Поэзия, Статьи

Мусор

Вет дворник дядя Вася улицу метёт
Быстро, ловко и мастерски. Сразу видно, спец.
Спорится в руках работа, хорошо будь по-твоему,
Но никак работе этой не придёт конец.

Коломенская верста Вася – академик дворницких работ.
Тридцать лет метёлкой машет. Поднаторевший эксперт.
Чистоты дворов хранитель. Молодец, но вот
Важных богословских знаний безвыгодный было и нет.

А семинарист Артемий на скамье сидит,
Пачку чипсов доедает с вкусом чеснока.
На память псалмы все знает, складно говорит,
Но рот чипсами заполнен и молчит до ((сего.

Дожевал Артемий, кинул пачку на газон
И понёс возлюбленный слово божье в некрещёный мир.
Вспомнил: дядя Вася – дворовой некрещёный он.
У него ещё есть дочка – банковский кассир.

Дочку в свой черед дядя Вася в церкви не крестил.
О религии не хочет слышать сносно.
Знай себе, метёлкой машет, «пашет» что есть сил
И, видать, не знает старичок того,

Что духовность точно вне всех земных забот
И что каждая молитва – есть ступенька в благодать. Ant. ад.
Встал семинарист Артемий, подошёл и вот
Дяде Васе симпатия вещает про загробный край.

Говорит умно, красиво относительно духовный путь,
О грехе и искупленьи, про добро и зло,
А духовность – это жизни человека суть…
Тут к ним пачку с-под чипсов ветром принесло.

Старый дворник дядя Вася пачку в шуфель смёл
И как ни в чем не бывало то, что думал юноше сказал:
— Ну, духовность, мужчина, помни, чтоб ты там ни плёл –
Это если нет весь свой мусор за собой убрал.

 

Поэзия, Статьи

Стою на перекрёстке

Стою, чисто столб, на перекрёстке
Людских духовных разных троп.
Получи чёрно-белые полоски
Разделены тропинки, чтоб
На них долго не стояли,
А шли и в основном вперёд,
Но лучше, чтоб быстрей бежали
И разве кто-то упадёт,
Чтоб далеко вниз не катился,
Петляет каждая путик
И как бы низко не спустился
И как бы ни была слаба
Характер у путника любого,
Путь для него наверх открыт.
Чтоб никак не допущен был, такого
Закон вселенский не велит.

Смотрю, ровно двигаются души.
Как электроны в проводах.
Им к небу поводырь не нужен.
Любовь у них в проводниках.
Стою, смотрю. Ми интересно…
Вон, кажется тропа моя.
Пора идти ми, если честно.
Уж очень задержался я.
Но просто приблизительно мне надоело
По чёрно-белому шагать.
Пущу-ка, вдоль дороге в дело
Слова и ими украшать
Я стану скучные полоски,
Чтоб было, шлепать веселей
По тропке узенькой, неброской
Потом кому-в таком случае и светлей.

 

Поэзия, Статьи

Тапочек

Идиот, тапочек, тапочек
Много в России таких,
Но это что синь-порох в глазу тапочек,
Который пропал у меня.

Пропал пред вечерней мои тапочек,
Исчез, не оставив следа,
Исчез неожиданно идиот
И это большая беда.

Пропажа большая случилась —
Не туман я его уберечь.
Вот какая беда получилась.
Может фигурировать, мне под поезд прилечь?

Поэзия, Статьи

Демагог

Любит дьявол поболтать ни о чём.
Ни о чём он почти, по какой причине всё знает.
Факты в речи его ни при нежели.
Не из них он все выводы варит.

Любит дьявол обсуждать ничего.
Ничего – это лучшая тема.
Это вечная положение его,
Дар его и чужая проблема.

Он эксперт, изучает ничто
И о фолиант пишет толстые книги.
И с экрана болтает про то,
Словно в ни чём намечаются сдвиги.

У него есть особый данные. Ant. бездарность,
Говорить, не смолкая часами,
Ничего ни о чём без- сказав.
Для себя он философ (как Кант)
И гордится своими речами.

Дьявол из слов ничего создаёт.
Пожирает лишь время людское,
Чуть только во сне закрывая свой рот,
И чем крепче и длительнее он спит,
Тем в стране нашей больше покоя.

Поэзия, Статьи

Ласковая дура

Моя твоя милость ласковая дура,
Мой электрический магнит,
Твоя стервозная естество
Парней как мух на мёд манит.
Моя дебильная раскрасавица,
Вслед за тобой схожу с ума.
Бьёшь по мозгам твоя милость словно водка,
О том не ведая, сама.

Моя твоя милость ласковая дура,
Язвочка моей души,
Твоя стройная очертания
Мне обходится в гроши,
Но твой дикий темперамент,
Твой покрой заводной
Меня скоро в гроб повалит.
Не могу я быть с тобой.

Моя ты ласковая дура,
Ты словно выражение лица на кровати.
К тебе подъеду я как фура.
Ты далеко не взрывайся, бога ради!
Ты то ласкаешься, как сучка,
Целуешь в губы, обнимаешь,
То вещи все мои в окно
Вдруг неожиданно кидаешь.

Моя ты ласковая дура,
Ото тебя я скоро спячу.
Моя ты ласковая дура,
С тебя ножи я прячу.
Моё дикое, ты, чудо,
Телекоптер мой заводной,
Хоть с тобой мне шибко худо,
Проводить (молодость) могу я лишь с тобой.
***
Моя ласковая дура,
Электрический соблазн,
То меня подальше гонит,
То опять к себе манит.
Моя нервная подружка,
Человекодинамит,
Ведь сама меня прогонит,
То потом за мной бежит.

Поэзия, Статьи

Без любви

Питание без любви – не жизнь, существованье
Белковых тел,
Нелепое, тупое прозябанье,
В судьбе интервал.

А сердце – только орган,
Насос, деталь.
Из биомассы соткан.
Его далеко не жаль.

Дух без любви – не дух, одно названье
Всего делов буквы три,
Тень на полу, лишённая сиянья,
Ноченька без зари.

Глаза – одно лишь зренье.
В них налицо денег не состоит души.
Лишь тленье и забвенье
В болоте лжи.

Смерть не принимая во внимание любви – не смерть, не расставанье
С тем, кто любим.
Сломалось и бери свалку без прощанья
И всё на сим.

Поэзия, Статьи

Подруга удача

Получай пути не ждёт меня удача.
Значит, я нежданный встречусь с ней.
Сие интересная задача –
Сделать её спутницей своей.

Труд и (первый) дебют точно мне помогут.
Вера обещала подвезти,
А надежду взял с на вывеску в дорогу.
Мне без них удачу не найти.

К ней приду и позову с собой.
Есть мне, чем её уговорить.
И удача станет ми родною.
Суждено с удачей мне дружить.

Поэзия, Статьи

ЧЕГО ХОЧЕТ АВТОР — Литературный портал 2018-07-09 20:17:15

Вообрази!

Сидишь в эпицентре пожара

И вместо стула, огненный трон.

Твоё тушка не чувствует жара.

Потому что, отныне ты – спирт.

 

Вокруг лишь огонь бесконечный.

Ты — горячего пламени пункт.

Твоё тело – костер долговечный.

Ты имеешь над пламенем царство.

 

Теперь ты горишь, не сгорая.

Твои мысли и чувства – огни.

До настоящего времени собою вокруг заполняя,

Ярким жаром пылают они.

Поэзия, Статьи

Стою на перекрёстке

Стою, по образу столб, на перекрёстке
Людских духовных разных троп.
Для чёрно-белые полоски
Разделены тропинки, чтоб
На них долго не стояли,
А шли и в основном вперёд,
Но лучше, чтоб быстрей бежали
И делать что кто-то упадёт,
Чтоб далеко вниз не катился,
Петляет каждая путь
И как бы низко не спустился
И как бы ни была слаба
Сердцевина у путника любого,
Путь для него наверх открыт.
Чтоб никак не допущен был, такого
Закон вселенский не велит.

Смотрю, что двигаются души.
Как электроны в проводах.
Им к небу путевожатый не нужен.
Любовь у них в проводниках.
Стою, смотрю. Ми интересно…
Вон, кажется тропа моя.
Пора идти ми, если честно.
Уж очень задержался я.
Но просто этак мне надоело
По чёрно-белому шагать.
Пущу-ка, за дороге в дело
Слова и ими украшать
Я стану скучные полоски,
Чтоб было, направлять лыжи веселей
По тропке узенькой, неброской
Потом кому-так и светлей.

 

Поэзия, Статьи

Попасть в историю

Повесть – не плитка, не паркет.
В истории не просто шпур оставить.
Чуть-чуть пожил и всё – тебя уж вышел
И не успел ничем себя прославить.

Но можно нетрудно так в неё попасть,
Случайно, не желая и не целясь.
Вишь выпадет тебе такая масть
И меж двух дат окажешься, приклеясь.

Пораскинуть мозгами надо, как в неё входить.
Сказать ведь могут: «Гениален симпатия был или
(такое тоже очень может быть)
Какие гады в нашем прошлом наследили?»