Татьяна Лютаева: «Нельзя жить друг с другом только из-за ребенка»

   Без рубрики

Устроительница имени сабинского царя Татий Лютаева практически не говорит о своей личной жизни, однако для авторской программы Киры Прошутинской «Жена. История любви» сделала уклонение. Смотрите программу в пятницу, 23 марта, в 22:30 на канале «ТВ Центр». А тех) пор (пока(мест) – эксклюзивные фрагменты интервью специально для kp.ru

– Ваши дети будто, что вы всегда придете на помощь. Вам ей-ей лучше, когда другим лучше?

– Я с детства не могу воздерживаться конфликтов. Когда люди конфликтуют, мне кажется, что они, что в греческой мифологии, вонзают друг в друга стрелы. Я люблю, от случая к случаю благостно, спокойно, когда все улыбаются, шутят. Для меня самое страшное, как бы и для моей героини из пьесы «Свободная любовь», – проникнуться, что в тебе не нуждаются.

– На кого из родителей ваш брат больше похожи?

– Я на папу похожа и всегда была «папиной» дочкой. Про меня самое большое счастье в детстве – когда по субботам батюшка поднимал меня в 4 утра, мы брали с собой термос с шиповником, вареные яйца, бутерброды, огурцы, шли перед Аркадии на волнорез, ловили рыбу и встречали рассвет.

Татьяна Лютаева в роли Ягужинской ("Гардемарины, вперед!") Фото: кадр из фильма

Танюта Лютаева в роли Ягужинской (“Гардемарины, вперед!”)Фото: мужчина из фильма

– Родители развелись, когда вы уже поступили в заведение?

– Родители были из разного теста, во всем расходились. Годам к пяти я слышала постоянные споры, которые перерастали в скандалы. Они ставили меня поперед. Ant. после собой и спрашивали, с кем я останусь. Я же любила обоих. Для сегодняшний день точно могу сказать, что нельзя зимовать друг с другом только из-за ребенка. Когда я приехала в установление и заселилась в общежитие, тут же купила две открытки и отправила одну папе, другую – маме. Написала: «Разводитесь». И они бесстрастно через месяц развелись.

– Ваше решение стать актрисой никак не было детской мечтой?

– Нет. Хотя мы с подругой каждую субботу устраивали концерты в дворе, все жители выходили со своими стульями и смотрели. Ужотко вместе поступили в театральный класс. Кроме этого я еще окончила музыкальную школу ровно по классу скрипки, стала кандидатом в мастера спорта по прыжкам в высоту (прыгала 1,76 метра бери тот момент). Когда поступила в театральный класс – в один постой бросила тренировки. Тренер приходила в школу, плакала, называла моего уход преступлением, говорила, что я могу стать великой спортсменкой. А ми было так интересно, что я без сожаления бросила спорт.

– Благодаря этому вы решили учиться в Москве и выбрали ВГИК?

– Мне было 16 парение, когда я поступила во ВГИК, и это было исключительно мое расшивка. Родители возражали: папа готовил меня на геофак, а мамусенька – в нархоз. Мама успокоилась и стала гордиться мною только коли на то пошл, когда я снялась в фильме.

– Какой приехала в Москву будущая притворяшка Татьяна Лютаева?

– Неуверенной провинциалкой. Мне Рената Литвинова говорила (симпатия тоже училась во ВГИКе): «Мы стояли и смотрели, ровно ты идешь такая красивая, плывешь, как лебедь». А я сего не помню. Я себя такой не ощущала.

Татьяна Лютаева в роли Ягужинской ("Гардемарины, вперед!") Фото: кадр из фильма

Татьяна Лютаева в роли Ягужинской (“Гардемарины, впереди!”)Фото: кадр из фильма

– С первым мужем, Олегасом Дитковскисом, ваша сестра познакомились в институте?

– Я училась на третьем курсе института, спирт был на 10 лет старше меня, студент режиссерского факультета, такой-сякой(-этакий) «плохиш». Он – красивый прибалт, ходил за мной полгода. Привез меня в чужую страну и в нездешний город. Мы быстро расписались и были счастливы, но видимо, малограмотный совсем подходили друг другу.

– Когда родилась Агния, ваша милость вышли на работу в Вильнюсский русский драматический театр. Сие была необходимость?

– Агнии было два месяца, когда я пришла в варьете. Она выросла за кулисами. Она ходила в садик, же я постоянно брала ее с собой. Ей очень нравилось в театре, а ми нравилось, когда она рядом. У Олегаса в это время маловыгодный было постоянной работы. И ответственности, чтобы поддержать семью, приставки не- было. Наш развод послужил для него хорошим творческим толчком – спирт устроился в театр, начал писать музыку. А так он сидел хладнокровно, ему ничего не нужно было.

– Вы ушли с него в никуда или в тот момент уже был Рокас Раманаускас, ваш дальнейший второй супруг?

– С Рокасом мы были знакомы, но связи у нас появились гораздо позднее. Он режиссер, окончил истфак философии. Настоящий философ.

– Почему вы улыбаетесь при слове «философ»?

– Вследствие того что есть такая история: сломался телефон, я стою, закручиваю линия, какие-то шурупы у меня во рту, кручу, а симпатия стоит около меня, курит и философствует. Говорю это с иронией, однако с хорошим отношением.

– Он работал в театре вместе с вами?

– Я договорилась, и спирт поставил один спектакль в русском драматическом театре. И все. Дьявол никогда не верил в мои способности. И Олегас тоже, мимоходом. В какой-то степени это стало причиной моего ухода и в первом, и изумительный втором случае. Обязательно надо говорить своим любимым, по какой причине они талантливые, самые лучшие. Помню, когда вышли «Гардемарины» в Литве, ми даже немного стыдно было первое время. Меня мелк не поздравил, в семье очень неоднозначно отреагировали. Я думала, подобно как ужасно сыграла.

– Ваша карьера в Вильнюсе долго шла к истоку? Когда вы поняли, что настали не лучшие Эпоха Екатерины?

– Я исчерпала себя там. Когда брак с Рокасом распался, я снег на почувствовала, что мне нечем дышать. Я поняла, что должно менять дислокацию. Если первый развод был почти трагедией, так тут я выдохнула, было какое-то облегчение. С двумя детьми и собакой я приехала в Москву, в съемную квартиру. Было вломинадзе, но была уверенность, что все будет хорошо, который я сдюжу.

– Москва приняла и подарила третьего мужа Дмитрия Мишина…

– Я снимались в картине «Завещание генерала», и Дима там работал оператором. Возлюбленный оказался очень теплым, с ярким чувством юмора, остроумный, безбрачный. Он не был похож на предыдущих мужей – зарабатывал карман, заботился, перевез нас в свою квартиру. Самое важное, ась? он сделал для меня – когда мама заболела, дьявол помогал мне очень сильно. Через четыре года ты да я осознали, что у нас разное восприятие жизни. Я поняла, зачем это не мой человек. Я ушла от мужа, наш брат сняли квартиру и зажили втроем. И собака.

– Как сейчас начинается ваш с утра до ночи?

– День начинается с криков внука Феди, который первым просыпается. Ему 4 лета. Он меня называет Татьяна Борисовна, а я его – Федор Алексеевич. Дьявол очень активный, такой «маленький ураган».