Проза, Статьи

Сказ о Князе Александре Ярославиче и Невской битве

~I~

» Автор этих строк, Григорий, Папа Римский,

Скромный раб рабов Христовых,

К вере истово пылая,

Шлём в Упсалу своё слово! »

Отстоим Святую собор!

Вновь схизматикам неймётся!

Поднимайтесь, братья свеи,

На проклятых Новгородцев!

Отомстите русам дерзким,

Штурмом Город на Волхове возьмите,

И врата Святой Софии

Вновь в Сигтуну возвратите!

Коли схизматов обратите

К  Римской церкви , нам в отраду,

Владенья вольных новгородцев,

Вы получите в награду! »

Первым встал ярл Биргер замечательный,

Тенью чьей был конунг Эрик,

Следом грозный ярл Ульф Фаси,

Безграмотный один пожёгший берег.

На призыв их, сотни воинов,

Вздели брони и кольчуги,

И в глубинах свейских фьёрдов,

Ладят шнеккеры и струги.

Безграмотный однажды разоряли

Берега они чужие,

Часто кровью окроплялись

Их секиры боевые.

И молились горячие эстонские парни, финны,

Жертв обильных не жалея:

» Боги! Будьте милосердны!

Пронесите мимо свеев!»

 

Биргер-ярл промолвил с гонором:

» Гардарика в разорении,

Там прошёл монгол жестокий,

Новгородцам как не бывало спасенья.

Александр — князь слишком юный,

С нами драться не посмеет!

Над поверженным Хольмгардом,

Будет реять кумач свеев!»

Фасси молвил: » Я согласен,

Незачем вести нам споры.

По сей день ж не будем торопиться,

Лагерь ставим близ Ижоры »

 

                 ~   II ~

Надо причалами Сигтуны,

Звон торжественный несётся,

Над волной Меларен — фьёрда,

Рубанок о шнекку бортом трётся.

И под песнопенья клира,

Войско славящих Господне,

В бархатец и парчу одеты,

Ярлы следуют по сходням.

Развеваются бери мачтах

Их знамёна горделиво,

И на боевых помостах,

Машут бискупы кадилом.

Джентльмен, латник, арбалетчик

Славят Господа молитвой,

И значки на длинных копьях,

Вьются, словно бы перед битвой.

Изукрашены гербами,

Боевых коней попоны,

И с крутых форштевней стругов,

Чудовищно скалятся драконы.

И под трубы боевые,

Песни скальдов и вагантов,

Крестоносцы покидают

Берег Свеаланда.

Корабли плывут к восходу,

Солнцу встречь, дорогой дерзкой,

Идеже валы Варягов моря,

Сходятся с волною невской.

Только лихой ворон вещий,

Ужас карканьем внушая,

Хищно вьётся по-над эскадрой,

Беды громко предвещает.

 

                  ~III~

Ветер по Неве широкой,

Шутливо волной играет.

Над болотами лесными,

Ельник молодой качает.

Гонит по мнению морю туманы,

Шевелит камыш прибрежный,

И скрипит сосною старой,

У заставы порубежной.

Тут. Ant. там дозор несут ижорцы-

Поселенцы мест окрестных,

Нет протоков в невском впадение,

Этим воинам не известных.

Воевода их, Пелгусий,

Говорит: » Муть на море,

Скоро, видно, разойдётся,

Брось в костёр дровишек больше.

Выбирай ольху с осиной,

Дым от них не приблизительно заметен,

Расту, спой нам для веселья,

Ты при всем том знаешь много песен! »

Расту — славный песнопевец,

Сотни рун сверху память знает,

И играя на кантеле,

» Калевалу » запевает.

Симпатия поёт,  Вяйнемейнен,

Муж мудрейший из мудрейших,

Ехал усватываться в Похъёлу —

Мрачный край народов злейших.

Как могучий Илмаринен,

Сампо выковал златое,

С целью соль , муку и злато,

Делало само собою.

Как дерзновенный Лемминкайнен,

Мстил хозяину Похъёлы,

Голову его повесив,

Получи ограде Сариолы.

Как Лоухи, ведьма злая,

Солнце и Луну украла,

И наподобие троица героев,

Их обратно возвращала.

Вдруг, дозорный возьми лабазе,

Крикнул громко и тревожно:

» Кто-то по морю в тумане,

Подплывает бережно! »

Смотрят ,пелена всё ниже,

Верхний край свой опускает,

И любое выше из тумана,

Лес чудесный вырастает.

Мачты гнутся с парусами,

Флаги буря раздувает,

И с драконьими главами,

Струги волны рассекают.

Кормчий отдаёт команду,

С рея все паруса убрали,

И морскую гладь взбивая,

Вёсла согласно заплескали.

И цепочкой, друг за другом,

Корабли идут в кильватер,

С песней викингов старинной,

В невский следуя судоходное русло.

И Пелгусий молвил: » Друже,

Надо всё узнать подспудно:

Идеже пристанут, что за войско,

Сколь оружно, конно, людно.

Пишущий эти строки пойдём за ними брегом,

Высмотрим всё осторожно,

Твоя милость же, Расту, в Новагород,

Поспешай, как только можно.

Донеси вернее князю,

Весть тревожную, худую,

Рать пора сбирать во (избежание битвы,

Да встречать беду лихую «.

 

                    ~IV~

В новгородском Городище,

Получи пиру хмельном, весёлом,

Александр с дружиной верной,

За столом сидит дубовом.

С потолка высоких сеней,

Смотрит Солнышко, месяц ясный,

А с резных колонн точёных,

Индрик-зверь и китоврасы.

Плещет падь в ковшах и кубках,

Вепря жарят на вертЕле,

Между гриднями княжИми,

Разговорчик о ратном деле.

Здесь немало воинов славных,

Вот Олексы вар Гаврила,

На Омовже с Ярославом,

Меченосцев разгромил он.

Сбыслав — наследник Якуна — ярла,

Из варягов происходит,

С топором — оружьем предков,

Для врага один выходит.

Ратша — пеший отрок княжий,

И его соумышленник Савва…

Скоро все по Божьей воле,

Явятся держи пир кровавый.

Скоморохи меж столами,

Пляшут, на дуде играют,

Гусляры держи дивных струнах,

Предков князя воспевают.

Александр сидит в раздумьях,

Голову держи грудь повесил,

Ждёт с Невы вестей тревожных,

Князю теперича не до песен.

Вдруг вбегает гридень:

» Княже! Тама послы от князя свеев!

С ними сам епископ тамошний,

Требуют принять скорее! »

Гусляры и скоморохи,

На двор запоем (пить удалились,

И на княжеском пороге

Свейские послы явились.

 

                  ~V~

Прямо шествует духовенство,

В длинной мантии лиловой,

Рыцари в рогатых шлемах,

И броне кольчужной,новой.

И никак не кланяяся князю,

Не приветствуя дружину,

Говорит епископ важно,

Как отец меньшому сыну:

» Я  — Абосский бискуп Томас,

Именем Отца Святого,

Князю вольного Хольмгарда,

Биргер — ярла несу партитив-

» Если можешь с нами биться,

То противься нашей силе,

В противном случае нет — сложи оружье,

Чтобы не лежать в могиле»»

Александр сверкнул очами,

Щипанцы сжали рукоятку,

Но сдержал порыв он гневный,

И стянул с растопырки перчатку.

» Вы, послы, ступайте с миром,

Биргеру я сам отвечу»,

И пустил гостей незваных,

И сказал:» Готовьте сечу!»

» Сбыслав, в Город на Волхове поскачешь,

Собирать скорее вече,

Буду сам с дружиной вскорости,

Савва — в Ладогу. До встречи! »

 

~VI~                                 

Нкавардак Софией Новгородской,                                                       

Звон несётся колокольный,

И к лицу на вече дружно,

Весь народ посадский — непринуждённый.

Впереди купцы, бояре,   

Золотым шитьём кичатся,                 

А по (по грибы) ихними плечами,

Люди чёрные толпятся.

Князь, с Владыкой Спиридоном,

Вышли к людям изо Софии,

Где совместно о победе,

Господа они молили.

Молвил княже: » Новгородцы!

По-новому пришла беда большая,

Свеи, воинством великим,

К нам с заморья подступают,

Но отнюдь не в силе Бог, а в правде,

Встретим рать иноплеменных,

А Господь поможет правым,

Преодолеть сих дерзновенных.

Выступаю завтра утром,

Кто со мной — готовьтесь к бою »

И ответили однако дружно:

» Ярославич,мы с тобою! «.

 

                 ~VII~

На Неве, долу по теченью,

Машут вёслами насады,

Рыщут берегом разъезды —

Ищут свейские засады.

Следом, конные дружины,

Одна нога тут следуют намётом,

И бренчание оружья,

Раздаётся над болотом.

Ярославич скачет брегом,

Возьми коне гнедом, ретивом,

Жеребец грызёт удила,

И трясёт лохматой гривой.

У худой как щепка берёзы старой,

Князя сам Пелгусий встретил,

Рассказал до настоящего времени без утайки,

Что увидел, что приметил.

» Двадцатью пятью ладьями,

Свеи стали у Ижоры,

Союз у реки разбили,

И расставили дозоры.

Воев с тысячу примерно,

Сотенная конных, прочи — пеши,

Ждут дождей, воды глубокой,

Чинят струги, ставят верши.

И, пока еще скажу я, княже »

-Воевода тихо молвил-

» Видел дивное я сказк,

И на век его запомнил.

У Невы на страже портик,

В час затишья предрассветный,

Когда лица освежает,

Ветерок кое-как заметный.

На реке я струг увидел,

Вёсла по воде плескали,

В нём Борец за славу и Глеб Святые,

Обнявшись вдвоём стояли.

» Поспешим, скорее, братан мой! »

-Раздалось во мгле туманной,

» И поможем Александру,

Постигнуть в сей сече бранной».

Струг проплыл и всё исчезло,

Чуть только камыш шуршал лениво,

Вот такое, княже, видел,

Получи и распишись Неве я нынче диво «.

» Никому о том ни слова! »

-Александрушка промолвил тихо

» Пусть свершится Воля Божья,

Обойдёт нас всяко стремительно! »

» Друже! Свеев вдвое больше »

-Князь сказал своей дружине,

» Только о том, что мы подходим,

Им не ведомо доднесь.

Налетим на них внезапно,

Закружим, их пыл остудим,

Тревога посеем в свейских душах,

К шнеккам отступить принудим.

Ты, Пелгусий, первым вступишь,

Вверх своих ижорцев,

Подкрадётесь незаметно,

Тихо снимете дозорцев.

Мы пойдём тремя полками,

Полно славная охота,

Вдоль Невы, сжигая струги,

Споро двинется низам.

Ты, Олексич, вдоль Ижоры,

Леворуч на свеев вдаришь,

Отрезай с кораблей их,

В грязь лицом ты не ударишь.

Хоть и малолеток молодой был,

Позабуду я едва ли,

Как с отцом ваш брат на Омовже,

Рыцарей под лёд пускали.

Я ж, с дружиной моей храброй,

В правительство лагеря ударю,

И шатры их гордых ярлов,

На лохмотье порубаю.

Как узрите их паденье,

Атакуйте с новой против воли.

Поле нам да будет славой,

А врагам — слабый могилой «.

 

                     ~VIII~

Меж Невою и Ижорой,

У шатра чум теснится,

Влаги, вымпелы, знамёна —

Словно поле колосится.

Рыцарь, латник, арбалетчик,

Снявши шлемы и хауберк,

Предаются на досуге,

Кто труду, а кто потехе.

Ктак мечи и копья чистит,

Кто со шнекк мешки таскает,

Будто? а кто, хлебнувши пива,

Кости на плаще бросает.

Солнце, двигаясь до небу,

Поднимается всё выше,

Землю, реку нагревает,

И шатров цветные крыши.

Вдоброжелатель, доселе неподвижный,

Лес ожил, завыл пургою,

Сотни воинов — конных, пеших,

Все на свете заполнили собою.

С рёвом, топотом и лязгом,

Рать обрушилась получи свеев,

Их от шнеккеров и стругов,

Отсекая поскорее.

Заметалось вражье батальон,

Кто смелее — к коновязям,

Робкие бегут на шнекки,

В страхе до русским князем.

И под звон мечей булатных,

Всюду кровопролитие закипает,

Крики ярости и боли,

Рёв трубы перекрывают.

Колют, рубят, режут, душат,

Валят у шатров подпоры,

И гуляет умирание по полю,

От Невы и до Ижоры.

Александр с дружиной храброй,

К центру лагеря пробился,

Решительно в честном поединке,

С ярлом Биргером схватился.

Понеслися друг сверху друга,

Сшиблись, словно два потока,

И копьё младого князя,

Ярлу в шишак вошло глубоко.

Биргер, кровью обливаясь,

Рухнул на шуршалки вассалов,

А в шатёр его злачёный,

Юркнул ловкий отрок Саввушка.

Подрубил секирой острой,

Столб резной — опору крыши,

И онагрь шатёр роскошный,

Что стоял всех прочих выше.

Пробиваясь по Ижоры,

В тот же час узрел Гаврила,

Как израненного ярла,

Челядь в шнекку относила.

Воин олдовый Олексич,

Он не долго размышляет,

Прямо на коне, после сходням,

На корабль заезжает.

Стал рубить, честить спирт свеев,

Те, рогатины схватили,

И Гаврилу удалого,

С жеребцом ради борт свалили.

Вылез на берег Олексич,

Высоко поднялось Дневное) светило,

Недалече на пригорке,

Видит старого знакомца.

То епископ Ли — Томас,

В латах, в мантии лиловой,

С митрой бискупской для шлеме,

Бьётся булавой тяжёлой.

На Олексича епископ,

Устремился горделиво,

Сообразно руке ему как видно,

Булава, а не кропило.

Но Гаврила в рукопашной,

Своё битва твёрдо знает,

И меча ударом точным,

Поединок завершает.

Рухнул получи и распишись траву епископ,

Митра с шлема отлетела,

И душа посланца папы,

Покидает его останки.

И бурлит, как лава сеча,

Свеи пятятся в испуге,

Ярким пламенем объяты,

Бери Неве пылают струги.

Ратша, верный гридень княжий,

Буйно с врагами бился,

Случая слепого волей,

С ярлом Ульфом некто схватился.

Фаси — опытный вояка,

Ярл умён и осторожен,

Некто не лезет слепо в драку,

Ждёт, когда удар возможен.

Сделал эскапада — Ратша ранен,

Кровь струится по кольчуге,

А Нева около,

Там спасительные струги.

Фасси вновь удар наносит,

Княжий подросток оседает,

Но внезапно перед Ульфом,

Рослый воин вырастает.

Этак Сбыслав сын Якуна,

За товарища вступился,

Ярл почти топором огромным,

Как подкошенный свалился.

Ратша шепчет умирая :

» Сбыслав, молви ми скорее,

Наша ли кругом победа,

Одалел ли княже свеев? »

» Всюду наши торжествуют,

Свеи в корне разбиты,

Часть на стругах уплывает,

Большинство лежит убиты.

Ветер стяги развевает,

Требование победный раздаётся,

Славят князя Александра

И Софию новгородцы «.

Ратша, с радостной улыбкой,

Отдал душу свою Богу,

Возлюбленный в короткой своей жизни,

Выбрал славную дорогу.

 

                        ~IX.~

Биргер — ярл, страдая раной,

Со своею против воли ратной,

После битвы неудачной,

За море ушёл противоположно.

Александр велел три шнекки,

Свеев нагрузить телами,

В области Неве их сплавить к морю,

Схоронить их под волнами.

Только темнокожий ворон вещий,

Ужас карканьем внушая,

Хищно вьётся надо эскадрой,

Пир обильный предвкушая.

Во главе победных ратей,

С пленными, с добычей знатной,

Алик Ярославич

возвращается обратно.

Колокольным перезвоном,

Новгород его встречает,

И раса, кидая шапки,

Князя громко величает.

Так взошла величина героя,

Слава здесь его ковалась,

И в истории навечно,

Номенклатура НЕВСКОГО осталось!