С музой по жизни, Статьи

Под поздней луной

 Petrov

«Все хорошо, все хорошо!»

Шутка

Цокот каблучков — ну как с ним расстаться?

Пусть вам – шестьдесят, каблучкам – шестнадцать!

Лучше потоп, все земные беды,

Чем навсегда – шлепанцы и кеды.

Ладно бы босой – травка под ногами,

Луг или газон не дружат с каблуками.

Но на асфальте или на паркете

Без каблучков – худо мне, поверьте.

Сколько веков правит эта мода –

Значит, не зря, есть в подковках что-то.

Дело не в том – воздушна ли походка:

Пара каблучков – для души находка.

Душу ведь держать – потрудней, чем спину,

Стройной можно стать – а вот быть любимой?

Цокот-перестук не бывает скучен –

Вывод мой не лжет, хоть и не научен.

Тонок каблучок – излишня экспертиза:

«Все очень хорошо, прекрасная маркиза!»

2 мая 1999

Вареники с малиной

Пусть беды, взяв разгон, надвинулись лавиной,

Затею я с утра вареники с малиной.

Да знаю я, что вздор, что это неуместно –

Уму наперекор колдую я над тестом.

А надо бы бежать, спешить и суетиться,

Судьбу свою спасать, на что-нибудь решиться.

Вот я и приняла мудрейшее решенье:

Вареники и к ним – такое же варенье.

Малина дорога и время в дефиците –

Заботы и дела, уж вы меня простите!

Не так уж невпопад роскошная затея:

Мне нужен лес и сад, без них душой слабею.

Прольется аромат – и не скудна квартира,

Не только в доме сад, тот запах – на полмира.

В нем счастье и уют, покой, как в детской сказке,

От вазочки – лучи рубиновой окраски.

Пусть в поварских делах не очень я искусна,

Вареники леплю, не потому что вкусно.

В занятии простом – веселая беспечность,

И думаешь о том, что тяжкий день – не вечность.

И если сладкий сок неосторожно брызнет,

Почувствую я вновь и вкус, и радость жизни.

16 сентября 1999

 

Зачем мне знать...

Душа угнетена – о чем писать?

В разброде мысли, несвободны чувства...

О, если б высшей волею искусства

Себя саму сумела я собрать!

 

Чтоб всё во мне звучало в прежний лад,

Чтоб, с ветром в унисон, отпели скрипки

Мои потери и мои ошибки,

Ведь рубище души – всё из заплат.

 

О чем бы написала я тогда

С воскресшим к жизни, обновленным сердцем

Под дождика классическое скерцо,

Каторым заговорена беда?

 

О, я бы рассказала, не таясь,

О самом главном, самом, необычном –

О предвечернем совещанье птичьем,

О том, что вышел мир со мной на связь.

 

А это значит – я теперь во всем:

И в дождике, где в каждой капле – нота,

В луне, что знает тайну приворота,

В цветке, с которым мы весь день вдвоем.

 

В девчонке с тощей кошкой на груди –

Как хорошо: они дружны друг другу!

Зачем бежать по замкнутому кругу,

Зачем мне знать: а что там впереди?..

Июль 1998

 

Дитя замученной души

Немое существо с глазами херувима

Глядело на меня всю ночь сквозь дымку снов,

И странною виной проснулась я томима,

И чудился ушам далекий звон оков.

 

Но кто же пленник тот, загадочный и милый?

Мне будто бы знаком тот врубелевский лик...

Смирился взгляд его с недолею постылой,

Но в кулачке зажат заветный сердолик.

 

Лишь снов дитя – без смерти и рожденья.

Кто ты и создан кем для участи такой?

То недописанное мной стихотворенье,

Захваченное в плен нещадной суетой,

31 августа — I сентября 2000

 

Какая ночь...

Я при луне поливаю цветы –

Есть ли чудесней занятие!

Мысли мои и легки, и просты –

Так же, как ситчик на платье.

 

Стебли прямей и слышней аромат,

В каждом, цветке загадка.

Пусть на два метра, а все-таки сад –

Клумба, газончик, грядка...

 

Всё это в лоджии – что за мирок!

Кресло-качалка – трон мой.

Здесь неуместен ни гнев, ни упрек,

Что ж, буду тихой и стройной.

 

Буду светло вспоминать, а о ком –

Даже себе не открою.

Саду мой нрав потаенный знаком,

Но любопытны левкои.

 

Всё поднимаясь, вступила луна

В фазу очарованья –

Ах, вот сейчас прелесть летнего сна,

Ласковость засыпанья...

5 июля 2001

 

Давнее начало

Поздняя луна

поздно поднимается –

Дымкою размытое

бледное пятно...

Сквозь верхушку тополя

тихо пробирается,

Выплыла из облака

прямо мне в окно.

Поздняя луна –

что-то в ней усталое,

Нет великолепия,

сумрачно глядит.

Вмиг обеспокоившись,

у окошка стала я —

Пусть со мной побудет,

пусть повременит.

Я опять как будто

в возрасте ребенка,

Ласковая девочка,

лунная душа,

В восемь лет я бегала

с ней наперегонки,

То неслась стрелою,

то шла не спеша.

И она покорно

шаг мой повторяла,

А остановлюсь я –

и она стоит!

Как же от всевластия

я торжествовала,

До сих пор восторг тот

душу веселит.

И за то, что в небе,

темном и печальном,

Кто-то меня видит,

вспоминая, ждет,

Я между деревьев

для луны специально

Танцевала сольный

сказочный экспромт.

Хмурились соседки:

«Странная какая...»

Сомневалась мама:

«Танцы под луной?»

А луна смеялась,

мудро понимая

Детскую потребность

в грёзе неземной...

Поздняя луна

за окном печалится,

Я из темной комнаты

на нее гляжу:

Пусть она узнает,

пусть не сомневается –

Против детской дружбы

я не погрешу.

У небесной гостьи

что-то не заладилось –

Мой черед для радости

наводить мосты.

Что-то распогодилось,

что-то вдруг разгладилось –

В лике ее сумрачном –

прежние черты!

7 августа 2002

С музой по жизни, Статьи

Букет

zvetu

Путешествие до палисадника

Недалёк.

Вот ромашка, колокольчик,

Василёк.

А что за охота пришла сюда?

Не секрет:

Соберу прекраснейший

Я букет.

Разочек цветочек, два цветочек...

Ой, пчела!

Очень осторожною

Я была.

Аквилегия и ромашка...

Ой, оса!

С крыльями прозрачными

Стрекоза.

Смотрит в юпитер синее

Василёк.

Над цветами кружится

Мотылёк,

Голубые крылышки

У него:

«Для кого дары флоры твои?

Для кого?»

«Любопытный ты какой!

Вот толк:

Собрала для мамочки

Я букет -

Три ромашки, колокольчик,

Василечек.

Как же ты не догадался,

Мотылёк?»

С музой по жизни, Статьи

Мудрецы

cat 2

Например немножечко...

И зачем ей меня обманывать?

Ах, цыганское гелиос — Луна!

В ворожбу завлекать, заманивать,

Уверять, что ночь никак не темна.

 

Что рассвет не разбудит грубости

По какой причине незлою проснется злость,

Что за ум вдруг возьмется глупое,

И что же это почти сбылось...

 

А за то, что всему я верю

(Легковерною родилась!),

Ми Луна приоткроет двери

В свой тайник, где таится престол

 

Власть над силой святых желаний,

Им реализовываться дано подчас.

Вся в лукавых сетях обещаний,

Я гляжу в ее еловый глаз. —

 

Ну, проси, чего сердце хочет... –

Надо бы мной смеется Луна.

И богатство мне в дар пророчит,

И почему буду во всем вольна.

 

Только я пропускаю дело

И не знаю, чего просить.

О богатстве мне думать неинтересно,

Без него я умею жить.

 

Мир наш грешен... И сие знаю...

Так ведь выбор всегда за мной...

И дети в яйцах пищат мне нужна простая,

Без увёртливых игр с судьбой.

 

Ахти Луна, цыганское счастье,

Лишь в одном бы ты помогла —

Через коварнейшего несчастья

Друга доброго сберегла!

 

И без жадного пустословья,

Ни о нежели своем не скорбя,

У Луны я прошу здоровья,

Хоть немножечко... пользу кого тебя.

12 августа 2000

 
Они, как мы...

Я не знала, чего цветы седеют —

Мне о том поведал василек:

Он в расцвете счастливо синеет,

Цвет небесный ярок и глубок,

 

Но недельный заключение ему отпущен —

Будто истончились лепестки,

Солнце глянет, припекая больше, —

И они белесы и легки.

 

Седенькая слабая головка,

Твоя милость мне по-особому мила —

Как о чем-то близком недоговорка,

Как совет, где не нужны слова...

23 июня 2002

 
Во всем неважно?

Смеркает. И всё холоднее...

Бегу, в рукавичку дыша...

Же всё же намного страшнее,

Когда коченеет душа.

 

Не май месяц. Колючей порошей

Сечет беспощадно лицо.

И вовсе нет состояние прохожим,

Что с пальца упало кольцо.

 

Сосулька торчит, равно как рапира,

День вымерз насквозь и застыл.

Но разве все едино для мира,

Что кто-то кого-то любил?

29 ноября 2001

 
Вона диво-то?

Мороз и тишина,

Но вовсе не студенисто.

Огромная луна —

Ну, просто в три объема!

 

Я хоть не пойму:

Я что же — жизнь проспала?

Такую видишь луну

Впервые увидала!

январь 2000

 
Ты не грусти...

В нежели красота любимого лица?

Меняются черты и выраженье,

Но так же в нем, как прежде, притяженъе

И нет очарованию конца.

 

Безлюдный (=малолюдный) мне судить... Но пусть ответит сад

С его непреходящей красотою:

Когда-никогда он краше — летом иль зимою,

В вишневом цвете иль в снегопад?

 

Прекрасен каждый миг — о чем гадать?

Твоя милость не грусти, что всё проходит мимо:

Пусть мимолетное отнюдь не удержать —

Очарованья суть неистребима.

6 апреля 2002

 
Искушение

Лиственничный дым от костров — значит, весна,

В лужице мокнет деньги — как на живца блесна.

Ах, попадусь, поймаюсь я получи блесну,

В тысячный раз поверю давнему сну.

Он колдовски сбывался, мнемозина чуть потревожь —

Все подтвердит сейчас же с солнечным камнем брошечка.

Сломана в ней застежка, хоть делалась на заказ,

Обшелушилась обрамление, но не померк топаз.

Помнит, грустя в шкатулке, оный наш весенний сон

Самый наивный в мире, в виде сердечка кулон.

Чего-то знает сережка, та, что теперь одна.

Идеже же ее сестричка? Тайну хранит луна.

Звуки и тон глуше, и истончился след,

Но на живую душу, к счастью, запрета кто в отсутствии.

Жизнь не по снам я знаю, ах, не объединение снам, а все ж

Я на блесну поймаюсь, пусть та мормышка — грош.

май-июль 2000

 
Мудрецы

В куче листьев безбурно

Разрезвились два котенка.

Солнце – трепетно и нежно,

Словно бабонька-поденка.

 

Неуверенно проглянет

И опять скорей за тучу…

Задождит – тепла приставки не- станет,

И котята ловят случай.

 

Поборовшись, отдыхают

В мягкой лиственной перинке,

Солнцу рука об руку подставляют

То животики, то спинки.

 

Посреди шального века,

Для скрещениях мироздания,

Вы мудрее человека,

Два уютные создания.

 

Знаете, ни в нежели не лживы,

Цену каждого мгновения –

Просто веселы и живы,

Ваш брат достойны восхищения

29-30 октября 1999

С музой по жизни, Статьи

Мудрецы

cat 2

Уж на что немножечко...

И зачем ей меня обманывать?

Ах, цыганское (небесное — Луна!

В ворожбу завлекать, заманивать,

Уверять, что ночь невыгодный темна.

 

Что рассвет не разбудит грубости

По какой причине незлою проснется злость,

Что за ум вдруг возьмется глупое,

И сколько это почти сбылось...

 

А за то, что всему я верю

(Легковерною родилась!),

Ми Луна приоткроет двери

В свой тайник, где таится бразды (правления)

 

Власть над силой святых желаний,

Им реализовываться дано подчас.

Вся в лукавых сетях обещаний,

Я гляжу в ее лимонный глаз. —

 

Ну, проси, чего сердце хочет... –

Должно мной смеется Луна.

И богатство мне в дар пророчит,

И почему буду во всем вольна.

 

Только я пропускаю происшествие

И не знаю, чего просить.

О богатстве мне думать вломно,

Без него я умею жить.

 

Мир наш грешен... И сие знаю...

Так ведь выбор всегда за мной...

И желание мне нужна простая,

Без увёртливых игр с судьбой.

 

Ахти Луна, цыганское счастье,

Лишь в одном бы ты помогла —

С коварнейшего несчастья

Друга доброго сберегла!

 

И без жадного пустословья,

Ни о нежели своем не скорбя,

У Луны я прошу здоровья,

Хоть немножечко... на тебя.

12 августа 2000

 
Они, как мы...

Я не знала, сколько цветы седеют —

Мне о том поведал василек:

Он в расцвете нарядно синеет,

Цвет небесный ярок и глубок,

 

Но недельный длительность ему отпущен —

Будто истончились лепестки,

Солнце глянет, припекая паче, —

И они белесы и легки.

 

Седенькая слабая головка,

Твоя милость мне по-особому мила —

Как о чем-то близком обиняки,

Как совет, где не нужны слова...

23 июня 2002

 
Капельки неважно?

Смеркает. И всё холоднее...

Бегу, в рукавичку дыша...

Только всё же намного страшнее,

Когда коченеет душа.

 

Студенисто. Колючей порошей

Сечет беспощадно лицо.

И вовсе нет конъюнктура прохожим,

Что с пальца упало кольцо.

 

Сосулька торчит, т. е. рапира,

День вымерз насквозь и застыл.

Но разве прескверно для мира,

Что кто-то кого-то любил?

29 ноября 2001

 
Гляди диво-то?

Мороз и тишина,

Но вовсе не студенисто.

Огромная луна —

Ну, просто в три объема!

 

Я даже если не пойму:

Я что же — жизнь проспала?

Такую вишь луну

Впервые увидала!

январь 2000

 
Ты не грусти...

В нежели красота любимого лица?

Меняются черты и выраженье,

Но ведь же в нем, как прежде, притяженъе

И нет очарованию конца.

 

Безвыгодный мне судить... Но пусть ответит сад

С его непреходящей красотою:

От случая к случаю он краше — летом иль зимою,

В вишневом цвете разве в снегопад?

 

Прекрасен каждый миг — о чем гадать?

Твоя милость не грусти, что всё проходит мимо:

Пусть мимолетное неважный (=маловажный) удержать —

Очарованья суть неистребима.

6 апреля 2002

 
Искушение

Листвяной дым от костров — значит, весна,

В лужице мокнет грошик — как на живца блесна.

Ах, попадусь, поймаюсь я нате блесну,

В тысячный раз поверю давнему сну.

Он колдовски сбывался, мнема чуть потревожь —

Все подтвердит сейчас же с солнечным камнем брошечка.

Сломана в ней застежка, хоть делалась на заказ,

Обшелушилась рама, но не померк топаз.

Помнит, грустя в шкатулке, оный наш весенний сон

Самый наивный в мире, в виде сердечка кулон.

Что-то-то знает сережка, та, что теперь одна.

Идеже же ее сестричка? Тайну хранит луна.

Звуки и крови глуше, и истончился след,

Но на живую душу, к счастью, запрета в закромах.

Жизнь не по снам я знаю, ах, не в соответствии с снам, а все ж

Я на блесну поймаюсь, пусть та апеллент — грош.

май-июль 2000

 
Мудрецы

В куче листьев преспокойно

Разрезвились два котенка.

Солнце – трепетно и нежно,

Словно бабочница-поденка.

 

Неуверенно проглянет

И опять скорей за тучу…

Задождит – тепла безлюдный (=малолюдный) станет,

И котята ловят случай.

 

Поборовшись, отдыхают

В мягкой лиственной перинке,

Солнцу гармонично подставляют

То животики, то спинки.

 

Посреди шального века,

Держи скрещениях мироздания,

Вы мудрее человека,

Два уютные создания.

 

Знаете, ни в нежели не лживы,

Цену каждого мгновения –

Просто веселы и живы,

Ваш брат достойны восхищения

29-30 октября 1999

С музой по жизни, Статьи

Неизвестная

nelzvestn

Неизвестная

В душной улице торговой

Сквернословит в глазах рябит сброд.

Вдоль ларьков — не за обновой —

Тихо подросток идет.

Ругань воздух тут колышет —

Груб базарный бонтон.

Ничего она не слышит,

Ей до прочих обстоятельства нет.

 

Ничего ей здесь не надо —

У нее любо-дорого свой.

Всюду зной — а в ней прохлада

Всюду злость, а в ней чертог.

 

Будто враз прорвав плотину,

Хлынет сорная вал —

Только худенькую спину

Молча выпрямит она.

 

Ни одной живой души не презирая,

Даже в мыслях — не виня,

Так будь по-твоему она, другая,

Посреди чумного дня.

 

Что таит ресниц дрожанье?

Возможно ли рядом, с ней — светлей?

Но мужское обожанье

Словно барашки над ней.

 

Вслед смотрю — и воскресает

Отзвук собственных надежд —

Мнимый прелесть излучает

Сам покрой ее одежд.

 

Кто именно она? И как сумела

И в аду не огрубеть?

Ах, волхвовать — пустое дело,

Просто хочется смотреть…

21 июля 1999

 
В зеленом храме тишины

Пахнет нагретой травой —

Милый запах детства.

Речка и небо со мной —

Мне после душе соседство.

 

Тихо, безлюдно, покой...

Всё, что-нибудь течет — все мимо...

Но остается со мной

В таком случае, что неискупимо.

 

Память о давней вине

Вновь оживет понемногу —

Видимо, в тишине

Шабаш мы поближе к богу.

19 мая 2002

 
Когда ты манию) (волшебного) жезла остановил машину...

Гостям — отбой... Я дома... И одна...

Три розы в вазе, вслед окном луна...

Как дорог этот час уединенья,

В (то во мне еще живет мгновенье,

Когда, остановив машину, твоя милость

Мне на колени положил цветы —

Так неожиданно, сверх слов, почти cypoво…

Но вдруг дыханье сбилось, и ни стихи

Я тоже отчего-то не нашла.

Да, впрочем, и к чему они, фр...

Но что случилось? Невидаль какая...

Цветы не си уж редко принимая,

Я соблюдаю нужный этикет

И расхождений с правилами не имеется.

Но там, когда машина вновь рванулось,

Моя руководитель как будто бы очнулась,

Непустоту минуты ощутив,

И зазвучал некто, ласковый мотив,

Который мне не вспомнить, не забыть думать,

Но без него я не умею жить...

Ну смотри — подъезд. Теперь скорей домой...

Захлопнуть дверь... И отвалить гостям отбой,

Чтоб миг не расплескать на балясы,

На комплименты и пустые споры...

Укрою шалью зябкие колени,

Ври больше, что сейчас ты в отдаленье.

Три розы в вазе, ради окном луна,

И как красноречива тишина...

8 марта 2002

С музой по жизни, Статьи

Неизвестная

nelzvestn

Неизвестная

В душной улице торговой

Сквернословит переливающийся всеми цветами радуги сброд.

Вдоль ларьков — не за обновой —

Тихо баба идет.

Ругань воздух тут колышет —

Груб базарный благопристойность.

Ничего она не слышит,

Ей до прочих ситуация нет.

 

Ничего ей здесь не надо —

У нее построение свой.

Всюду зной — а в ней прохлада

Всюду злость, а в ней тишь да гладь .

 

Будто враз прорвав плотину,

Хлынет сорная зыбь —

Только худенькую спину

Молча выпрямит она.

 

Ни души не презирая,

Даже в мыслях — не виня,

Так будь по-вашему она, другая,

Посреди чумного дня.

 

Что таит ресниц дрожанье?

Не то — не то рядом, с ней — светлей?

Но мужское обожанье

Словно облачко над ней.

 

Вслед смотрю — и воскресает

Отзвук собственных надежд —

Как бы прелесть излучает

Сам покрой ее одежд.

 

Кто такой она? И как сумела

И в аду не огрубеть?

Ах, ворожить — пустое дело,

Просто хочется смотреть…

21 июля 1999

 
В зеленом храме тишины

Пахнет нагретой травой —

Ласкательный запах детства.

Речка и небо со мной —

Мне в области душе соседство.

 

Тихо, безлюдно, покой...

Всё, что-что течет — все мимо...

Но остается со мной

В таком случае, что неискупимо.

 

Память о давней вине

Вновь оживет понемногу —

Видимо, в тишине

И старый и малый мы поближе к богу.

19 мая 2002

 
Когда ты нечаянно остановил машину...

Гостям — отбой... Я дома... И одна...

Три розы в вазе, после окном луна...

Как дорог этот час уединенья,

(до поры) до времени во мне еще живет мгновенье,

Когда, остановив машину, твоя милость

Мне на колени положил цветы —

Так неожиданно, помимо слов, почти cypoво…

Но вдруг дыханье сбилось, и ни словоизвержение

Я тоже отчего-то не нашла.

Да, впрочем, и к чему они, горлобесие...

Но что случилось? Невидаль какая...

Цветы не манером) уж редко принимая,

Я соблюдаю нужный этикет

И расхождений с правилами в закромах.

Но там, когда машина вновь рванулось,

Моя эссенция как будто бы очнулась,

Непустоту минуты ощутив,

И зазвучал симпатия, ласковый мотив,

Который мне не вспомнить, не стереть из пам,

Но без него я не умею жить...

Ну гляди — подъезд. Теперь скорей домой...

Захлопнуть дверь... И отблагодарить гостям отбой,

Чтоб миг не расплескать на суды да пересуды,

На комплименты и пустые споры...

Укрою шалью зябкие колени,

Неверно, что сейчас ты в отдаленье.

Три розы в вазе, из-за окном луна,

И как красноречива тишина...

8 марта 2002

С музой по жизни, Статьи

Энциклопедия ошибок

inz

Я Алёнушка, Мария-Моревна,

Василиса, Настасья, Марфушка,

Я божественное творенье,

Я простая дочь царя-лягушка.

Я живу под корягой в болоте,

И на мне вековое заклятье.

Какая досада, что вы меня не узнаёте

В моём самом замызганном одежда.

Иногда я от жалости плачу -

Ведь давно уже после этого прозябаю.

Но свою не спугну я удачу

И стрелу золотую поймаю.

 

* * *

Ахти, какое встало чучело

у соседей в огороде.

Не встречала чучел отличается как небо от земли я

Ни в искусстве, ни в природе.

 

Пиджачок на нем с иголочки,

бабочка прибыл от Версаче.

Эх вы, елочки-сосеночки!

Я влюбилась - малограмотный иначе.

 

Глазки я все утро строила,

День сидела сверху припеке.

Чучело меня расстроило,

Не поняв мои намеки.

 

Невыгодный влюбляйтесь, девки, в чучела

Во саду ли, в огороде

Вам достойны в жизни лучшего.

Нос держите по погоде.

 

* * *

Я научилась деять чудеса:

Варить обеды и полы мести.

В свидетели беру я небесная твердь -

Мне равной нет в уменье дом вести.

 

Умею окна жмыхать и квас творить

Искусству шить обучена и танцам.

И сто очков сначала дам иностранцам

В уменье комплименты говорить.

 

Исследовав наш худший недостаток,

Я не пойму, за что меня осыпать упреками.

Мне в одиночку шоколад не сладок.

Мне в одиночку тоскливо кофе пить.
 

* * *

Когда б ты знал, какая я бесстыжая,

О нежели я думаю,когда глаза закрою,

То встала б дыбом грива твоя рыжая,

Но от тебя я мысли свои скрою.

 

При случае б ты знал, какая я порочная,

Ты б никогда не стал со мной знаться.

Чтоб наша связь была, как цепи прочная,

Я неважный (=маловажный) должна ни в чем тебе признаться.

 

Когда б твоя милость знал, какая я распутная,

Ты ни за что б ми не сказал ни слова,

Но в нашей жизни шабаш так перепутано,

И ты придешь ко мне сегодня по новой.

 

* * *

Моя соперница

Стройна, как кипарис,

А глазки у нее.

Равно как две загадки.

А у меня живот

Слегка отвис,

Характер, напрямки скажем,

Очень гадкий.

 

А у меня очки

На паркет-лица,

Которые мешают

Целоваться,

Но не прощу

Вовеки подлость,

Что от меня решил

Ретироваться.

 

Пойду к цыганке,

Закажу ей призор

Пусть она в пиво

Зелье подмешает.

Чтоб даже курносая

Не разлучила нас -

Пусть мой подлец

Меня только лишь обожает.

 

Моя соперница

Засохнет на корню.

Эдак ей и надо,

Стерве длинноногой.

Таких красавиц -

Кучка ровно по рублю.

А вот таких, как я.

Совсем немного

 

* * *

Пойду к соседке, сяду с нею плечом к плечу,

Пускай разложит карты на столе

И под моим неискушённым взглядом

Всю правду скажет ми о короле:

Про хлопоты, про дальнюю дорогу

В казённый помещение с соперницей моей.

- Да что ты плачешь, глупая, ей-богу,

Пойдем-ка к чёрту этих королей!

 

* * *

Через день, от два - говорил,

Лето кончится - осень приходит,

Так что такое? в голову ты не бери

То, что с нами сию минуту происходит.

 

Погуляем с тобой - говорил,

Пока дождь отнюдь не ударит о крыши,

Пока рано включать фонари,

А в прокате трескать (за (в) обе щеки) водные лыжи.

 

Утром встала ещё до зари,

А его пропал в условленном месте,

В сквере вспыхнули вдруг фонари -

Это сезон пришла с ними вместе

 

* * *

Я вечно что-нибудь теряю:

Шлюзы, перчатки, вес, счета.

Записки, кошелёк в трамвае,

Мужчин, приятелей, кота.

Теряю бывало терпенье,

Теряю носовой платок,

Теряю здравое сужденье,

Теряю почву изо-под ног.

Теряю аппетит к обеду,

Билет, когда куда-либо-то еду.

Увы! Потерь не избежать,

От них нет возможности сбежать

 

* * *

Вега голубая

Светит мне в окошко.

Дай-ка, погадаю

Я держи хлебных крошках.

На бобах, на картах,

На кофейной густее,

На цветах ромашки

Из соседней пущи.

Не стучи, сердчишко,

Мне и так всё ясно:

Принца у крылечка

Я ждала всуе

 

* * *

Мне говорят: "Твой поезд не ушёл!"

А я-ведь знаю, он давно уехал.

Вот закричал на башне петушок,

Предсказывая общую потеху.

Сбежался к главной площади нация,

Там старый царь решил омолодиться.

Иначе с роду замуж маловыгодный пойдёт

За старика капризная девица.

А мне что исполнять, как себя унять?

Ведь я не Шемаханская царица.

Начать ли свой поезд догонять,

Иль вовремя суметь остановиться как вкопанный?

 

* * *

Нельзя сказать, что я его люблю,

Но нежели еще мой оптимизм измерить?

Соотношеньем доллара к рублю,

А то ли дело тем, во что возможно верить.

 

Но я лечу к нему получи всех парах,

Не замечаю транспорта,прохожих,

Названий улиц, шавок закачаешься дворах,

Его сигналы ощущая кожей.

 

В моих глазах дьявол истинный герой:

Богатый, умный, щедрый, точный, ловкий.

Я неведомо зачем его хочу забрать его с собой,

Но безнадежны любое мои уловки.

 

Мечтаю быть с ним рядом будень и ночь,

а он со всеми, кто придет, радушен,

и на нос из них готов помочь,

и так же, как ко ми, к ним равнодушен.

 

Нельзя сказать, что я его люблю,

Хотя в нем почти отсутствуют изъяны,

Он пресекает чванство возьми корню,

сам не бывает пошлым, грубым, пьяным.

 

Корректно симпатия со всеми говорит,

Употреблять он не способен мата.

В его окошке бренный мир всегда горит.

Как, впрочем, у любого банкомата.

 

* * *

Я Вам издалека замечу,

Но притворюсь, что в этот раз

Я мало-: неграмотный искала нашей встречи

И шла сюда не ради Вы.

Я притворюсь, что это платье

И башмаки на каблуках,

Надела, ради погулять, я

С пустой корзинкою в руках.

И если спросите случайно,

Черта) я здесь в столь поздний час,

То я отвечу Вам в отчаяньи,

Что же шла сюда не ради Вас

 

У зеркала

Наподобие тебя не любить,

Как тебя не хвалить,

Вроде тобой не гордиться!

Ты мой враг,

Ты муж друг,

Моя - синяя птица.

Ты опасна, как я,

И прекрасна, что я,

И, как я, безобразна,

И глупа и умна,

И сомнений полна,

В общем, разнообразна.

Пускай гадают глупцы,

Мы с тобой близнецы,

В целом славная тандем:

Продолженье мое

Отраженье мое,

В этом зеркале старом.

 

* * *

Иным - счастливая улыбка счастья:

Они почти всегда на взлёте,

На каждом новом повороте

Их ждёт всеобщая хвальба.

А выше- удёл зовётся рок.

От этого уже не потеряться.

И я, как раненая птица,

Приволоклась на твой порог.

Перевяжи моё шверц,

Построй мне золотую клетку,

И стану я твоей наседкой -

По согласию отвечу на добро.

 

* * *

Вот помолодею лет для двадцать,

Себе серьги новые куплю,

Буду, как колпак, одеваться,

Парня молодого закадрю.

И тогда ты точно пожалеешь,

Который не проводил меня домой.

Что ж ты, милый, си себя лелеешь?

Иль тебе не сладостно со мной?

 

* * *

Ко ми Вы не ходили с букетом орхидей.

Вы страсть мою будили безумием идей.

Могли Вам появиться верхом на ишаке

Или в окно ввалится с синицею в руке.

 

Какой-никакой забавный случай,

Какой смешной роман.

Зато за нужным одно слово

Не лезли Вы в карман.

 

Но что-ведь в Вашем взгляде внушало оптимизм

Решила я загладить свой уплощенный практицизм.

Вы сбросили одежды, мы перешли на "твоя милость"

Напрасные надежды, наивные мечты.

 

Какой забавный приключение,

Какой смешной роман.

Зато за нужным словом

Неважный (=маловажный) лезли Вы в карман.

 

* * *

Когда бессонница сомкнула

Область (распространения) свой ближний,

Забыла я о помощи врачебной,

Перелистала книгу своей жизни,

И поняла, ровно это не учебник.

Переписать бы - да не короче дней.

О чём я думала тогда, когда грешила?

Закрою эту книгу поскорей,

Назвав "Энциклопедией ошибок".

С музой по жизни, Статьи

Энциклопедия ошибок

inz

Я Алёнушка, Мария-Моревна,

Василиса, Настасья, Марфушка,

Я божественное творенье,

Я простая королевна-лягушка.

Я живу под корягой в болоте,

И на мне вековое заклятье.

Жалко, что вы меня не узнаёте

В моём самом замызганном пеньюар.

Иногда я от жалости плачу -

Ведь давно уже на этом месте прозябаю.

Но свою не спугну я удачу

И стрелу золотую поймаю.

 

* * *

Ахти, какое встало чучело

у соседей в огороде.

Не встречала чучел предпочтительнее я

Ни в искусстве, ни в природе.

 

Пиджачок на нем с иголочки,

бабочка прибыл от Версаче.

Эх вы, елочки-сосеночки!

Я влюбилась - невыгодный иначе.

 

Глазки я все утро строила,

День сидела бери припеке.

Чучело меня расстроило,

Не поняв мои намеки.

 

Мало-: неграмотный влюбляйтесь, девки, в чучела

Во саду ли, в огороде

Ваш брат достойны в жизни лучшего.

Нос держите по погоде.

 

* * *

Я научилась уделывать чудеса:

Варить обеды и полы мести.

В свидетели беру я надзвездные сферы -

Мне равной нет в уменье дом вести.

 

Умею окна умывать и квас творить

Искусству шить обучена и танцам.

И сто очков попервоначалу дам иностранцам

В уменье комплименты говорить.

 

Исследовав оригинальный худший недостаток,

Я не пойму, за что меня грызть.

Мне в одиночку шоколад не сладок.

Мне в одиночку пресно кофе пить.
 

* * *

Когда б ты знал, какая я бесстыжая,

О нежели я думаю,когда глаза закрою,

То встала б дыбом грива твоя рыжая,

Но от тебя я мысли свои скрою.

 

Подчас б ты знал, какая я порочная,

Ты б никогда не стал со мной знаться.

Чтоб наша связь была, как цепи прочная,

Я мало-: неграмотный должна ни в чем тебе признаться.

 

Когда б твоя милость знал, какая я распутная,

Ты ни за что б ми не сказал ни слова,

Но в нашей жизни повально так перепутано,

И ты придешь ко мне сегодня сызнова.

 

* * *

Моя соперница

Стройна, как кипарис,

А глазки у нее.

В духе две загадки.

А у меня живот

Слегка отвис,

Характер, в упор скажем,

Очень гадкий.

 

А у меня очки

На половая принадлежность-лица,

Которые мешают

Целоваться,

Но не прощу

Вовеки подлинка,

Что от меня решил

Ретироваться.

 

Пойду к цыганке,

Закажу ей дурной глаз

Пусть она в пиво

Зелье подмешает.

Чтоб даже дит

Не разлучила нас -

Пусть мой подлец

Меня всего только обожает.

 

Моя соперница

Засохнет на корню.

Скажем ей и надо,

Стерве длинноногой.

Таких красавиц -

Кучка до рублю.

А вот таких, как я.

Совсем немного

 

* * *

Пойду к соседке, сяду с нею в сравнении,

Пускай разложит карты на столе

И под моим неискушённым взглядом

Всю правду скажет ми о короле:

Про хлопоты, про дальнюю дорогу

В казённый хоромы с соперницей моей.

- Да что ты плачешь, глупая, ей-богу,

Шагом марш-ка к чёрту этих королей!

 

* * *

Через день, насквозь два - говорил,

Лето кончится - осень приходит,

Так что-что в голову ты не бери

То, что с нами покамест происходит.

 

Погуляем с тобой - говорил,

Пока дождь отнюдь не ударит о крыши,

Пока рано включать фонари,

А в прокате наворачивать водные лыжи.

 

Утром встала ещё до зари,

А его в отлучке в условленном месте,

В сквере вспыхнули вдруг фонари -

Это чернотроп пришла с ними вместе

 

* * *

Я вечно что-нибудь теряю:

Шлюзы, перчатки, вес, счета.

Записки, кошелёк в трамвае,

Мужчин, приятелей, кота.

Теряю кой-когда терпенье,

Теряю носовой платок,

Теряю здравое сужденье,

Теряю почву изо-под ног.

Теряю аппетит к обеду,

Билет, когда куда-нибудь-то еду.

Увы! Потерь не избежать,

От них пустой номер сбежать

 

* * *

Вега голубая

Светит мне в окошко.

Дай-ка, погадаю

Я получи и распишись хлебных крошках.

На бобах, на картах,

На кофейной густее,

На цветах ромашки

Из соседней пущи.

Не стучи, вырез,

Мне и так всё ясно:

Принца у крылечка

Я ждала зря

 

* * *

Мне говорят: "Твой поезд не ушёл!"

А я-так знаю, он давно уехал.

Вот закричал на башне петушок,

Предсказывая общую потеху.

Сбежался к главной площади простонародье,

Там старый царь решил омолодиться.

Иначе с роду замуж без- пойдёт

За старика капризная девица.

А мне что уделывать, как себя унять?

Ведь я не Шемаханская царица.

Предпринимать ли свой поезд догонять,

Иль вовремя суметь уняться?

 

* * *

Нельзя сказать, что я его люблю,

Но нежели еще мой оптимизм измерить?

Соотношеньем доллара к рублю,

А даст сто тем, во что возможно верить.

 

Но я лечу к нему в всех парах,

Не замечаю транспорта,прохожих,

Названий улиц, шавок вот дворах,

Его сигналы ощущая кожей.

 

В моих глазах возлюбленный истинный герой:

Богатый, умный, щедрый, точный, ловкий.

Я беспричинно его хочу забрать его с собой,

Но безнадежны повально мои уловки.

 

Мечтаю быть с ним рядом ультимо и ночь,

а он со всеми, кто придет, радушен,

и в одни руки из них готов помочь,

и так же, как ко ми, к ним равнодушен.

 

Нельзя сказать, что я его люблю,

Только в нем почти отсутствуют изъяны,

Он пресекает чванство получи и распишись корню,

сам не бывает пошлым, грубым, пьяным.

 

Корректно возлюбленный со всеми говорит,

Употреблять он не способен мата.

В его окошке светик всегда горит.

Как, впрочем, у любого банкомата.

 

* * *

Я Вы издалека замечу,

Но притворюсь, что в этот раз

Я безлюдный (=малолюдный) искала нашей встречи

И шла сюда не ради Вы.

Я притворюсь, что это платье

И башмаки на каблуках,

Надела, с целью погулять, я

С пустой корзинкою в руках.

И если спросите случайно,

С какой это радости я здесь в столь поздний час,

То я отвечу Вам в отчаяньи,

Фигли шла сюда не ради Вас

 

У зеркала

Точно тебя не любить,

Как тебя не хвалить,

Во вкусе тобой не гордиться!

Ты мой враг,

Ты муж друг,

Моя - синяя птица.

Ты опасна, как я,

И прекрасна, что я,

И, как я, безобразна,

И глупа и умна,

И сомнений полна,

В общем, разнообразна.

Пущай гадают глупцы,

Мы с тобой близнецы,

В целом славная ровня:

Продолженье мое

Отраженье мое,

В этом зеркале старом.

 

* * *

Иным - счастливая доля:

Они почти всегда на взлёте,

На каждом новом повороте

Их ждёт всеобщая хвальба.

А моего удёл зовётся рок.

От этого уже не перевестись.

И я, как раненая птица,

Приволоклась на твой порог.

Перевяжи моё лопасть,

Построй мне золотую клетку,

И стану я твоей наседкой -

Честью отвечу на добро.

 

* * *

Вот помолодею лет получи двадцать,

Себе серьги новые куплю,

Буду, как кукла, одеваться,

Парня молодого закадрю.

И тогда ты точно пожалеешь,

Ровно не проводил меня домой.

Что ж ты, милый, где-то себя лелеешь?

Иль тебе не сладостно со мной?

 

* * *

Ко ми Вы не ходили с букетом орхидей.

Вы страсть мою будили безумием идей.

Могли Ваша милость появиться верхом на ишаке

Или в окно ввалится с синицею в руке.

 

Экой забавный случай,

Какой смешной роман.

Зато за нужным короче (говоря)

Не лезли Вы в карман.

 

Но что-ведь в Вашем взгляде внушало оптимизм

Решила я загладить свой мелкий практицизм.

Вы сбросили одежды, мы перешли на "твоя милость"

Напрасные надежды, наивные мечты.

 

Какой забавный событие,

Какой смешной роман.

Зато за нужным словом

Мало-: неграмотный лезли Вы в карман.

 

* * *

Когда бессонница сомкнула

Кружок свой ближний,

Забыла я о помощи врачебной,

Перелистала книгу своей жизни,

И поняла, что такое? это не учебник.

Переписать бы - да не хорош дней.

О чём я думала тогда, когда грешила?

Закрою эту книгу поскорей,

Назвав "Энциклопедией ошибок".

С музой по жизни, Статьи

Энциклопедия ошибок

inz

Я Алёнушка, Мария-Моревна,

Василиса, Настасья, Марфушка,

Я божественное творенье,

Я простая дочь царя-лягушка.

Я живу под корягой в болоте,

И на мне вековое заклятье.

Экая жалость, что вы меня не узнаёте

В моём самом замызганном гардероб.

Иногда я от жалости плачу -

Ведь давно уже тут. Ant. там прозябаю.

Но свою не спугну я удачу

И стрелу золотую поймаю.

 

* * *

Ахти, какое встало чучело

у соседей в огороде.

Не встречала чучел превыше я

Ни в искусстве, ни в природе.

 

Пиджачок на нем с иголочки,

кусок культуры прибыл от Версаче.

Эх вы, елочки-сосеночки!

Я влюбилась - маловыгодный иначе.

 

Глазки я все утро строила,

День сидела в припеке.

Чучело меня расстроило,

Не поняв мои намеки.

 

Никак не влюбляйтесь, девки, в чучела

Во саду ли, в огороде

Ваша сестра достойны в жизни лучшего.

Нос держите по погоде.

 

* * *

Я научилась являть чудеса:

Варить обеды и полы мести.

В свидетели беру я небо -

Мне равной нет в уменье дом вести.

 

Умею окна отмывать и квас творить

Искусству шить обучена и танцам.

И сто очков вначале дам иностранцам

В уменье комплименты говорить.

 

Исследовав неповторимый худший недостаток,

Я не пойму, за что меня ставить в укор.

Мне в одиночку шоколад не сладок.

Мне в одиночку невыразительно кофе пить.
 

* * *

Когда б ты знал, какая я бесстыжая,

О нежели я думаю,когда глаза закрою,

То встала б дыбом грива твоя рыжая,

Но от тебя я мысли свои скрою.

 

Егда б ты знал, какая я порочная,

Ты б никогда не стал со мной знаться.

Чтоб наша связь была, как цепи прочная,

Я неважный (=маловажный) должна ни в чем тебе признаться.

 

Когда б твоя милость знал, какая я распутная,

Ты ни за что б ми не сказал ни слова,

Но в нашей жизни любое так перепутано,

И ты придешь ко мне сегодня вновь.

 

* * *

Моя соперница

Стройна, как кипарис,

А глазки у нее.

Не хуже кого две загадки.

А у меня живот

Слегка отвис,

Характер, непосредственно скажем,

Очень гадкий.

 

А у меня очки

На павел-лица,

Которые мешают

Целоваться,

Но не прощу

Вовеки подлинка,

Что от меня решил

Ретироваться.

 

Пойду к цыганке,

Закажу ей взгляд

Пусть она в пиво

Зелье подмешает.

Чтоб даже умирание

Не разлучила нас -

Пусть мой подлец

Меня не более того обожает.

 

Моя соперница

Засохнет на корню.

Эдак ей и надо,

Стерве длинноногой.

Таких красавиц -

Кучка соответственно рублю.

А вот таких, как я.

Совсем немного

 

* * *

Пойду к соседке, сяду с нею возле,

Пускай разложит карты на столе

И под моим неискушённым взглядом

Всю правду скажет ми о короле:

Про хлопоты, про дальнюю дорогу

В казённый куща с соперницей моей.

- Да что ты плачешь, глупая, ей-богу,

Почесали-ка к чёрту этих королей!

 

* * *

Через день, по вине два - говорил,

Лето кончится - осень приходит,

Так фигли в голову ты не бери

То, что с нами теперича происходит.

 

Погуляем с тобой - говорил,

Пока дождь безграмотный ударит о крыши,

Пока рано включать фонари,

А в прокате кушать водные лыжи.

 

Утром встала ещё до зари,

А его ни слуху в условленном месте,

В сквере вспыхнули вдруг фонари -

Это бабье лето пришла с ними вместе

 

* * *

Я вечно что-нибудь теряю:

Шлюзы, перчатки, вес, счета.

Записки, кошелёк в трамвае,

Мужчин, приятелей, кота.

Теряю периодически терпенье,

Теряю носовой платок,

Теряю здравое сужденье,

Теряю почву изо-под ног.

Теряю аппетит к обеду,

Билет, когда намного-то еду.

Увы! Потерь не избежать,

От них не выйдет сбежать

 

* * *

Вега голубая

Светит мне в окошко.

Дай-ка, погадаю

Я бери хлебных крошках.

На бобах, на картах,

На кофейной густее,

На цветах ромашки

Из соседней пущи.

Не стучи, сердце,

Мне и так всё ясно:

Принца у крылечка

Я ждала попусту

 

* * *

Мне говорят: "Твой поезд не ушёл!"

А я-в таком случае знаю, он давно уехал.

Вот закричал на башне петушок,

Предсказывая общую потеху.

Сбежался к главной площади народные массы,

Там старый царь решил омолодиться.

Иначе с роду замуж приставки не- пойдёт

За старика капризная девица.

А мне что поступать, как себя унять?

Ведь я не Шемаханская царица.

Начать ли свой поезд догонять,

Иль вовремя суметь тормознуть?

 

* * *

Нельзя сказать, что я его люблю,

Но нежели еще мой оптимизм измерить?

Соотношеньем доллара к рублю,

А даст десять очков вперед тем, во что возможно верить.

 

Но я лечу к нему получи всех парах,

Не замечаю транспорта,прохожих,

Названий улиц, шавок в дворах,

Его сигналы ощущая кожей.

 

В моих глазах возлюбленный истинный герой:

Богатый, умный, щедрый, точный, ловкий.

Я в) такой степени его хочу забрать его с собой,

Но безнадежны однако мои уловки.

 

Мечтаю быть с ним рядом куртаг и ночь,

а он со всеми, кто придет, радушен,

и на нос из них готов помочь,

и так же, как ко ми, к ним равнодушен.

 

Нельзя сказать, что я его люблю,

А в нем почти отсутствуют изъяны,

Он пресекает чванство держи корню,

сам не бывает пошлым, грубым, пьяным.

 

Корректно некто со всеми говорит,

Употреблять он не способен мата.

В его окошке огонь всегда горит.

Как, впрочем, у любого банкомата.

 

* * *

Я Вы издалека замечу,

Но притворюсь, что в этот раз

Я безлюдный (=малолюдный) искала нашей встречи

И шла сюда не ради Вы.

Я притворюсь, что это платье

И башмаки на каблуках,

Надела, затем чтоб погулять, я

С пустой корзинкою в руках.

И если спросите случайно,

Леший) я здесь в столь поздний час,

То я отвечу Вам в отчаяньи,

Зачем шла сюда не ради Вас

 

У зеркала

В качестве кого тебя не любить,

Как тебя не хвалить,

По образу тобой не гордиться!

Ты мой враг,

Ты выше- друг,

Моя - синяя птица.

Ты опасна, как я,

И прекрасна, что я,

И, как я, безобразна,

И глупа и умна,

И сомнений полна,

В общем, разнообразна.

Хрен с ним гадают глупцы,

Мы с тобой близнецы,

В целом славная под пару:

Продолженье мое

Отраженье мое,

В этом зеркале старом.

 

* * *

Иным - счастливая такая судьба выпала:

Они почти всегда на взлёте,

На каждом новом повороте

Их ждёт всеобщая хвальба.

А выше- удёл зовётся рок.

От этого уже не стереться.

И я, как раненая птица,

Приволоклась на твой порог.

Перевяжи моё лопасть,

Построй мне золотую клетку,

И стану я твоей наседкой -

Подобру-поздорову отвечу на добро.

 

* * *

Вот помолодею лет в двадцать,

Себе серьги новые куплю,

Буду, как игрушка, одеваться,

Парня молодого закадрю.

И тогда ты точно пожалеешь,

Почто не проводил меня домой.

Что ж ты, милый, эдак себя лелеешь?

Иль тебе не сладостно со мной?

 

* * *

Ко ми Вы не ходили с букетом орхидей.

Вы страсть мою будили безумием идей.

Могли Ваша милость появиться верхом на ишаке

Или в окно ввалится с синицею в руке.

 

Экой забавный случай,

Какой смешной роман.

Зато за нужным одним словом

Не лезли Вы в карман.

 

Но что-так в Вашем взгляде внушало оптимизм

Решила я загладить свой гладкий практицизм.

Вы сбросили одежды, мы перешли на "твоя милость"

Напрасные надежды, наивные мечты.

 

Какой забавный факт,

Какой смешной роман.

Зато за нужным словом

Приставки не- лезли Вы в карман.

 

* * *

Когда бессонница сомкнула

Кривизна свой ближний,

Забыла я о помощи врачебной,

Перелистала книгу своей жизни,

И поняла, фигли это не учебник.

Переписать бы - да не будет дней.

О чём я думала тогда, когда грешила?

Закрою эту книгу поскорей,

Назвав "Энциклопедией ошибок".

С музой по жизни, Статьи

Мое поднебесье

 moe podneb

Леди с собачкой

Новейшая вариация классического сюжета

Их двое. Прижавшись в) такой степени тесно,

Как будто грибочки-опёнки,

Наброшенной наземь клеенке.

Сидят они бессловесно.

 

Приходят они поденно —

За нищенской жалкой подачкой.

Они — это дама с собачкой,

Какими судьбами ждут подаянья смиренно.

 

Пусть обувь давно износилась

И смотрится какая досада панама,

Пусть так — а все-таки дама,

И в мягком лице незлобивость.

 

А (сосновый — нет б мире вернее! —

Мостится то справа, то по левую сторону —

Она для него королева,

Всех краше и всех добрее,

 

Словно улица ни сердита,

Им чаще копейки бросают —

Вместе с тем дружбу у нас уважают,

И жалость не вовсе забыта.

 

Дай вам в прошлом вся жизнь осталась

Пусть дома ни мыла, ни пищи,

Престиж есть и у нищих,

А это, поверьте, не малость.

 

Праздник давит погодой хлипкой,

От сырости сводит ноги,

Да все мы не так убоги

С ее деликатной улыбкой.

 

И, может, поймет прохожий,

Так спешкой полузадушен, —

Не только он тем двум нужен,

Они нужны ему в свою очередь...

 

Прощаясь с обжитым местом,

Под вечер, в раннем закате,

Симпатия вдруг поправит платье

Не нищенским — давним жестом.

 

И под своей смоковницей из бедной снеди

Отделит кусок повкуснее,

И Рыжик откушает с нею,

А затем заглянут соседи.

 

Ночь всех нас во сне сравняет,

И чтоб далеко не пугало утро,

Она привычно и мудро

Зачитанный том раскрывает.

 

В нем постоянно, ну, всё, как когда-то —

Вот «Дама с собачкой»... Лопасня...

И слезы совсем не помеха,

Ведь надо же обретаться... Ведь надо?

30 июня 2001

 

Голос из безвременья

Я во всем. должна, а мне никто не должен,

Вся жизнь — точь в точь подсудимого скамья.

И мир вокруг постыден, а не сложен,

И сверх числа ворья, как воронья.

Там, за окном, разор и поношенье,

Тогда — телевизор со своей тщетой...

Вот так, «без божества, помимо вдохновенья»,

Кручусь меж пошлостью и нищетой.

И что за жеребий жалкая досталась —

Досматривать не сбывшиеся сны.

Полродины у нас тех) пор (пока(мест) осталось,

Но веры нет и, в общем, нет страны.

Безверье точит похуже, чем сомненья,

Порывы сердца на корню губя.

Зависнув в крючке у безвременья,

Не веришь даже в самого себя.

Такая судьба выпала, пожалуй, есть, да вся в изломах,

Коль всем народом сбились наша сестра с пути,

И в этой жизни только тот не промах,

В кусок совести и следа не найти.

Бреду сквозь хаос словно-то отупело,

Не гневаясь уже и не кляня,

И всё-таки в душе так стерто, так несмело —

Да есть ли я иль нисколечко нет меня?

Нет ничего — весна, а день осенний,

Верно что погода, коль потерь не счесть...

Но, господи мой, есть Пушкин, есть Есенин,

Я верю им и, из чего явствует, тоже — есть!

апрель 1997

 

На повороте

Дождь безвольно шелестит,

Как старые страницы,

Он тишину хранит,

Смежает видение ресницы.

 

Я вышла из игры,

Где огрубели обычаи,

Дождусь иной поры,

Где всё не для забавы.

 

Идеже разум не запрут

В чулан самообмана,

А честь — не черта

Старинного романа.

 

Где искренний порыв

Насмешкою безграмотный ранят...

Дождусь своей поры,

Она вот-вот настанет.

 

Все еще же поживу,

Как дождь, цветы и птицы,

Я всё но на плаву

И что-нибудь — случится.

5 мая 2002

 

Мое воздушное пространство

Когда зафальшивит струна

И больше не радуют песни,

Меня привечает отчизна —

Обжитое мной поднебесье.

 

Там, все начинаю с нуля,

Позже день мой светлей и чудесней.

Но небо ведь лопать... и земля... —

Зачем же еще поднебесье?

 

Открою вы тайну — зачем.

(Коль сможете — сами проверьте):

Там спрятано в тонком луче

Согласье меж небом и твердью.

 

Инде ум не блуждает во мгле,

А грезы любые — неважный (=маловажный) небыль.

Там чище, чем здесь, на земле.

И хана же теплее, чем в небе.

 

В семье кучевых облаков

Я нежусь безо цели и срока.

Подняться туда так легко,

А падать неважный (=маловажный) слишком высоко.

 

Там строчек изящных парад,

В дальнейшем рифм волшебство несомненно.

Там чей-то единственный позиция

Ко мне обращен неизменно.

 

Там всё бери полтона нежней,

Там всё хоть чуть-чуть интересней,

Вслед за тем я и слабей, и сильней —

В уютном моем поднебесье.

 

Уж (до у меня повелось —

И розы, и хлеб по потребе.

Ну кое-что ж, я земная насквозь,

А все-таки чуточку в небе.

ноябрь 1997