Статьи, Творческая жизнь

Сметливый ум

В настоящее время социальные проблемы объясняет драматургия. Поэтика названия пьесы Кристины Кармалиты «Обряд развенчания» отталкивается от христианского мироощущения. Противоречие с устоявшимся выражением «обряд венчания» добавляет толику комичности, которая заявлена в жанре. Комедия высмеивает общественно устоявшиеся псевдонормы.

 Смысл названия разрушает православную традицию, в которой есть только обряд венчания. Автор как будто спорит с выражением, что «браки совершаются на небесах». Православное действо имеет единую силу, и один из супругов может быть свободен лишь с кончиной половинки, драматург же допускает сколько угодно браков и венчаний.

Автор смеётся над людьми, думающими, что всё покупается и продаётся. Сюжет заключается в следующем: к батюшке, некогда совершившему венчание, обращается пара и требует развенчать. Священник (отец Дмитрий) хочет проучить влюблённых и назначает им встречу в заброшенном доме, где в лучших бандитских традициях их «пытают». Но внимательный читатель замечает, что в образах Князя, Косого и Гавриила изображены прихожане церкви, где служит отец Дмитрий.

Комедия посвящена человеку: в Семёне показана слабость, в Зинаиде – стойкость. Автор утверждает разнообразие мира: всё не сводится к христианству, которым жил русский народ тысячу лет. У новосибирского драматурга логика торжествует над чувствами, следовательно, разум возвышается над сердцем.

В общую тему вторгается мотив свободы: автор наблюдает, что верующие люди несвободны. Пьеса имеет диалогическую структуру, отмечается дуализм человеческой натуры. Не случайным является имя, которым драматург наделяет мужской образ, ибо Семён в переводе с древнееврейского – «слышащий». Именно мужчина оказывается безропотно внимающим. Очевидны гендерные различия в вопросе веры: автор фиксирует больше верующих мужчин. Именно Семён, как следует из текста, уговаривает Зинаиду венчаться. К тому же заказанная театральная постановка, происходящая в заброшенном доме, говорит, что всё совершается руками верующих.

Вместе с тем деньги, которые герой распаляет направо и налево, заставляют сомневаться в его праведности. Для него религия – игрушка, набаловавшись с которой, он побежит к другой.

На суд зрителя представлена пьеса в пьесе, где обыгрывается шекспировский тезис, что жизнь – театр, в связи с чем возникает мысль о театральности тех или иных событий в жизни. Церковь взята для освещения противоположных типов людей, которые в жизни-театре действуют одинаково.

Драматург, как следует из биографии, окончила факультет психологии, отсюда и страсть к внутреннему миру. Обряд развенчания – признание собственного разочарования. Не умея быть постоянным, Семён выказывает переменчивость, что не подобает истинному христианину. Автор наблюдает, как мельчает уровень веры в современном обществе, чему в немалой степени способствует тот же бизнес. Прося совершить невозможное, герой отрекается от веры. В итоге её спад происходит из-за человеческой слабости.

Автор показывает, как атеистический и верующий миры сосуществуют, и когда наступает экстремальная ситуация, они начинают контактировать. Не случайно, находясь на верёвках, персонажи говорят друг другу нежные слова.

На примере отца Дмитрия показано, какой хитрой бывает клерикальная власть. Священник – хороший психолог, воссоединяющий распавшиеся половинки. И деньги, которые он берёт у Семёна, – всего лишь пожертвования. Не случайно батюшка поодиночке разговаривает с Семёном и Зинаидой. С точки зрения психологии не очень понятно, как такая пара вообще сошлась.

Между тем отец Дмитрий твёрд и непоколебим. Даже имя – в переводе с греческого «земля» – отражает его состояние. И чтобы сохранить паству, он вынужден идти на разные ухищрения. Пьеса Кристины Кармалиты – драма в комедии, ибо тот спектакль, который устраивает отец Дмитрий, полон драматизма.

К обряду развенчания служитель церкви подходит с юмором. Отправляя Семёна и Зинаиду в заброшенный дом, он надеется на их воскрешение. Священник и сам боится, но долг его обязывает. Поэтому на сцене перед зрителем человек совестливый и ответственный.

Эффект комического создаётся за счёт сметливого ума отца Дмитрия и финальных постановочных эпизодов. Зритель понимает, что священник никогда не будет действовать как бандит, поэтому такая ситуация и вызывает улыбку.