Сергей Бодров-старший: Я русский режиссер, работающий в разных странах

   Без рубрики

Некто – один из немногих российских режиссеров, сумевших встроиться в жесткую голливудскую систему, стоить в ней своим, работать на больших студиях с большими звездами. В его недавнем успешном фэнтези «Седьмой сын» снимались Джулианна Ледник, Джефф Бриджес, Алисия Викандер и другие звезды первой величины. В двойном размере номинант «Оскара» (за фильмы «Кавказский пленник» и «Монгол»), дьявол один из немногих наших соотечественников, стал голосующим членом Американской киноакадемии.

Часом я поздравил его с прошлым юбилеем, Сергей Бодров прислал с мобильного телефона следующее СМС: «Спасибо. Я в отдалении, на острове в Бенгальском заливе. Думаю о совсем другом. Желательно плыть на лодке, чтобы послать имейл…». (Неотлагательно он работает над кунг-фу-фэнтези для гонконгской кинокомпании.) Некто настоящий гражданин мира и может находиться в любой точке поместья, но подобный ответ, согласитесь, говорит о человеке больше, нежели любое интервью. Вот откуда медитативное, почти буддийское покой его «Монгола» и других картин, снятых им в Казахстане. Переживший личные драмы и публичные триумфы, теперича Сергей Владимирович любым пышным торжествам предпочитает удовольствие одиночества и созерцания. Ему чужды аффекты и кликушество – от своих успехов или от чужих. Что подтверждают фрагменты нашего последнего разговора.

– Ваша сестра – едва ли не единственный наш режиссер, который неусыпно разрабатывает тему Востока. Вас всегда интересовала Азия. Вследствие чего?

– Так получилось, что многое в моей жизни связано с Азией. Кайфовый мне есть азиатская кровь. Я родился на Дальнем Востоке. Первые картины снял в Казахстане. Невзыскательно потому, что в Москве мне не дали бы их отстранить. Я был известным сценаристом, но в советское время, чтобы убирать кино, бумажка нужна была. Мне, чтобы стать режиссером, должно было снова идти учиться. А я и без этого знал, по какой причине и как хочу снимать. Поэтому уехал в Казахстан и снял тамо детский фильм «Сладкий сок внутри травы». Мы забываем о книжка, что за Уральским хребтом – большая часть страны, род (человеческий, нефть, в конце концов. И будущее, мне кажется, за Востоком. По большому счету детям нужно учить сейчас китайский язык. Чтобы производительность была. А Европа… Они нас не понимают, мы их далеко не понимаем.

– Россия, по-вашему, европейская или азиатская территория?

– Азиатская, конечно. С европейским уклоном.

– А вы – европеец, азиат, гражданин мира? Какое место вы называете своим домом?

– Сразу самую малость мест. Москву, Казахстан, Аризону, Европу… Я давно ощутил себя русским режиссером, работающим в разных странах. Луг моего нахождения диктует прежде всего история, которую я рассказываю.

– Ваша сестра никогда не думали о том, чтобы снять фильм «Связной» по мнению сценарию сына, который он начал снимать в Кармадонском сай, где трагически погиб?

– Нет, конечно. Сценарий замечательный, будь здоров хороший мог бы быть фильм. Но его был в состоянии снять только он.

– Вокруг имени вашего сына отнюдь не утихают страсти.

– Я стараюсь относиться к этому философски, хотя мало-: неграмотный всегда получается. Огромное количество документальных фильмов снято. Беспредельно неважных. Книжки написаны второпях. Экстрасенсы и прочая муть – постоянно это невозможно остановить. Я и не пытаюсь.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Серый БОДРОВ родился 28 июня 1948 года в Хабаровске. В 1974 году окончил сценографический факультет ВГИКа. По его сценариям снято 35 фильмов, в фолиант числе такие советские хиты, как «Баламут», «Любимая отроковица механика Гаврилова». В 1984 году дебютировал как режиссер. Снял в этом качестве двойка десятка картин. Был одним из соавторов сценария французской картины «Восток – Закат». Дважды номинирован на «Оскар». Лауреат приза Европейской киноакадемии после лучший сценарий («Кавказский пленник»).

5 лучших фильмов Бодрова:

– «Непрофессионалы»

– «СЭР»

– «Катала»

– «Кавказский пленник»

– «Монгол»