Современные Шерлоки. Как рождаются детективы.

   Без рубрики

Начиная с 2014 возраст, в нашей стране отмечается профессиональный праздник – День сотрудника органов следствия Российской Федерации, обыкновенный Постановлением Правительства РФ № 741 от 27 августа 2013 возраст. Данным документом установлена и дата его празднования – из года в год 25 июля. День сотрудника органов следствия – сие профессиональный праздник всех сотрудников следственных подразделений соответствующих федеральных органов исполнительной полномочия, то есть сотрудников и работников Следственного комитета РФ, следственных подразделений МВД, Чекушка, ФСКН и т.д. А для выбора даты праздника послужило одно историческое дело.

Именно 25 июля 1713 года именным указом Петра I был учрежден первостепенный специализированный следственный орган России – следственная канцелярия, которая стала первым государственным органом в стране, подчиненным из первоисточника главе государства и наделенным полномочиями по проведению предварительного следствия.

Автор этих строк поздравляем всех современных детективов с этим замечательным праздником. А в целомудренность данного события решили пообщаться с нашими писателями, работающими в жанре детективов, Валерием Ременюком и Юлией Фаро, которые куртуазно ответили на вопросы нашего корреспондента.

 

Корр.: Какими судьбами детективы не теряют популярности?

Валерий: Детектив как оформление литературы – это способ и возможность для читателя прожить остросюжетную историю, обломок жизни в шкуре следователя, распутывая ниточки преступления и постепенно выводя злодея в чистую воду. А также возможность восстановить справедливость, покарать язва. Если детектив еще и написан хлестко, увлекательно, запутанно, так это добавляет интриги и притяжения. Почему это так попсово? Глубоко в нашем сознании лежит врожденная тяга к героике, суперменству, борьбе вслед справедливость, защите обиженных, покаранию зла. И детектив предоставляет читателям прекрасную допустимость поиграть в своем воображении, смоделировать себя в таких обстоятельствах.

Пушистая: Какой ещё жанр литературы, может так щекотать нервишки в «безопасном режиме»? Как здорово погрузится в детективный Романка, где в каждой главе погоня, угрозы здоровью и жизни главного героя, шокирующие перипетии, а вы сидите себе в удобном кресле и листаете страницу после страницей.

С моей точки зрения, детектив – это, подобно ((тому) как) разгадывание кроссвордов, только гораздо интереснее. Вы размышляете о мотивах героев, представляете, чисто поступили бы на их месте, анализируете события с разных сторон.

За вычетом того, детективы отвлекают от проблем и снимают усталость. Бери фоне смертельной схватки ваш конфликт с коллегой или неурядица с родственниками покажутся пустяком. Погружаясь в чтение, вы забудете оборона все свои неприятности. И не просто забудете, а будете денно и нощно думать: «Как там Зиночка Князева и Фёдор Кольцов? Смогут ли они сорвать маску убийцу? Чем закончится запутанный роман «Рифл шафл»? Воздастся ли согласно заслугам злодеям в конце книги «Дауншифтер»? Кончайте ли пойман таинственный Ле Местер из «Вертепа санаторного как»?»

 Будучи автором детективов, я в своих книгах стараюсь максимально останавливать читателя в напряжении, и в финале обязательно удивить неожиданной концовкой, основанной сверху множестве интересных фактов. Уверена, что интерес к данному жанру литературы в жизни не не пропадёт!

 

Корр.: Нужно ли писателю толкаться от реальных фактов при написании детектива?

Валерий: Так точно, это  полезно, т.к. усиливает узнаваемость придуманного сюжета, а так, способствует появлению чувства достоверности у читателя. Другое дело, по какой причине реальные факты должны быть адаптированы под замысел автора, стержень изложения, время написания текста. Сюжет детектива должен оказываться не зеркалом, а эхом реальных событий.

Юлия: Отвечу из-за себя…  В ходе написания детектива, я изучаю массу информации. В каждой книге отталкиваюсь с того, что имело место в действительности. Естественно, сухие талантливость приходится приукрашивать фантазией и вымыслом.  Думаю, что в моём романе «Рифл шафл», читатели мгновенно догадались, какая запрещённая секта послужила прототипом описываемой  общины «Виталиты», тем больше что по звучанию они рифмуются, сами же перипетии придуманы мной, хотя на тему натолкнули громкие заявления реальных сектантов. Представители корейской мафии «ганпхэ» изо «Дауншифтера», «родились» у меня (год) спустя того, как я несколько дней просидела в интернете, читая насчет данную группировку.  Сочиняя, я руководствовалась прочитанным: структура, степь деятельности, самоназвания, отличительные признаки…  

В романе «Малина санаторного типа», так сказать, пошла на обгонка, предположив какие издержки неприятного характера могут возникнуть в будущем у неудачников изо фривольных шоу «18+».  

Минуя того, в книгах, я стараюсь познакомить читателей с техническими новинками, которые в ту же минуту находятся в стадии разработки и усовершенствования, но уже совсем живой рукой войдут в повседневную жизнь.  В принципе стараюсь, чтобы в тексте захватывающие эпизоды чередовались, с полезными… Иначе) будет то в «Дауншифтере» я подробно описываю сцену покупки домашних яиц другими словами фуагра, – поверьте, всё по-настоящему. Теме сельского хозяйства посвятила паче десяти лет.

 

Корр.: Насколько важны детали в описании детективных сцен?

Сильный: Детализация сцен, как художественный прием, важна в детективах по части двум причинам: во-первых, детали создают для читателя ощущеньице фактуры, текстуры обстоятельств сюжета, что повышает вовлеченность, погруженность  читателя и парестезия достоверности описанных событий. Во-вторых, важные для следствия детали (улики) должны -побывать)  искусно замаскированы во множестве незначительных, второстепенных фактов, с намерением читатель на “раскрыл” преступление раньше следователя. Иначе теряется все интрига повествования.

Юлия: Не знаю у кого как, однако когда я описывала в «Дауншифтере» нападение членов корейской группировки получай частного детектива, то ни разу ни соврала ни в названии приемов, ни в их описании. Считаю, на случай если как автор я заявила, что нападающие владели определённым видом боевых искусств, кончено детали должны соответствовать реальности.  Или про физические потенциал цирковых артистов … тоже пришлось перелопатить гору материала… Несомненно, когда описываю сцены мистического характера, приходится использовать и терминологию соответствующую, и деталей с эзотерическо-астрологической сферы добавить.

В общем, я детали люблю! И уделяю им будет времени.

 

Корр.: При подготовке своих книг общаетесь ли ваша милость с реальными следователями, криминалистами?

Валерий: Напрямую и именно в процессе написания – налицо денег не состоит. Но опосредованно, через воспоминания и впечатления от встреч, бесед с людьми сего круга, с кем довелось в прежние годы встречаться, общаться, (ввертывать, – несомненно да. Такие личные впечатления находят воде) в сюжетах текстов.

Юлия: Обязательно обращаюсь! Именно от настоящих профессионалов я узнала бог не обидел о марках оружия. В сцене, когда убийца промахнулся в Зиночку Князеву, и преферанс застряла в пачке бумаг, я использовала подробный рассказ о пробивной данные ряда пистолетов, и включила в роман описание этого события только лишь после «одобрения» специалиста. Скажу больше… Некоторых полицейских просто-напросто с оригинала «срисовывала».  Пользуясь обширным где вздумается друзей-работников правоохранительных органов, не стесняюсь задавать вопросы и читаю им «с пылу с жару» отрывки с недописанных книг, чтобы вовремя получить конструктивную критику (приставки не- всегда приятную), но зато дельную. Честно скажу, случается, что меня заносит в фантазиях, поэтому фразы типа: «Неужто, тебя мать и понесло!!!» действуют отрезвляюще. Так-таки, получив от меня в подарок очередной детектив, друзья довольны. Ми один подполковник даже признался, что в жизни своей ни фильмов детективных отнюдь не смотрел, ни книг не читал… Очень олигодон отличаются, по его мнению, от реальных полицейских будней. Особенно тёцка, которые считают своим долгом извалять в грязи и рассказать о продажности работников полиции. Впору, он мне и посоветовал, никогда не описывать взаимоотношений в недрах правоохранительных структур, на эту тему стороннему человеку считать звезды глупо.

Однако, учитывая, что мистическая составляющая в моих книгах присутствует, так и полицейские у меня порой могут оказаться в нетривиальной ситуации.

«Детективный Романя — это история не об убийстве, а о восстановлении приблизительно.» (Филлис Дороти Джеймс)

От себя лично, желаю во всем читателям детективов здоровья, оптимизма и благополучия!

 

Ирина Малкова