедился, аюшки? вы плохо разбираетесь в сочинительстве прозы. Какие еще нужны основные принципы для моих требований? Итоги, которые вы подвели, – неверны и возмутительны.

 

«Дайте ми правила по оценке рассказов на частном конкурсе». Ваша милость заставляете меня повторять уже третий раз. Основные критерии оценки рассказов – шлепалка, стиль и композиция. Характеристику всех трех я уже приводил.

 

«Вы ми доказали только одно преимущество – отсутствие ошибок». Я доказал, чисто стиль «Конвоя» лучше, чем в «Бабочке». Доказал, что шлепалка моего рассказа лучше (в «Бабочке» отсутствуют описания героев и мест поведение).

 

«Если вы разобьёте хрустальную вазу, то якобы вы исправите это? Или вам случайно оторвёт руку держи токарном станке». Вазу можно купить в магазине, а руку может кончить хирург. Я не требовал невозможного. Внести мое имя в список победителей, дать на лапу1000 рублей, и конфликт исчерпан.

 

«В следующий раз у меня будут компетентные судьи». Наконец-то-то вы признаете свою некомпетентность.

 

«Всегда будут недовольные, сие закон». Реагируют на недовольство, подкрепленное фактами.

 

«В конкурсе приняло содействие 84 автора. Мне что, каждому принести личные извинения, сколько они не выиграли?». Извинения приносят за негативный дело, а не за то, что людям что-то неважный (=маловажный) удалось.

 

«Конвой лишь по грамотности лучше». Несть такого критерия оценки рассказов. Есть язык, стиль и эскиз. Мой рассказ лучше по стилю и языку.

 

«Если бы я пусть даже и стал пересматривать результаты, то первое место явно бы отнюдь не вы получили». Тогда я опять возразил бы вам. Вас неспособны правильно оценить художественное произведение.

 

«Зато неотлагательно он один из самых известных писателей в жанре фэнтези. Благодаря чего что он пишет нестандартно». Писать нестандартно – это четыре, но если автор наплевательски относится к основам сочинительства либо не знает их, то в издательствах и на конкурсах ему отличается как небо от земли не появляться.

 

«Я никому ничего не внушал. Я отправил ваше во-первых сообщение в группу, и вас никто не поддержал». А вам и малограмотный нужно было что-либо внушать. Вас стараются иметь пристрастие лишь за то, что вы – организатор конкурса. К вы прислушиваются, особенно начинающие писатели. Разумеется, вас будут служить подспорьем: подумаешь, какой-то участник посмел возразить. Вы провозгласили себя лидером. Толпе симпатия нужен, она ему верит, но надолго ли?

 

«Я держи вас трачу половину своей нормы по знакам. Вы не стыдно отнимать время у детей?» У каких детей? Ваша милость взрослый человек, к тому же взяли на себя функция организатора конкурса.

 

«Вы отвечаете только на в таком случае, что выгодно вам». Каждый человек отвечает так, на правах считает нужным. Особенно если его ни о чем приставки не- спрашивают.

 

«Если бы вы указали на мои ошибки, написали своё ропот, тогда бы всё было хорошо». Ну, тогда ваша сестра могли просто не ответить мне. Я предпочитаю требовать справедливости так, с намерением все карты лежали на столе. Вы должны ебать, что я буду делать в случае вашего отказа.

 

«требовать мошна шантажом – это очень низко». Я требую только свое. Который-нибудь же это шантаж? Если бы я заставил вас возвернуть деньги, к которым не имею отношения, то это был бы вымогательство. В нашем случае вас просто ставят перед фактом: особа возмущен вашими действиями настолько, что может пойти бери жесткие меры.

 

«Требовали от меня деньги получи необоснованных с юридической точки зрения претензиях». Напротив, очень инда обоснованных. Литературный конкурс должен проводиться нормально и справедливо.

 

«Я сделаю распечатку. В случае если вы это не укажите, то я сделаю распечатку пока что и нашей переписки». Распечатка вам не поможет. Главное чтобы меня – рассказать, что вы работали плохо, что взялись вслед за дело, в котором ничего не понимаете, и морочили головы ни о нежели не подозревающим людям.

 

«отправьте ссылку на источник, в котором вы опубликуете свою статью». Отправлять не буду, вследствие этого что ссылок наберется очень много.

 

«Хочется божеские), как надо анализировать рассказы, дабы не было таких казусов в будущем». Я как, мало об этом написал? Ну, что ж, почитайте до сего времени раз, но сдается мне, что казусов вам совершенно равно не избежать. Вы слишком свято верите в «нестандартное» литературный труд.

 

ОТВЕТ ВАСИЛЬЕВА:

 

Вы отвечаете не сверху моё сообщение, а на своё. Я стараюсь ответить на однако ваши слова, а вы только на часть моих. Без- о какой сути тут не идёт и речи, вы попросту вырываете предложения из контекста. С вами невозможно вести переговоры.
Ваше самомнение может погладить облака, настолько оно пискливо. Мне до него не достать, поэтому я и не могу вы ничего доказать. Давайте, вырываете из контекста и отвечайте нате «не могу ничего доказать».

Денег у меня нет, ми сейчас едва хватает на поесть. На конкурс я спустил любое свои средства, чтобы хоть немного поднять популярность сообщества.

Когда бы вы не требовали от меня денег, так это бы не переросло в такой конфликт. Но вас меня решили шантажировать. Я тоже всегда отстаиваю свои полномочия. Почему я до сих пор вам отвечаю? Потому подобно как боюсь вашей статьи? Нисколько. Я сейчас пишу и улыбаюсь, таково как думал, что такие люди как вы, бывают токмо в забавных историях.

«Напротив, очень даже обоснованных. Литературный тендер должен проводиться нормально и справедливо». Я сказал, с юридической точки зрения. Коль (скоро) бы вы не требовали у меня денег, то я бы ни подтекстовка вам не сказал. Я у вас ничего не брал, я вы ничего не должен, вы участвовали в неофициальном конкурсе, а стало быть всё, что там происходило было субъективным.

 

Ведь, что вы недовольны, юридически ничего не значит. Ваши поведение полностью подходят под статью 163 УК РФ. Почитайте, ась? это за статья и что за неё будет. Буде я почувствую хоть небольшие неприятности от ваших статей, в таком случае я пойду со всеми фактами в суд. А вот там по всем статьям будет плевать на художественность вашего произведения, их хватит волновать то, что вы вымогали у меня деньги.

 

Выше- ОТВЕТ:

 

«Я стараюсь ответить на все ваши болтовня, а вы только на часть моих. Не о какой сути тогда не идёт и речи, вы просто вырываете предложения с контекста». Если бы я вставлял в письмо все ваши стихи, то оно получилось бы очень длинным. Поэтому я беру главную фантазия, которую можно прокомментировать. Так же поступают и рецензенты – маловыгодный дают текст полностью, а лишь отрывок, чтобы сделать упоминание на примере.

 

«Ваше самомнение может погладить облака, столько оно высоко». По-вашему, если человек отстаивает свою точку зрения, так у него – большое самомнение. Вы неправы.

 

«На тендер я спустил все свои средства, чтобы хоть немного взвеять популярность сообщества». Это ваша проблема, а не моя. Надо было до тех пор думать, начинать ли такой конкурс. Вы так но разбираетесь в сочинительстве, как я – в освоении космоса, но все-таки взялись после дело. А поднять популярность сообщества можно по-другому – не литературным способом.

 

«Если бы ваша сестра не требовали от меня денег, то это бы безграмотный переросло в такой конфликт». Конфликт начался, когда вы украли у меня победу. Без всякого сомнения, это случилось по причине вашей некомпетентности, но сие нисколько вас не оправдывает. Я не провожу конкурс бальных танцев, в силу того что что ни черта в них не понимаю. Вы же решили протаскивать литературный конкурс, ошибочно полагая, что достаточно оценить содержание произведений.

 

«вы меня решили шантажировать». Шантаж – сие когда вас заставляют отдать деньги, принадлежащие вам иначе кому-то другому. Я же хотел взять то, отчего заслужил, разве что на жестких условиях. Описал близкие дальнейшие действия, если вы будете упираться. Все как не открыто и честно.

 

«Я сейчас пишу это и улыбаюсь, си как думал, что такие люди как вы, бывают в какие-нибудь полгода в забавных историях». Ваше счастье, что я не располагаю возможностью встать поперек дороги вашу страницу вместе с вашим возмутительным конкурсом. Может, тогда ваша ухмылка погасла бы хоть ненадолго.

 

«Я у вас синь порох не брал, я вам ничего не должен». Вы отдали награду, которая причитается ми, другому автору, даже не отредактировавшему свой рассказ. Ваша сестра – организатор и председатель жюри, от вас последовала такая предприятие. Вы приняли решение, и вам отвечать за него.

 

«вы участвовали в неофициальном конкурсе». Все на свете происходило совершенно официально: Конкурс был объявлен в Интернете, были приглашены до сей поры желающие.

 

«то, что вы недовольны, юридически ни ложки не значит». Ошибаетесь. Я не только ясно указал причину своего недовольства, так и подкрепил ее доказательствами. Вас уличили в плохой работе, потому-то извольте нести ответственность.

 

«ваши действия полностью подходят подина статью 163 УК РФ». Мои действия направлены в то, чтобы получить свои деньги, и ничьи больше. Вдоль сути, вы их украли, – вручили автору, мастерство которого неизмеримо уступает моему. Вы, не разбираясь в сочинительстве, морочили головы участников конкурса. Какая раздел полагается за все это, прочитайте в Кодексе сами.

 

«я пойду со всеми фактами в суд». Ступайте хоть к министру внутренних дел. Я все равно не отступлюсь.

 

 

В этой переписке видимо, что организатор продемонстрировал не только незнание предмета, да и большое упрямство. Тон письма сменил на насмешливый, вроде бы пытаясь вывести собеседника из себя. Многие заявления выглядят самоуверенными. К проведению литературного конкурса Васильев относится избыток легко, но конкурс – не прогулка по зоопарку. Сие серьезная работа, требующая вдумчивого анализа представленных произведений. Неловкость жюри может дорого стоить. Один участник все стерпит, кто-то другой – ничего не поймет, а третий найдет выход для справедливого возмущения. Ми пришлось его найти, потому что дело не лишь только в деньгах и в ускользнувшей славе. Такие конкурсы лишь засоряют сетевое гаммада, в котором и без того много информации, вредоносной для начинающих авторов и читателей.