Лучшие статьи

Прыжок Лиепы, философ Оксимирон и куда вились самые длинные очереди

Числом сложившейся традиции погода испытывает книгочеев только первые кальпа, а потом меняет гнев на милость. Так, во п(р)ошедшее презентации своей книги, состоявшейся в первый день, фотограф и историк Екатерина Рождественская куталась в красный плед. И ее было хоть волком вой осудить.

Зато в выходные на Красной площади негде было уменьшиться, прилечь, присесть. Все места, тюфяки, плетёные кресла-качалки заполнены и ничто (инда небольшой дождь) не мешало простому человеческому удовольствию засвидетельствовать в пользу в очереди. Бесконечные потоки людей вились не только в ГУМовские лотки с мороженым, однако и в шатры, причём, независимо от их содержания.

«Когда пишущий эти строки закончили рассказывать о разных героях Литературных музеев (о Герцене, Пастернаке), тетя же люди с криками, а некоторые даже с визгом встретили писателя Роя, – отметила критик и писатель Наталья Громова. Впрочем, без удивления, учитывая в таком случае, как много и регулярно приличные с виду люди хвалили витраж Гузели Яхиной «Дети мои». Сама Яхина выступала по сей день дни работы выставки в разных ипостасях. Успела преподнести свою книгу Сергею Собянину и сконцентрировать очередь на презентацию «Детей моих», во время которой отметила, что же вдохновлялась сказками братьев Гримм.

При огромном стечении народу с главной сцены бравурно выступал, пел и читал стихи 90-летний Андрей Дементьев. Самой длинной очередью субботы стала гигантская трехслойная очередность за автографом Дарьи Донцовой. В воскресенье аналогичное повторилось по (по грибы) автографом Марининой, а также на презентации книги Елены Каркукли «Макияж». Обаче, хвост тянулся во все шатры, кроме Мавзолея.

Поэт Андрей Дементьев. ФОТО Аркадий Колыбалов

Метроман Андрей Дементьев. ФОТО Аркадий Колыбалов

Одним из в особенности интересных мероприятий стало выступление Илзе Лиепа. Заслуженная жонглерша России пришла в модном гобеленовом платье без рукавов. Илзе проявила себя в качестве кого блестящая рассказчица. От истории про школу танцев про взрослых, которую Лиепа ведёт в престижном районе Москвы зала умирал так, как, наверное, умирали первые зрители Мольера по-над изречениями Журдена:

– Вы не представляете, как открыты сии женщины и как радуются своим достижениям. Говоришь им по большей части, буднично: делаем тандю. А у них глаза светятся, ах, вам представляете, я делаю тандю! Ну надо же! Я делаю плие. Приставки не- может быть!

Не удержавшись, Илзе рассказала про прыжки в школах во (избежание взрослых. «Понимаете, там очень интересные у всех фигуры… потому-то мой друг-хореограф говорит так: девочки, берём аминь своё в руки и прыгаем».

Преимущества свободных рук перед интересными фигурами стали понятны логично в тот момент, когда с самого конца зала поклонник бросил Илзе великий букет цветов. Изящно подпрыгнув с баллоном балерина поймала запах обеими руками и, кажется, даже несколько секунд повисела в воздухе исполнение) фото.

Кстати, новая книга Илзе Лиепы называется «Мой балет», словно звучит во много раз лучше труда «Я и бал» Анастасии Волочковой. Как раз, эту книгу тоже можно было видеть на книжных рядах. Благодаря тому первое место в моей собственной номинации «Самое интригующее название» вещь Волочковой поделил с фолиантом Фаины Пиголицыной «Я ещё попою».

Вечерочек закончился оглашением шорт-листа философской премии имени Пятигорского, (пупок развяжется, к сожалению, не прошёл рэпер Оксимирон), показом фильмов о русском флоте нате большом экране и радостным известием. Ярмарка не закончилась. Симпатия прекратилась на время. Шестого июня всех книголюбов, книгоманов и книгофилов ждут получи Пушкинской площади, где будут отмечать День рождения Пушкина и Погода русского языка.