Литературный портал

Современный литературный портал, склад авторских произведений

Прищепка

  • 01.10.2017 15:06

Горя ЕВСТИГНЕЕВ

Прищепка

Белобрюхий молодой тюлень стремительно выпрыгнул изо воды перед самой лодкой. Некоторые животные ведут себя нагловато, же это морское создание всех переплюнуло. Тюлень издал серию одинаковых коротких глухих звуков и тогда же довольно шустро забрался прямо на борт моторки.
Старушка рыбачья посудина на своем веку и не такое видала, потому-то только удивленно немного покачнулась. Представитель ластоногих не второпях устроился поудобнее и почти уже по-хозяйски разлегся получай носу лодки.
Увидев нового гостя, команда судна прежде (всего) от удивления даже слегка растерялась и стала как-так мелко и не по делу суетиться, группируясь на корме. При всем том все быстро успокоились – чего только на море безграмотный бывает, тем более что животное вело себя окончательно дружелюбно.
Чуть осмелев, один из членов небольшого экипажа, привычный промысловик, как и тюлень, из семейства не особо скромных, взял багорик и аккуратно ткнул им в бок незарегистрированного пассажира, как бы «тонко» намекая: «Покатались, время не терпит бы снова в море и, причем, желательно, своим ходом».
Раздался зычный рев. Животное оскалилось. Было сразу понятно, зубы морского пришельца в полном порядке, зубоврач ему не нужен, и он готов, при необходимости, снять стружку надоедливого просителя.
— Да ну его! Пусть лежит! Придется рыбу того) (времени искать вместе! – капитан судна улыбнулся, – думаю, это нам получай удачу!
Для команды распоряжение капитана, конечно, было безапелляционным, хотя, чтобы окончательно вывести людей из ступора, ему пришлось любое же немного прикрикнуть.
— Что встали? Я долго вас буду постоять кого? Быстро по местам! Понятно, что он не хочет нас отправляться. Не трогать его, умный шельмец. Видно, спасается через кого-то.
Контролируя действия родного экипажа, он сейчас вроде как бы сам себе тихо сказал:
— Одно ми интересно, откуда здесь тюлень? Их уже лет мешок не было у местных берегов. Странно, людей не боится. Думал, будто совсем перевелись. Ан нет! Живы морские бродяги. Короче и славно!
Моторка дала ход, и пена взбитой воды побежала через носа к корме.
* * *
Двумя неделями ранее.
Энергичная молодая женск(ий) (пол вела своего сына мимо входа в зоопарк, точнее, тащила его из всех сил.
— Сеньора! Сеньора! Не проходите мимо! Давайте покатаем мальчика в лошади! Лошадь спокойная, очень спокойная, не бойтесь! – докучал стритовый зазывала.
— Я не боюсь лошадей! Пусть она боится, сие я нервная! – иронично на ходу ответила она, и, уже обращаясь к мальчику, – Матео, пошлепали быстрее, шевели ногами, мы и так опаздываем.
Малыш отнюдь не то что бы сопротивлялся, ему просто все около было жутко интересно. Очень хотелось остановиться и рассмотреть происходившее более подробно, и ноги совершенно не желали бежать вприскочку за мамой.
Кругом было много людей, громко играла хроматизм, всюду сновали торговцы сладостями и воздушными шарами. Зазывалы бери каждом шагу предлагали прокатиться на пони, лошадях и хотя (бы) на стареньком верблюде. Двугорбый верблюд стоял совсем в двух шагах, жевал жвачку и отстраненно смотрел на всех прохожих.
Матео негуст видел живых верблюдов, покататься он бы, конечно, безлюдный (=малолюдный) согласился – страшновато, а вот погладить его очень хотелось.
— Отро, мальчик! Попроси свою маму купить леденец! – предлагала дивчина, одетая в старинное платье, расшитое маленькими и очень красивыми полевыми цветочками.
В этой шумной и пестрой толпе возлюбленная казалась просто ярким лучиком радости. В руках у нее был (и) еще как оригинальный желтый зонтик от солнца, а на плечах висел мелкий синий ящичек. Он был полностью забит леденцами всевозможных цветов, которые токмо можно представить. Петушки, зайчики, лягушки, пингвины и даже пистолеты, что так-то ярко-красного цвета, переливались на солнце.
Матео вконец не хотелось леденцов, было жарко, но вот крохотку лимонада точно бы выпил, просто он никогда безлюдный (=малолюдный) видел таких красивых девочек. От нее, действительно, заковыристо было оторвать взгляд. Наверное, юному созданию было полет 14-15. На еe лице почти не было макияжа: всего на все(го) совсем немного подкрашены губки и чуть-чуть подведены огромные карие тараньки. Черные волосы были собраны в небольшой пучок, который украшала большая алая Розка.
Конечно, Матео понимал, что некрасиво просто стоять и, точь в точь говорила мама, «пялиться», но ничего с собой поделать безграмотный мог. Ноги встали как вкопанные. Он-то думал, что-что такие девочки встречаются только на картинках в книжках, которые (представка по-): п по вечерам читала ему мама. Но девочка была живая и бесцельно искренне ему улыбалась.
— Привет, Мария! Что ты после этого делаешь? – мама, видно, была знакома с этой приветливой девочкой.
— Простите, госпожа Елена, а я Вас не узнала. Вот немного подрабатываю! У нас с братом мелкотравчатый бизнес по торговле сладостями. К сожалению, в нашем зоопарке жидко платят смотрителям. А у вас чудесный сынишка! – и она мило улыбнулась.
— Благодарю (покорно)! Прости, нам сладостей не надо! Я бы поболтала, да мы спешим, у нас день покупок, – мать потянула Матео спустя некоторое время.
— Возьми тогда флаер, там мой телефонный номер. В случае если что, звони! – продавщица сладостями еще раз очень имущество и искренне улыбнулась мальчику и протянула яркую рекламную листовку. Иллюминаторы у нее почему-то смеялись.
Матео почти автоматически взял ee и, малограмотный глядя, быстро засунул в карман рубашки, почему-то по зрелом размышлении, что мама может забрать ее себе, и они шагом марш, почти побежали дальше.
«Она вся похожа… на ветер», – подумал спирт.
— Это Мария. Ее брат смотрит у нас за тиграми, а возлюбленная ему помогает, – пояснила мама, видя, что сын суффикс замешкался.
Неожиданно мама вспомнила.
— Когда я была маленькая, представляешь, ми папа, твой дедушка, купил вот такой же леденчик, и пока я его ела, меня укусила оса прямо в губу. Кручина была жуткая!
— Тебя укусила сова? – Матео не расслышал плетение словес мамы из-за шума толпы. Он всe к тому же старался оглянуться и хотя бы мельком еще раз углядеть чудесную продавщицу, которая оказалась не только красивой, только еще и храброй: смотритель тигров – это не смотритель ради кроликами. Но, к сожалению, она уже потерялась где-в таком случае среди прохожих.
— Привезли вагон глухих? Какая сова? «Оса», – я говорю! Далеко не зли меня, нам еще долго ехать. Где я оставила машину? Маловыгодный помнишь?
Ехать было не так уж и долго, точка в точку минут через двадцать они были на месте. Получай месте – это в большом местном супермаркете, стоящем почти держи окраине городка.
— Приехали! Нам очень много нужно урвать, причем быстро, у нас сегодня куча важных дел. Главная твоя упражнение – не потеряться, а ещe мне не мешать и не лить слезы.
Интересно ли вам ходить долго по большим магазинам? А если нет у вас совсем мало денег и времени, а купить нужно кучу нужных вещей, а, содержание, продуктов?
Матео не терялся и почти не «скулил», только что когда они проходили мимо холодильников с мороженым, он крошку дернул маму за руку, но, увы, сегодня симпатия остался без сладкого льда.
— Мам, а чем лягушка через жабы отличается? – спросил Матео, когда они уже выходили изо магазина.
— Что? Существенные отличия: хотя они очень похожи собой и обе являются земноводными, эти животные относятся к разным видам и… – родительница Матео была явно чем-то озадачена, и проблемы жаб и лягушек еe капельки сейчас не интересовали. – Давай потом, вечером расскажу.
— А чисто Мигель говорит, что от них бородавки! И что разрешено трубочкой…
Мама резко остановилась.
— Стой здесь около тележки, я ни (чуточки забыла купить свежую рыбу, и еще у нас кончился стиральный пигмент. Тебе нравится сибас или лубину лучше взять? Об эту пору пожарим. Я быстро, не скучай. Стой здесь, не чтоб ноги твоей здесь не было! Понял?
Стоять было совсем не скучно, даже курьезно, да и сил бегать за мамой больше не было.
Перед глазами выхода из магазина одиноко сидела старушка, одетая в слинялый халат с большим количеством разномастных карманов. Старушка как старушка, загадочно только, что сидела не на стуле, а на сильно-красном пластиковом ящике из-под прохладительных напитков и с явным любопытством смотрела сверху Матео. Сидела она не просто так, а с целым «богатством».
Предварительно ней был разложен небольшой коврик, и на этом коврике лежала гора интересных, во всяком случае, для маленького мальчика, вещей.
Тутти эти вещи были, ну, если не сказать старинные, ведь точно старые и видавшие виды. Явно они уже послужили своим бывшим хозяевам малограмотный один десяток лет. Здесь была ручная мясорубка, чубук от курительной трубки, керосиновая лампа, игральные карты, рамка с фотоснимком какого-в таком случае циркового атлета, цветастая тарелка, немного сколотая с края, сколько-нибудь книг на непонятных языках и много другого очень разного хлама до боли странного происхождения и иногда непонятного назначения.
— Здравствуй, внучок, – сказала старушка, крохотку щурясь на солнце, – как ты здесь оказался? Купишь какими судьбами-нибудь у бабушки?
— Здравствуйте! Мы совсем недавно приехали в нынешний город и только неделю назад нашли дом, где будем коротать, и у меня нет денег, чтобы что-то купить, один вот, – Матео поискал в заднем кармане шортов монетку. – Крошечки немного.
Это была монетка в 10 центов, причем который-то явно пытался в ней сделать дырочку иголкой, и не менее один мальчик в мире знал, кто именно… Но сие был секрет, а секрет – есть секрет.
— Негусто, – усмехнулась молочница бывалым товаром, – помельчал нынче клиент. Ничего не скажешь.
— У нас бедно денег, мама долго не могла найти работу, так мы справляемся, – мальчик расстроился и хотел отойти от нее, однако почему-то резко передумал и вернулся.
— Знаете, что? Зато моя мамаша умеет лечить животных и не просто кошек и собак, а самых настоящих – диких, я специально приехали лечить целого тигра из вашего зоопарка. Матунька очень умная, читала много книжек. Она его хоть умри вылечит, просто нам сейчас немного тяжело.
— Все хорошее и полезное или — или сначала трудно, или все время трудно… Прости, я ни на маковое зерно не хотела тебя обидеть, бедность – не порок.
— Наша сестра не бедные! Просто у некоторых людей барахла чуть преимущественно, чем у нас, и все.
— Как ты сказал? У них попросту барахла чуть больше? Ну-ну! – пожилая женщина мудрено и озорно рассмеялась, – ты мне нравишься, малыш! Знаешь, у тебя трескать (за (в) обе щеки) то, что стало редкостью у современных мужчин!
Покопавшись в своих бесчисленных карманах, симпатия вытащила большую старую деревянную бельевую прищепку.
— Держи, я правда знаю, она тебе скоро понадобится. Это не шмутки, я тебя уверяю! Она давно искала такого хозяина, вроде ты, и, наконец, нашла. Да! Вижу – это точно твоя милость. Взрослые вырастают и им кажется, что многое, почти всe в жизни – бредни, кроме денег. Ты не такой. У тебя есть туземный стержень. Она теперь твоя. Держи.
Матео немного смутился, особенно когда-когда его назвали мужчиной, но все же взял скоропостижный подарок.
— Спасибо! А что с ней делать?
— Как что? Твоя милость не знаешь, что делать с волшебной прищепкой? – очень благодеяние и тихо сказала старушка.
— C волшебной? – также тихо вторя ей, сказал мальчуга. Он уже знал, что такое тайна, а если сфинксова загадк волшебная, то сразу понятно, что ее никто остающийся знать не должен.
— Ну да! Ты что подумал, чисто это простая деревянная штуковина, которая держит мокрое комбинация на веревке?
— ??? – лицо мальчика выказывало крайнее ошеломление.
— Не веришь? Все очень просто. Ты, наверно, безграмотный знаешь истории про 12 волшебных прищепок? – она злокозненно посмотрела по сторонам, как бы проверяя, что пусто лишнего рядом нет.
Матео был, конечно, полностью сбит с толку и заинтригован.
— Ни слуху! Я читал… то есть мне мама читала много сказок, однако эту я не знаю.
— Не беда! Я расскажу. Дело в часть, что даже у знаменитых и могучих волшебников время от времени пачкается костюм, и еe приходится стирать, ну, раньше одежду стирали вручную, покамест, конечно, все чародеи пользуются стиральными машинами, они, что теперь говорят, тоже уже продвинутые пользователи.
Матео в честь какого праздника-то тут же вспомнил про маму, которая пошла очищать (прилавок) стиральный порошок и рыбу, а еe все нет и нет, и немного хотя (бы) забеспокоился; ещe он вспомнил, что так и не научился злоупотреблять стиральной машиной, там огромное количество кнопок, и он коврижки не может запомнить, что и в какой последовательности нажимать. Некто хотел об этом рассказать доброй бабушке, но решил на первый взгляд узнать всю историю случайно доставшейся ему такой замечательной прищепки.
— Неизвестно зачем вот, слушай, один очень сильный и известный чародей, тутошний, тоже из Испании, почти сто лет не стирал особый плащ, так что из красивой волшебной накидки возлюбленный стал… как сказать? Ну, в общем, неприлично ходить волшебнику его ранга в грязной прислужник тряпке. Постирать-то он еe постирал, а как высушить? Хвост была большая и нелегкая, а после того, как она намокла, решительно стала тяжелой. C трудом в своем замке он смог выкроить 12 обычных бельевых прищепок, но они не могли сдержать его постиранную одежду на бельевой веревке. Пришлось чуть(-чуть) поколдовать, а старые волшебники страсть как этого не любят, поперек середыша за столько-то лет. Он придал им огромную силу, эдак что теперь они могли удержать все, что хочешь.
Старушка вздохнула и на короткий срок замолчала. Убедившись, что мальчик ее очень внимательно слушает, возлюбленная продолжила.
— Натянув веревку между двумя старинными дубами, растущими прежде входом в его замок, он закрепил на ней мокрую мантию этими 12 прищепками и сделай так по своим делам. Как назло, как раз в текущий день случился очень сильный торнадо. Ты знаешь, что-что такое торнадо?
— Нет, я их никогда не видел.
— Ну-ка, это очень сильный вихрь, самое неистовое стихийное злоключение.
— Интересно.
— Хотя силы у прищепок были огромные, но и ураган был не слабак. Тем более ты, наверное, догадался, а это был не простой торнадо, а наколдованный злым волшебником с умыслом в отместку нашему доброму.
Постепенно силы у прищепок стали изнемогать. И вот стоило только одной немного ослабить свою хватку, и здесь же сильный порыв ветра оторвал ее от мантии. Оставшимся прищепкам пришлось пока что хуже, теперь они должны были выполнять свой обязанность и за погибшего товарища. Обрадовавшись этой небольшой победе, оркан набросился с новой силой на маленьких деревянных героев. И чисто, увы, и еще одна прищепка уступила злодею…
Где-в таком случае через час в «живых» осталась только одна, самая последняя с 12 прищепок и, что странно, как ни старалась среда, ничего не получалось, прищепка стойко держалась и не позволяла нашей мантии попасть в цыпки зла.
Казалось, как она одна может выполнять оригинальный долг без помощи своих товарищей, но она выстояла и спасла вселенная от очень большой беды. А все потому, что в ней было в таком случае, чего так не хватало в ее товарищах – мощная рычаг, ее жизненный стержень. Конечно, и у других прищепок были пружины, а они так и не стали их истинным духовным стрежнем.
В награда волшебник сохранил бельевой прищепке эту волшебную силу навека, однако воспользоваться ей может не всякий и только при условии, что-то…
— Матео, я столько раз говорила тебе не разговаривать с незнакомыми людьми! – как гром среди ясного неба появившаяся мама была рассержена. – Пойдем быстрее, мы опаздываем! Может, она тебя не обидела? – она взяла сына после руку, и они поспешили вместе с покупками к машине. – Сколько разок тебе говорить, не подходи к незнакомым! Не вступай с ними в беседу!
— Удачи Вы, Сеньора, и Вашему славному сынишке, – раздалось им в след.
Паголенок обернулся и увидел, что его новая знакомая подмигнула ему и прислонила свечой свой указательный палец к сжатым губам.
* * *
Хотя в последнее досуг они переезжали довольно часто, Матео к этому никак мало-: неграмотный мог привыкнуть и все еще очень плохо засыпал в новых местах. Казалось, возлюбленный уже валился от усталости, и глазки слипались сами соответственно себе, но нет – сон никак не приходил, и некто все ворочался и ворочался в кровати.
В новом, совсем небольшом домике, каковой мама сняла буквально недавно, было уж совершенно отчаянно заснуть. И понятно почему.
Вы когда-нибудь засыпали в джунглях? Кого и след простыл? Странно, странно. Попробуйте при возможности, а потом расскажете. Ремесло в том, что этот дом, мало того, что стоял в двух шагах через забора местного городского зоопарка, было такое чувство, будто его стены не скрывали звуки улицы, а наоборот вбирали их весь век в себя и даже моментами усиливали. Наверное, поэтому его (до долго не смогли продать или сдать в аренду (то время) как не снизили цену почти в два раза). До этих пор на нем висит плакат «Сдается». Хозяин – в нежной юности парень, обещал убрать его еще вчера, да этак и не приехал. Мать Матео хотела снять сама, так без высокой стремянки сделать это было невозможно.
Наравне только ворота закрывались за последним посетителем, в зоопарке начиналась ни (чуточки другая жизнь: убирался мусор, чистились клетки, многих животных кормили ужином. Животные отдыхали. Первое дело стояла очень непривычная тишина. Постепенно домой уходили чуть не все служащие и рабочие, оставались только дежурные и охрана.
С приходом сумерек зоологический парк постепенно наполнялся очень странными, почти фантастическими звуками: подчас то тут, то там раздавались резкие и непонятные крики. Звери начинали сидеть за рулем себя совсем иначе, нежели днем. Такое чувство, аюшки? многие животные только и ждали заката солнца, чтобы явить свой нрав и даже некую удаль.
Можно было послышать вздох и следующий за ним свирепый рев тигра, откуда-то глухой кашель и одиночный пронзительный вой, который туточки же подхватывался и повторялся десятками голосов визжащих обезьян.
Чисто уже и птицы встрепенулись, защебетали. Чего только не было слышно посредь этой какофонии. Голоса, огромное количество птичьих голосов, сливающихся в единое система. Ant. часть. Раздавалось не только привычное чириканье и свист, много было абсолютно непонятных звуков.
Очень громко кто-то скрипел «крэк-крэк», всегда прерываемый характерным «чек-чек» и «чик-чик», а дальше слышалось «уть-уть-уть»…
Перо устраивали вечером удивительный концерт. Такого пения Матео пораньше никогда не слышал: яркого, звонкого и странного, временами звуки ажно немного были похожи на человеческие голоса.
И все сие сливалось в один прекрасный звук – звук природы.
Попробуй тута усни, а, собственно говоря, он и не хотел спать. Содеялось столько событий, что их точно нужно было вернуться мыслью. Ant. забыть и переосмыслить: переезд, новый дом, храбрая девочка-продавщица леденцов, спецмагазин, странная старушка.
После ужина пошел сильный дождь, звуки с зоопарка утихли ¬– кому охота кричать и мокнуть? Теперь на всяком шагу грохотало, раскаты грома наполнили собой все ночное бог. Матео даже видел несколько раз, как за окном сверкнула огненный шар.
В дверь очень энергично постучались.
На пороге стоял чисто молоденький парнишка в фирменной оранжевой курточке с логотипами зоопарка и c такого типа же яркой, но немного грязной бейсболкой на стриженой голове. Некто был совсем мокрый, капельки дождя немного смешно висели получай козырьке его кепки.
Прямо c порога он затараторил:
— Госпожа Елена, Сеньора Елена, Джузи совсем плохо, ничего далеко не ест и даже не пускает меня в клетку, очень нелегко дышит, слюна… И ещe этот ливень, она так боится грома…
— Леон, довольно верещать и подробнее расскажи, как она себя ведeт.
Особа вышла на порог, захлопнула за собой дверь, и числительное позади существительного: часа два ничего не стало слышно, только через пару минут калитка немного приоткрылась, и раздался громкий голос:
— Матео! Сынок, я убегаю, ложись кроме меня, буду только утром, мне нужно срочно счастливиться тигрицу в клинику. Я позвоню. Обязательно позвоню.
В любом зоопарке уписывать люди, которых называют «киперы» – это специальные сотрудники, которые кормят зверушек, убирают ради ними клетки. Кипер просто обязан быть внимательным и чутким к своим животным. Благоприятный кипер всегда понимает состояние подопечного и определяет, что ему в разрешенный момент необходимо, какое у него настроение и не болеет ли спирт. Леон, хоть и был молод, кипером был отличным.
Ветеринарный патолог стала быстро собираться.
— Леон, а тебе придется остаться с моим сыном, ми сейчас сиделку для него не найти. Я его невыгодный могу оставить одного. Дерзай! Я побежала.
* * *
— Эти фанаты абсолютно дурные! Представляешь, вот такой петардой и в шею! Чуть за пределами – и кранты. Моя семья, а не я, получили бы страховку. Оно ми надо? – с набитым бургером ртом и сильно жестикулируя, насколько позволяло сжатое расстояние полицейской машины, и едва не пролив кофе из стаканчика, Хосе Кампо рассказывал напарнику, уже третий раз за смену, не хуже кого получил свой ожог.
В свою очередь напарника, молодого сержанта полиции Даниэля, сия история уже давно мало волновала, а вот дождь из-за окном начинал его пугать всe больше и больше. Сие же надо, – июнь на дворе, а тут такой проливень. Причем лил он уже часа три и никакого намека для его завершение не было, наоборот, дождь все усиливался. И и ветер давал о себе знать. Деревья раскачивались вовсю, да и летели мимо оторванные ветки. Такое чувство, что среда вдруг проснулась и решила показать всем, кто здесь судохозяин, и плевала она на все прогнозы метеорологов. Сказала, как из ведра) – значит, дождь! Сказала, торнадо – значит, торнадо!
— Кш-ш! У-у-у! Забота! Всем постам! – рация в машине неожиданно зашумела, загудела и стала изо всех сил кашлять на полицейской частоте радиоэфира.
— Кхэ, кхэ! Получено… шшш… во всем доложить о… как… – раздался жуткий писк, и, посчитав свой горло) в долгах (как в шелку)) выполненным, рация неожиданно смолкла, оставив дежурных полицейских в легком недоумении.
— И точно дальше? Может, по ней стукнуть, и она проснется? – подкинул идею старший чауш полиции, доедая свой ужин.
— Не, сломаем еще, сей девайс денег стоит, – отверг столь кардинальный шаг его новожен помощник. – Подождем. И оказался прав.
— Кхэ! Девятый! Девятый! Зачем молчим! Прием!
— Первый! Первый! Я Девятый! Мы вас плохо слышим! – Хосе взял рацию и с иронией посмотрел в напарника.
— Девятый! Прочистите уши динамитом, если не конца нет ватных палочек! Получено экстренное сообщение – идет торнадо.
— А ведь не видно, – буркнул тихо Хосе, – солнце, аж слепит.
— Без задержки двигайтесь в сторону зоопарка! Есть сигнал, что его затапливает. Осмотритесь с те – жду доклада. Отбой… Шшш…
Город совсем опустел и затих. Симпатия и так не особо отличался оживленной ночной жизнью, точь в точь и везде, конечно, была пара пикантных ночных клубов, однако не более. Проезжая мимо закрытых магазинчиков и кафешек, режим выехала с тянущейся вдоль всего городка широкой набережной с ee пальмами и фонтанами. Ныне под таким дождем любителей просто и не спеша нагуляться по ней не было. На перекрестке они остановились.
— Хосе, дьяволом ты в обе стороны смотришь? Здесь же одностороннее экшен!
— Чудак, это Испания – здесь нужно и наверх посматривать часом! – и, как бы в подтверждение его слов, сверху пролетел, с трудом не угодив в лобовое стекло машины, оторванный ветром хвалебный щит.
Зоопарк действительно заливало. Причем очень серьезно. Сие было уже понятно на подъезде к нему.
Со всех прилегающих участков лились мощные потоки воды и сливались они поуже в небольшую, но очень шуструю речку, которая прямиком несла свое крен к зоопарку.
— Черт! Ну надо же, именно сегодня одел на (что-то новую форму и на тебе… – выходя из аппаратура и проваливаясь в грязную лужу, выругался Даниэль. – Хосе, возьми фонарик, а так у моего сел аккумулятор!
Ярко сверкнуло в темном небе и вследствие секунду – бу-бух, бу-бух, – очень близко раздался авторитетный раскат грома. Хосе, еще мгновение назад делавший попытку истощиться из машины, быстро передумал.
— Ну его! Какой, завлекательно, умник решил построить зоопарк в самой низине? Даниэль, ну-кася назад в машину, – ясно, что здесь всe плохо.
Поняв, который напарник и не собирается мочить свои ноги, обутые в казенные полуботинки, Даниэль сочно плюнул в грязный ручей, бегущий возле его ног и в всякий случай нажал на кнопку звонка будки охранника, стоящей (как) будто раз возле главных ворот зоопарка.
Дзинь! Дзинь!
Могильная тишина. Хотя в сторожке горел свет, было понятно, что а там никого нет.
— Видать, смыло волной! Вот работнички, понабирали оболтусов! Хосе, пойдем, как получится!
— Молод еще! Учить тебя всему надо, главное в нашем деле – объявить вовремя, а не бегать с мокрой задницей по зверинцам, – – старший лычка взял рацию.
— Первый! Первый! Прием!.. Шшш… Важнейший! Первый! Прием!.. Шшш… У-у-у…
Раздался сильный треск и всe закат зоопарка и целого района мгновенно погасло.
— Ну, вот и сиськотека началась! – Хосе завел двигатель машины, – интересное у нас дневальство получается, чувствую все чудеса еще впереди.
Сквозь светик фар полицейской машины вдалеке появилось два темных силуэта: почему-то большого и бочкообразного на коротких толстых ногах и худого двуногого, с толком двигающихся в сторону ворот.
— Вон смотри, наверно охранник пожалуйста! – Даниэль, весь уже изрядно промокший, попытался было вновь сесть в машину, но передумал и встал рядом. – Сейчас узнаем… Сносно себе!
Уже вблизи фары осветили медленно идущего гиппопотама, а по-за него по колено в воде весь грязный и почему-в таком случае в тине действительно брeл охранник и приговаривал: «Девочка моя, твоя милость главное не бойся, мы дома, всe хорошо. Не долго думая обсохнем и поедим, давай только доберемся до пригорка».
«Девочка» медленно повернула голову в сторону попутчика, маленько дeрнула ухом и как бы ответила: «А не брехня? Ну, ты иди, а я пока здесь подожду. Мало ли зачем?».
Охранник, наконец, добрался до ворот, отодвинул засов и протянул мокрую руку полицейским:
— Мое почтение, ребята! Валентин Морено, капитан фрегата военно-морских сил Испании, уволен: «В узы с выходом на пенсию по причине достижения пенсионного возраста». Мерси, что приехали, а у нас полная беда.
— Прикольный вид, Господин, а почему вы весь грязный и с такой симпатичной подругой? Вас здесь кем работаете? – осветив фонариком пожилого и очень усталого человека, спросил Даниэль.
— Я? Подрабатываю! Бегемотов пасу по вечерам, а что?
Хосе и Даниэлю ответная шутка пришлась по душе и они c удовольствием шибко оба пожали руку офицеру запаса.
— Вот что, ребята, достаточно здесь уже прохлаждаться, – отставной моряк говорил теперь озабоче и очень решительно.
— Прежде всего, нужно в срочном порядке вывозить людей из своих жилищ! Слышите! Еще немного и все на свете дороги в окрестности размоет! К утру население этого квартала окажется в домах полузатопленных, хоть, скорее всего, полностью заполненных водой, уже сейчас возлюбленная поднялась более чем на два метра. Я же чтоб я тебя не видел открывать клетки животным, надеюсь, успею… Если прорвет дамбу, нам по всем статьям конец.
* * *
— Леон! Леон! Это я, Мария! Брат, ты идеже? – мобильник Леона разрывался от эмоций, ещe немного и стал бы кропить слюной.
— Я здесь недалеко, у новой докторши, смотрю за еe сынишкой! Возлюбленная повезла Джузи в клинику на операцию, а сынишка ведь вполне маленький.
— Ты одурел? Клетки с тиграми и львами затапливает, всe затапливает, немедля на работу. Немедленно!!! Ты не представляешь, ась? творится! Я и Валентин разрываемся. Многие звери уже выбрались изо вольеров. В клетках животные погибнут. Вот-вот может прорвать дамбу. Делянка ограждения зоопарка уже повалена. Животных необходимо срочно печатать…
Телефон пискнул и погас, откровенно и однозначно намекнув хозяину, точно разрядился.
— Нужно все же позвонить Сеньоре, – сказал хранитель сам себе вслух.
Однако стационарный телефон молчал. В городе творилось почто-то не то, за стенами домика уже основательно бушевал нешуточный ураган.
Леон положил свой временно напрасный мобильный телефон в карман и очень тихо, как только был способным, поднялся на второй этаж маленького домика. Было чисто темно. Электричество пропало в доме еще полчаса назад. Стремление включить освещение в коридоре, естественно, не увенчалась успехом, в соответствии с всему району, это было видно через окно, было непонятно. Хорошо, что у него был небольшой китайский фонарик, висевший для брелоке для ключей.
Немного подсветив, он чуть приоткрыл дверка детской спальни – малыш спал, тихо посапывал его миниатюрный носик.
— Везет же некоторым! Ну и хорошо! – подумал симпатия, – нужно действительно бежать, сестра права, видно, дела и в правду обстоят экстремально плохо, а рано утром я к нему загляну.
* * *
Хотя была глубокая Нокс, спать Матео совершенно не хотелось. Как только захлопнулась проем за его временной нянькой, он надел свои любимые домашние туфли, сделанные в форме маленьких собачек, (мама их недавно подарила ему получай день рождения) и подошел к окну.
Почему-то в зоопарке, вот именно и на всей улице, не горел свет, ко входу ежеминутно подъезжали машины, только они своими фарами пробивали эту кромешную тьму. С этих машин выбегали люди, у многих в руках были какие-так палки и мощные фонарики. Дул очень сильный ветер и вслед за окном жутко выло. Было очень плохо видно, между тем…
— Это же ружья! – вскрикнул мальчик. В подтверждение его слов раздалось малую толику выстрелов.
Малыш отпрянул от окна.
— Они убивают животных! Родимая матушка! Они убивают… Мама!
Под подушкой был мобильник, родимая матушка раз сто его инструктировала, что нажимать, он аж тренировался. Он схватил его и понял, что всe забыл. Рычаги тряслись. Ни одной кнопки он не видел – очи были полны слез.
Щeлк, щeлк. Выключатель над кроватью без- работал.
Матео вытер кулаком слезы и стал быстро надевать. Когда он натягивал шорты, из них что-так выпало и тихо стукнулось об пол. Нагнувшись и пошарив рукой, возлюбленный нащупал маленькую деревяшку. Он сразу вспомнил, это но подарок старушки – прищепка. Как ни странно, почему-так как только он взял еe в руку, он быстро успокоился.
Вс сжав прищепку в маленьком кулачке левой руки, он сел нате кровать и взял снова мобильник. При нажатии маленькой кнопочки около экран телефона ожил – его небольшой экранчик загорелся зеленым светом.
Шелковица же нашлась нужная кнопка. Вот и адресная книга.
— Мамонька! Ответь!
Спокойная музыка с гитарой и скрипкой зазвучала на кухне: маман в спешке оставила свой телефон дома. Матео уже далеко не раз получал подзатыльники за грубые слова, но тута он не сдержался.
— Чeрт! Мама! Как же бесцельно? – расстроенный, он сел на кресло, стоящее на кухне. Так-таки сейчас он очень нуждался в маме. Раньше она до скончания веков находилась рядом, если возникли проблемы. А сейчас еe нет.
Как (с неба свалился за дверью кто-то заплакал, а потом раздался нытье. Тихий, совсем тихий, он смешивался с шумом ветра, ревом смерч и был едва-едва слышен.
Матео не думая на) этом месте же отворил дверь и наткнулся на что-то тeмное и вытянутое, лежащее для пороге. Телефон с фонариком даeт особое преимущество в темноте. Парень подсветил себе и… это был совсем маленький тюлененок!
Любое знают, тюлени на берегу неуклюжи и беспомощны, но оный был еще и ранен. Под брюхом у него была небольшая лужица гости. Как ему хватило сил добраться до дома малыша?
Матео ни в жизнь в жизни так близко не видел тюленей. Голова сего морского создания была очень похожа на собачью, всего только была круглее, с короткой мордочкой, а на мордочке торчали длинные волнистые усы. А тел? Это были чудо, а не глаза – умные, большие и беспримерно красивые.
— Ты как здесь оказался? Ты что, с зоопарка? И зачем…
Снова раздался выстрел как раз со стороны зоопарка, под тут же еще один. Думать было некогда.
Обхватив стан усатого гостя, Матео стал затаскивать его в дом. Дьявол был совсем не скользкий. Тело тюленя было покрыто жесткой, короткой шерстью и позволено было за нее ухватиться, но силенок у мальчика неприкрыто не хватало.
— Помоги мне немного. Помоги! Быстрее в чертог. Прошу тебя, быстрее!
Взглянув на мальчика, тюлень всe понял аль, во всяком случае, догадался, чего от него хотят. Было небось, как с очень большим усилием он поднялся сперва сверху передних лапах, потом подогнул их под себя и лег сверху грудь. Ещe немного и они оказались за порогом на дому.
Матео тут же быстро захлопнул входную дверь.
* * *
Детеныш мурчал и щурил глазки. Еще час назад животное грубо эксплуатировало свое обаяние, одну за одной выпрашивая у мальчика рыбку. До ((сего не слопало все, что купила недавно его мамашенька.
Кровь уже остановилась, рана была, слава Богу, неглубокой. У мамы-ветеринара под своей смоковницей всегда хранились бинты и, истратив две упаковки, мальчик перевязал грубый. Пусть неумело, но смог. Со стороны, из-после накрученных вокруг его тела бинтов, тюлень был чуть(-чуть) похож на сосиску в тесте. Сил у мальчика уже мало-: неграмотный осталось.
Матео заснул прямо на полу кухни, свернувшись клубком на небольшом коврике. Он не слышал, как в дверка стучали спасатели и не видел, что потом светили фонариком в окна его в домашних условиях. Полицейские увидели плакат «Сдается» и ушли осматривать соседний беседка.
Тюлень подполз ближе к мальчику и обнял его со всей теплотой, возьми которую был способен. Всячески стараясь показать свою благодарность, он посмотрел своими добрыми глазами на спасителя и лизнул ему руку.
* * *
Град был полностью застигнут врасплох этим наводнением. С громкими сиренами в области городу пытались проехать машины службы спасения и полиции, за всем тем это было не так просто: многие дороги были фактически уже размыты или завалены разным хламом, принесенным Всемогущий весть откуда водным потоком и смерчем.
Глубоко ночью невидимая наказание масса накатила на все стоящие около зоопарка механизмы и людей возле них. Всe закружило и понесло в темноту.
Дамбу прорвало.
Одну протечку, самую значительную, целое же удалось ликвидировать. Но при тщательном осмотре обнаружили кроме два повреждения, которые никак не получилось устранить.
Бери территорию зоопарка потоком воды несло различные балки, ящики, бочки и аж каменные глыбы.
Кто-то дико заревел, весь сафари подхватил этот рeв одним мощным непередаваемым звуком, в нeм была одна пытка, боль, единая для всех. Звери погибали и как могли боролись вслед жизнь… Стало совсем страшно.
Часть запертых животных утонула, однако некоторые сбежали. Львы, тигры, медведи и волки вырвались с вольеров и бродили по городу.
К поискам разбежавшихся по городу зверей привлекли спецназ, в некоторой степени животных было застрелено.
Друзей разбудил треск стекла в окошке. От случая к случаю оно лопнуло, вода потоком хлынула внутрь дома, недипломатично на спящих товарищей. Матео забыл закрыть дверь бери щеколду, еще немного и под давлением воды распахнулась дверца. Вода стала быстро прибывать.
Нужно было срочно выбираться.
— Ввысь, быстрее, наверх! – Матео стал толкать в бок удивленного таким развитием событий своего морского друга.
Дьявол совсем забыл, что для него-то вода нисколечко является не опасностью, а скорее родной стихией. Поэтому в данный раз животное недоуменно глядело на мальчика и совершенно отказывалось его внимать.
Взбираться по лестнице наверх тюлень категорически отказался, (шиворот-)навыворот, что-то сипло пролаяв, он нырнул в мутную воду и выплыл от дверь на свободу.
— Предатель! – крикнул ему вдогонку Матео, присел получи ступеньку лестницы и заплакал… Нет, ему не было весьма, ему было просто очень обидно.
Так обидно ему отнюдь не было еще никогда в жизни – его бросил погибать одинокий друг.
Тем временем вода в доме набиралась и набиралась, попросту через несколько минут она была уже под самым потолком первого этажа.
Поголовно мокрый и злой Матео поднялся к себе в комнату на следующий этаж, снял мокрую футболку и одел свою любимую рубашку в клеточку, непроизвольно засунул руку в нагрудный карман – листок, а на нем был антре телефона той храброй девочки, что он видел наутро.
* * *
— Сеньора! – Даниэль старался говорить, как можно спокойнее, – отойдите и покиньте данную площадку. В экстремальных обстоятельствах истеричный индивидуальность только ухудшает ситуацию. Только спокойный человек может улавливать разумные и хладнокровные решения, а вы явно…
— Это кто истеричный персона? Я сейчас лицо тебе расцарапаю и не посмотрю, что твоя милость полицейский! Мне нужно попасть к своему сыну! Немедленно! Немедля! И еще Вы… Вы еще ответите за убийство животных!
— К зоопарку по сей день равно уже невозможно проехать на машине, можно исключительно на лодке. Уходите, район оцеплен. Туда нельзя. Специальная распоряжение обследует на лодках территорию зоопарка и прилегающий квартал, – понимая статус матери, молодой полицейский всячески старался ее успокоить. – А относительно животных, по-Вашему, лучше, чтобы дикие озлобленные и голодные медведи и львы не откладывая бродили по всему городу?
— Дайте мне лодку! Разрешите! – еще немного и мать Матео действительно накинулась бы с кулаками держи сержанта.
— Сеньора! Мы уже несколько раз прочесали уезд и обошли все дома, эвакуировано в общей сложности больше 100 куверта, они почти все в спортзале школы. Ваш сын, торопись всего, там.
— Да я уже три раза обходила всех, кто такой находится в школе! Его там нет! Понимаете?! НЕТ!
— Госпожа! Сеньора! – к ней со всех ног бежала какая-в таком случае девочка,
— Как я рада, что вас нашла! Вашего но сына зовут Матео? – это была она – сказочная девчушка–куколка, продающая днем сладости посетителям зоопарка.
Как меняют людей дела.
От следов красоты не осталось и следа. Еще утречком светившиеся озорные глазки были теперь красными от слез. С прежней ухоженности и внешней аккуратности не осталось и следа. Кудер были грязные и растрепанные, комбинезон был полностью измазан и тут и там даже порван.
Услышав про сына, Елена не смотря присела прямо на мокрую скамейку.
— Мария, где некто? Я только что попыталась позвонить ему из школы, сотовый телефон выключен.
— Я знаю, где он: Матео мне позвонил идеже-то полчаса назад и сказал, что он дома бери втором этаже и хочет забраться на крышу. И странно, а я поняла, что он был не один, а с кем-так еще, но тот почему-то уплыл. Я попросила, затем чтобы он вывесил яркий флаг и периодически кричал. Я сообщила спасателям, – они сейчас плывут к нему.
— Позвонил тебе? Почему тебе? И кто с ним? Идеже Леон? Я ничего не понимаю, главное – Матео жив. Сие главное.
— Сеньора, а с братом все плохо, он серьезно ранен, его увезли в больницу. Коль скоро он умрет, я останусь совсем одна! – и она разрыдалась.
* * *
Многие, к сожалению, думают, вследствие плохим фильмам, что тонущий человек размахивает руками, окрест него куча брызг и он пронзительно кричит что уплетать мочи. В реальной жизни все выглядит не так.
Как-нибуд выбившейся из сил тонущий человек с трудом выныривает изо воды, ему едва-едва хватает времени чтобы счета) вдохнуть, после чего он сразу же снова уходит перед воду и позвать на помощь просто не способен.
Тонут молчанкой.
Матео тонул. Он еле-еле барахтался в воде, его чайник то уходил под воду, то появлялся над ее поверхностью. Покамест немного и силы оставят его. Вдруг рядом вынырнул морской заяц. Он подплыл ближе и стал толкать мальчика носом к дому. С третьей попытки ему посчастливилось поднырнуть под обессиленного Матео и поддеть его. Резким толчком существо выбросило мальчика на край крыши и немного отплыло, глядя со стороны, что же получилось. От радости секач залился сиплым лаем, выполз также на крышу и прилег рукой подать.
Выплюнув грязную воду, мальчик лежал и старался хоть крошечку отдышаться. Повернувшись, он посмотрел на своего спасителя – у того обстоятельства были еще хуже. Бинты, которые так старательно новопреставленный Матео наматывал на него, конечно, слетели, все тор тюленя было в крови, сочащейся из множества ранок. Спасая мальчика, некто напоролся на разбитое стекло, да и старая рана открылась.
Набравшись сил, мальчонка ухватился за какой-то штырь на крыше и с трудом встал сверху ноги. Он дотронулся до кармана, мобильника уже неважный (=маловажный) было, видно, выпал в воде.
Сняв рубашку, он обернул ею пикния друга, а для того, чтобы она хоть как-в таком случае держалась и хоть немного помогала остановить кровь, он прищепкой закрепил ее полы получи и распишись плавнике.
Нужно было что-то делать дальше. (иной волны захлестывали так, что он еле удерживался получай крыше, чтобы снова не сорваться.
Если он к тому же раз упадет с крыши, сил выплыть не хватит. Сие он понял точно. Немного подумав, Матео подобрал незнамо откуда-то взявшейся тонкий кабель, валявшийся совсем рука об руку, и стал привязывать его к балке крыши, а потом обмотал им себя около пояса.
Дом уже почти полностью ушел под воду, а импровизированная чал не позволит унести его от дома, – разумно рассудил симпатия.
Присев, он стал гладить бедное животное и тихо прибивать:
— Слышишь! Эй, там… и не думай умирать! Не бойся! Возлюбленная нам точно поможет. Я ей верю и я с тобой.
* * *
Лодка сейчас часа два как каталась по морю впустую. Тюленю что ль настолько понравилось общество рыбаков, что возвращаться обратно в воду возлюбленный явно не собирался. Команда грустила. Сети лежали минус дела. Все понимали, что только топлива они ранее сожги на 150 евро, не меньше. Так что-нибудь неудивительно, что все же поступила жалоба.
— Простите вслед за беспокойство, Сеньор, я сейчас погуглил – это тюлень-монах, то есть (т. е.) белобрюхий тюлень, написано, что это чуть ли невыгодный самый редкий вид ластоногих! Может, поймаем и в зоопарк продадим? – молоденький парень, судовой механик, подошел к капитану и стал показывать ему который-то сайт на своем продвинутом смартфоне. – И еще, посмотрите, у него с каких же щей-то прищепка на одном из плавников!
— Вот что же, мастер лова и дизельного топлива! – капитан смачно выругался, вдохнул покрупнее воздуха и продолжил, – я тебя за… поймаю! Повешу на рею и высушу! Дьявол же морской хищник и должен жить в море, он приспособлен к жизни в море-окиян и на свободе. На свободе! Слышишь?! По буквам повторяю – Н А С В О Б О Д Е!
Позже последовал еще один глубокий вдох и продолжение:
— А ты – балбес, приспособлен только хрень в интернете искать, написанную другими бакланами, не хуже кого ты. Вот тебя и нужно в зоопарк посадить. Запомни, прямой моряк должен быть справедлив даже в малых делах.
Небольшая темя тюленя повернулась на короткой шее в их сторону, словно бы спрашивая: «Вы случайно не обо мне?»
— На хренища Вы так, капитан? Я тоже люблю море и животных! – попятился через него незадачливый промысловик, немного удивленный такой бурной реакцией старшего товарища в простое, с его точки зрения, и очень выгодное коммерческое оферта.
— Море любишь? Деньги ты любишь, которые тебе приносит видимо-невидимо! Попытаешься сделать больно животине морской, будешь любить фиджи до безумия, сидя на пляже с дырой в кармане. Изобилие, солнце, теплый песок – это все как раз ради бездельников, как ты. А животных ты только на тарелке любишь.
Опосля механик вступать в ненужный спор не посмел.
— Что встали? Поворачивай к берегу! – раздалась громкая распоряжение капитана.
Почему-то именно услышав эту команду, тюфяк будто резко вспомнил о своих неотложных делах в море. Повернулся, осмотрелся напоследки и, не прощаясь, покинул корабль.
Плюх!
На палубу полетели крап холодной морской воды, но что-то серенькое и небольшое осталось полеживать на недавнем временном лежбище дикого зверя.
Капитан подошел рядышком и взял в руку непонятный предмет.
— Странно, действительно бельевая зажим. Ладно, разберемся потом, – положив неожиданную находку в карман, дьявол «немного уточнил» свою предыдущую команду.
— Что встали? Невыгодный слышали, что я сказал? В море! Может, что еще и успеем отыскать.
* * *
Мальчик лежал на больничной кровати с закрытыми глазами, а не спал. Врач предупредил маму, что у него кумпол немного кружится, нужно вести себя совсем тихо, дай тебе дать больному немного покоя.
Он просто устал. В линия дня ему постоянно меняли капельницы и водили на неодинаковые исследования.
Поэтому мама просто тихо сидела рядом. Поправила один одеяло, разложила аккуратно на прикроватную тумбочку свежую пижамку, все же только домашняя одежда греет, больничной этого, увы, отнюдь не дано.
Она принесла немного апельсинов и положила на кормежка лежащего в той же палате Леона. C ним все было сложнее. Хорошенько, что охранник сумел оказать первую помощь непосредственно получи месте происшествия. Пока не прибыли спасатели, обработал раны и зафиксировал переломы.
Водан из обломков, движущихся в потоках воды, перебил ему обе ласты, он упал в воду и получил сильное переохлаждение организма, а не унывал, лежал и с интересом почитывал местные газеты, наполненные репортажами и фотоснимками недавних трагических событий.
Принесли перекурка. Пришлось больным неохотно, но вставать, точнее, встал всего Матео, а Леон только приподнялся в кровати.
Обед, даже благо это обед в больнице, – одна из самых приятных церемоний повседневной жизни, при всем при том, ковыряя вилкой в тарелке, Матео грустно бубнил себе около нос:
— Что за привычка такая кормить меня капуста? Мам, а мам?
— Ну!
— Я домой хочу и еще я кушать хочу. Тут. Ant. там совсем невкусно кормят.
— Вот гурман! Как невкусно? Постой: курочка, телятина, кормят хорошо, а из дома здесь запрещено разрешаться от брем еду. Хочешь, я тебе йогурт дам?
— Я не хочу иогурт. Я кушать хочу! А когда ты мне сможешь снова состряпать и принести сэндвич с рыбой?
— С рыбой сэндвич? А когда я тебе его готовила?
Мальчуга немного задумался и удрученно сказал: «Никогда».
— Ну, вот в ту пору и приготовлю. Не ной! Все будет хорошо.
Матео улыбнулся.
— Я и мало-: неграмотный ною… А вот был бы я… – мальчик вспомнил что-так очень хорошее и весь просто засветился радостью.
И вдруг спирт залаял, чем серьезно ошарашил не только маму, Леона, однако и проходящую мимо медицинскую сестру.
— Ав! Ав! Ав! – получилось здорово живешь, причем очень похоже именно на тюленя, а не собаку.
Впоследствии чего Матео громко и очень заразительно рассмеялся, как могут смеялся исключительно счастливые дети, – звонко, открыто и от души.