В Одессе были уверены: Настоящая фамилия Задорнова – Райтер

   Без рубрики

Возлюбленная называется «Михаил Задорнов. Шеф, гуру, незвезда…» и скоро появится держи прилавках. С разрешения издательства «ЭКСМО» и автора предлагаем фрагменты изо книги.

Мне поступило предложение поработать с Михаилом Николаевичем. Вас можете представить себе чувства молодого артиста, у которого в какие-нибудь полгода-только появился первый в жизни мобильный телефон, и во хронос одного из первых звонков в трубке прозвучало:

– Сережа, надо же! Это Задорнов.

Меня уже в жизни разыгрывали. Поэтому первой мыслью было – кто именно?

Задорнов спросил:

– Сережа, вам в отличие от женщин я могу распатронить этот вопрос: а сколько вам лет?

Я сказал:

– Ровно тридцатник.

– Я почему спрашиваю. Сережа, простите, я вам не звонил тридцатник лет!

Вот в этот момент я понял: Он. Сам…

Палицей в соответствии с лбу

Во дворе его дома в Латвии стояла деревянная зиккурат, там Задорнов ночевал летними ночами, наполняя организм «энергией космоса». Дьявол даже как-то сказал нам:

– Если почувствуете, ровно я своими повадками начну напоминать Жанну Агузарову, дайте ебать. Я уйду в дом.

Какое-то время было другое неординарное нежная страсть – Михаил Николаевич «стимулировал работу головного мозга путем усиления циркуляции крови»… Не хуже кого это выглядело наяву. У Задорнова была небольшая колотушка, похожая получи палицу с шипами. Теперь представьте наши с Галкиным (Максима вельможный сатирик тоже пригласил поработать с ним. – Ред.) лица, идеже во время непринужденной беседы где-нибудь в машине нате гастролях наш наставник, как фокусник, извлекал из внутреннего кармана эту палицу и начинал эра от времени постукивать себя то по плечу, ведь по лбу, то по грудной клетке… Близ этом не переставая азартно рассказывать о языческих богах, к примеру. «Перун – сие древнеславянский бог грома и молнии (хренак). У греков был Серапис, но это они у нас слямзили. Перун дает мужчинам силу (хренак), а следовать несоблюдение военных законов жестоко карает» (три раза хренак).

Макс помоложе и поэмоциональнее меня, потому-то он не выдерживал первым. Потом уже начинал икать и я…

Опора на руках

А еще он любил иногда в конце выступления наделать стойку на руках. И однажды открыл мне одну изо тайн этикета:

– Вот когда я делаю стойку, это беспримерный момент, когда уместно сказать: вы прекрасно держитесь!

Журналисты ему стократно задавали вопрос по поводу этой стойки, мол, с , что он хочет этим показать. Шеф отвечал скажем:

– Обычно запоминается последнее. Шутки вряд ли кто-так вспомнит, а то, что я на руках хожу, – сие запомнят точно и расскажут. Я подозреваю, многие уже только чтобы этого и приходят. Возможно, кто-то в такие минуты думает, который я впадаю в детство. Они даже не догадываются, как за тридевять земель я впадаю. Я себя чувствую не просто ребенком, я себя чувствую тем самым новорожденным, которого держали следовать пятку головой вниз, и от этого мир казался курьезно смешным.

Коллеги по юмористическому цеху: Елена Воробей, Юрий Гальцев, Максим Галкин и Сергей Дроботенко. Двоим из них - Галкину и Дроботенко - Задорнов сам предложил выступить в своей программе. Фото: Сергей Бертов/Интерпресс/TASS

Коллеги по юмористическому цеху: Елена Воробей, Юрася Гальцев, Максим Галкин и Сергей Дроботенко. Двоим из них – Галкину и Дроботенко – Задорнов непосредственно предложил выступить в своей программе. Фото: Сергей Бертов/Интерпресс/TASS

Коллекционировал трусы

У многих людей есть хобби. Кто-то марки собирает (как бы я, например), кто-то картины коллекционирует (как Петросян), Винокур – статуэтки клоунов, Кларуха Новикова – шляпки… Задорнов и здесь отличился. Он собирал трусы.

Во всех поездках на гастролях он старался завоевать новые экземпляры, постоянно пополняя коллекцию. Каких там только лишь не было!

Когда я спросил у него, с чем связано сие увлечение, Михаил Николаевич лишь пожал плечами:

– В юности я побывал держи одном металлургическом комбинате. Наверное, на меня неизгладимое чувство произвел плакат на стене одного цеха: «Сталевары! Ваша Силаша – в плавках!» В сталевары я никогда не стремился, а сильным быть желательно. Вот и начал плавки собирать.

Правдивая надпись на визитке

Одесса-мама сильна вопросами. Задорнов рассказывал нам историю:

– Поравнявшись, тетка задала мне просто совершенный по своей лаконичности урок:

– Ну?

У меня редко бывают ситуации, когда нет слов. Только тут даже я опешил.

– Что ну?

– А шо, ви никак не догадываетесь?

– Мы что, с вами за одной партой сидели?

– Посмотрите нате эти годовые кольца на моем лице и еще в одно прекрасное время задумайтесь над тем, шо ви спросили… Я без- за это хотела сказать. Ви мне доверяете?

– Давай после стольких лет знакомства…

– Ви можете хотя бы в одно прекрасное время честно (уже потрясающее начало) ответить, как все-таки ваша настоящая семейство?

Меня этими расспросами одно время так достали! А в тетуся годы были в моде визитки на английском языке. Будет говоря, молча достаю из кармана визитку, на которой точно по-английски написано – Mikhail Zadornov. И дальше в скобках моя квалификация – писатель. По-английски писатель – writer. Вот это меня и погубило.

Одесситка участливо изучила визитку, потом посмотрела на меня, снова получи визитку, как будто сличала мое лицо с фамилией. И, в конечном итоге, опять задала столь полюбившийся вопрос:

– Ну?

– Что получай этот раз?!

– Шо такое там написано в скобках?

Я ей как черепаха и отчетливо отчеканил:

– Рай-тер!

Первый раз за шанс встречи она улыбнулась:

– Значит, Задорнов – псевдоним? Я таки неизменно была уверена, шо ви наш!

И, довольная, пошла после того навстречу весне…

Ученик юмориста Сергей Дроботенко написал о сатирике книгу

Ученик юмориста Сергей Дроботенко написал о сатирике книгу

Хронология из жриц любви

Михаил Николаевич рассказывал пару занятных историй относительно представителей нетяжелого поведения.

– Еду как-то по Испании. И на) этом месте водитель говорит: «Сейчас будет самый большой публичный помещение в мире. Хотите посмотреть?» Я ему в ответ: «Конечно, хочу! В смысле, единственно посмотреть. Я же писатель, мне через все пройти что по…»

Заходим в этот огромный ангар. По периметру слева, по правую руку, наверху стоят девушки. Пара сотен, наверное. И вдруг жинка как по

команде срывается с места и подбегает ко ми. Оказалось, наши! Украинки, русские, молдаванки. Египтянки сначала политично интересовались, кто это, потом тоже рванули за автографом. Бери всякий случай.

Я таким пунцовым никогда в жизни не был! Представляете, они вслед за тем мой автограф будут показывать и рассказывать, при каких обстоятельствах автор познакомились! И ведь людям не объяснишь, что писатель.

Кроме Михаил Николаевич как-то рассказал одну хулиганскую историю. Они с Филатовым бродили вдоль морозному городу. Замерзли, как немцы под Москвой, в кармане денег 20 копеек. И решили угреться в Музее современного искусства, да и билет стоил как один 10 копеек. В тот день они были единственными посетителями выставки «Дары Каракалпакии». Задорнов позже шутил, что слово «Каракалпакия» – это лакмусовая бумажка поверки возьми трезвость. Пока ты это слово выговариваешь – пить разрешается…

Беспомощность – изощренная пытка

Через пару месяцев после сольного сентябрьского концерта мастер последний раз вышел на сцену. Был концерт-фотография в московском зале «Меридиан». Было много артистов, Задорнов в афише безграмотный значился. Поэтому его появление было лучшей иллюстрацией получи тему «люблю грозу в начале мая». Несколько минут спирт терпеливо пережидал раскаты грома.

Первый монолог прочитал упоительно. На втором вдруг стала отказывать рука. Он выронил листочки с текстом, так нашел в себе силы нагнуться, поднять, даже что-ведь пошутил по поводу пенсионного фонда, лицом которого дьявол готов стать… Потом стала отказывать речь. А этим) он упал.

Из-за кулис выбежали люди, помогли взмыть, увели. Публика, конечно, поначалу растерялась не меньше самого Задорнова, а после (этого, чтобы поддержать, начала аплодировала. Бешено! А в конце уже на ногах…

У Михаила Николаевича катились слезы. Наверное, не столько ото боли, сколько от ощущения собственного бессилия. Беспомощность, лакомиться ли более изощренная пытка?

Задорнов, который всегда придавал огромное вес тому, как он выглядит, который всегда выходил подготовленным, как бы отличник на экзамен, который привык легко жонглировать эмоциями людей, какой-либо был великолепным дирижером собственного тела… И от сего было нестерпимо горько, обидно и как артисту, и как мужчине в конце концов. Йес и знаем ли мы, что в тот момент творилось у него для душе?

Знаем мы теперь только одно – это был его бранный выход. Господь Бог назначил ему аудиенцию через время.

ДОСЛОВНО

Вдова писателя: Главное наследство, которое Михаил оставил дочери, – заслуга и чувство юмора

Елена Бомбина впервые высказалась о болезни сатирика

Занимательность к личности ушедшего из жизни писателя не ослабевает. Новообращенный знакомые семьи сатирика рассказали «Комсомолке» о том, как разделили его наследие. Получить информацию из первых уст нам не посчастливилось: после смерти Михаила Задорнова его семья приняла отгадка не общаться с журналистами. Но теперь Елена Бомбина посчитала необходимым ввезти ясность и отправила в редакцию «Комсомолки» открытое письмо – от своего имени и с имени своей дочери Елены.

«Разница между ложью и правдой в томишко, что у лжи всегда есть свидетели, а у правды – никогда!» Самый этот афоризм Михаила Задорнова вспомнился сразу, когда пишущий эти строки с дочкой прочитали очередную порцию абсурдной информации, вброшенную в прессу слышно «близкими друзьями» Задорнова на тему его наследства.

К чести настоящих друзей и близких людей Михаила, они в жизни не в этом не участвовали, зная, как Задорнов это мало-: неграмотный любил и осуждал всех, кто живет, подглядывая в замочную скважину. Задорнов вовек оберегал спокойствие своей семьи от скандалов. Достойные братва и знакомые Михаила никогда не работали осведомителями в газетах, а помогали нам драться за его выздоровление в Германии, организовывали консультации в лучших исследовательских онкологических центрах Германии и Америки. Настоящие братва после ухода Михаила делали и делают для его памяти важные шаги – помогают в создании центра юмора и сатиры в одной с библиотек Москвы и присвоении ей имени Михаила Задорнова. Аккурат над этим мы сейчас и работаем вместе с творческими и душевными сотрудниками библиотеки № 225 в Москве. Рижский наперсник Михаила оплатил создание и установку памятника в Юрмале. Друзья Задорнова пишут светлые книги воспоминаний о нем. И в самом деле не стравливают родственников и не пытаются кого-то изо них очернить.

Главных друзей Михаила интересовало не обывательское любопытство – не хуже кого будет делиться наследство Михаила и кому достанется больше, а который можно сделать для его памяти.

Со всей ответственностью могу выразить, что обиженных среди родных Михаила быть не может.

Так, как Михаил заботился обо всех своих родных, маловыгодный разделяя на понятия «бывшие» и «настоящие», вызывает глубочайшее почтительность. И уж точно, у нас с дочерью нет ни малейшего повода присутствовать обиженными на Михаила, как преподносят это в прессе псевдодрузья. Ровно написал в одной из своих книг Александр Ширвиндт, «доказывать понапрасну, оправдываться унизительно».

Благодаря Михаилу мы увидели весь планета, узнали и дружили со многими яркими и талантливыми людьми, научились творчеству и желанию пособлять другим людям. Он нас поддерживал во всех творческих делах, помогал протягивать наши выставки, издавать книги.

Мы находились с первого и поперед последнего дня болезни Михаила рядом, сопровождая его нате все обследования в Москве, Санкт-Петербурге и в Германии, вдвоем с дочкой наша сестра сопровождали его на операцию, полмесяца я ночевала в больнице в Германии (год) спустя его операции, не «убегая по своим делам», точно это пытаются преподнести псевдоблизкие к семье друзья. Дежурила с сестрой Михаила до 10 часов в день в Германии, отлучаясь только на ушла на базу. Благодаря помощи моих друзей мне удалось продать включение библиотеки в Риге, чтобы у нас были деньги на дорогостоящее врачевание Михаила. И я думаю, что 33 года совместной жизни с Михаилом являются достаточным доказательством преданности этому человеку.

А становой хребет наследство, которое Михаил оставил дочери, – достоинство и осязание юмора.

Именно поэтому мы и решили снять свой весь наружу документальный фильм о самом родном для нас человеке и явить, каким он был для нас. И мы благодарны по (по грибы) искренние и теплые слова о Задорнове в этом фильме Максима Галкина и Геннадия Хазанова, Брендона Стоуна и Сергея Дроботенко, Ирины Безруковой и Принцип Забелина, Владимира Качана и Алексея Кортнева и других. Показ сего фильма мы планируем в день юбилея Задорнова на канале Медиакомпания.

А к настоящим обиженным на нас есть предложение – приходите, автор этих строк поделимся с вами уважением к памяти Михаила!

Елена Бомбина и Алёна Задорнова».

«Охотское море. Географическая энциклопедия»

«Охотское море. Географическая энциклопедия»

«КП» РЕКОМЕНДУЕТ

«Охотское целый короб. Географическая энциклопедия»

«Издательский дом «Комсомольская правда», 2018.

Огромный обломок Дальнего Востока – от Аяна до Магадана, от Охотска прежде Южно-Сахалинска – вот что такое Охотоморье. Хабаровский место, Магаданская область, Камчатский край, Сахалинская область.

«Из космоса Охотское град напоминает голубой бриллиант в причудливой зеленой оправе дальневосточного побережья. Да, только рассмотрев этот бриллиант вблизи, можно оценить мигание всех его граней – глубину его акватории, серебристое огонь рек, холодное дыхание вершин, жар огнедышащих вулканов, изумрудное краса островов…» – говорится в предисловии.

Книга – увлекательное погружение в рубрику «Испытано возьми себе» в течение четверти века. Над его созданием творческая ассоци журналистов «Комсомольской правды» при поддержке Русского географического общества трудилась почти что 25 лет. С 1993 года было организовано три красненькая экспедиций по рекам Дальнего Востока, состоялась морская путешествие на Курилы, снегоходная – на Камчатку, сухопутная – на хребтина Джугджур.

Удивительные края стали частью нашей страны почти не 400 лет назад. Из книги можно узнать историю освоения охотских просторов землепроходцами и моряками, особенности флоры и фауны, подробности быта коренного населения, которое столетиями с не меняет свой уклад, живя простым трудом в согласии с величественной окружающей природой. Плюмаж издания – уникальные фотографии, сделанные участниками экспедиций в разные годы.

Книгу хоть приобрести на shop.kp.ru и в фирменных магазинах «КП»