Лучшие статьи

Валентина Талызина: «Рязанов меня не принял вначале»

Ее волшебным голосом говорят Надя в «Иронии судьбы, или С легким паром!» и Марта в «Долгой дороге в дюнах».

Речь, конечно, о ней – Народной артистке РСФСР Валентине Талызиной.

Валентина Илларионовна родилась в Омске, а росла в совхозе. И, по собственному признанию, с детства ненавидела сельское хозяйство. Тем не менее, учиться на экономиста она пошла именно в сельхозинститут. И кто знает, какой бы из нее получился экономист, если бы однажды в ней не разглядели артистический талант.

– Ко мне подошла зав. народного творчества Елена Васильевна и сказала: «Девочка моя, вам надо быть артисткой!». И я решила ехать в Москву, чтобы мне сказали: «Девочка, ты в артистки не годишься, возвращайся домой и учись на экономиста в Омском сельхозинституте!». Я ни с кем не созванивалась, у меня с собой была только одна справка, что я студентка третьего курса…

Валентина Талызина и Ольга Кабо Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Валентина Талызина и Ольга КабоФото: GLOBAL LOOK PRESS

С режиссером, которого мне посоветовала Елена Васильевна, я подготовила ужасающий материал, хуже не может быть – Корнейчука и Тургенева (у последнего я взяла не что-нибудь, а описание природы!). И поехала… Я, кстати, хотела идти только в институт, а то в совхозе не поймут: как это, училась в сельхозинституте, а пойду в какое-то училище, пусть и при МХАТе! Пришла в ГИТИС. И поступила.

– И там подружились с Романом Виктюком…

– Мы были два друга, брат и сестра. Я ему говорила: «Рома, Рома, вот он пошел – высокий, красивый…» А он меня осаживал: «О чем ты говоришь вообще?! Что ты в нем нашла?». И заканчивалась моя любовь…

– Когда педагоги начали вас хвалить?

– Первой была Галина Петровна Рождественская – родная тетя Геннадия Рождественского, которая учила его музыке. Она была фантастическим педагогом. Я к ней пришла и сказала: «У меня нет ни слуха, ни голоса». Она: «Нет таких людей, у которых ни слуха, ни голоса». И через полтора месяца я у нее пела романсы Бетховена.

– Вы пришли в Театр Моссовета. И там были все: Марецкая, Плятт, Мордвинов, Серова, Раневская, Бирман…

– Да, и это все были фантастические люди. Я была счастлива, что меня взяли в театр. Я не ходила – летала! Как-то куда-то неслась по театру и угодила не туда, куда стремилась, а прямо в живот народному артисту РСФСР Константину Константиновичу Михайлову. Он воскликнул: «Я так и знал, что это Талызина

– А не страшно было на одной сцене с этими людьми?

– Безумно страшно! Меня назначили красавицей Зинаидой в «Дядюшкином сне», а мою маму играла Фаина Раневская. На репетиции я приходила зажатая: ведь это та самая, которая «Муля, не нервируй меня!». Мне потом рассказывали, что она говорила про меня: «Боже мой, какая она некрасивая!». Я чуть не завалила спектакль! Но вот на меня надели парик, платье, затянули в корсет, открыли плечи – вроде как они были ничего – я взглянула в зеркало и спросила: «Это я?.. Кого я боялась?!». Пошла вот в этом во всем на сцену и как выдала: «Князь, князь, простите меня!». Потом Фаина Георгиевна вроде даже полюбила меня.

– Знаете, один из моих любимых фильмов – «Зигзаг удачи»…

– Да, актеры там были фантастические! Евстигнеев вообще гений. У Рязанова был нюх на артистов, на баб – меньше… Он ведь меня не принял вначале. Помню голос Нины Скуйбиной, самого близкого человека для Эльдара Александровича: «Элик, ну почему ты так на нее кричишь?» – «Если на нее не кричать, она вообще ничего не сделает!». Про себя я думала: «Ошибаетесь, Эльдар Александрович…»

Похожая история была и с «Иронией судьбы…», когда он искал актрису на озвучание Барбары Брыльской. И Нина Скуйбина, и ассистент по актерам Лена Судакова ходили за Рязановым и долбили его: «Попробуй Валю!». А он пробовал других артисток – никто его не устраивал. И, наконец, подошел ко мне и с раздражением сказал: «Я не против, чтобы ты озвучивала. Если твой голос подойдет Алле Пугачевой, то пожалуйста!». Мы сделали пробы, и Рязанов сказал: «Мы ее берем!».

– Вы, зная все об актерской профессии, не возражали, чтобы ваша дочь Ксения Хаирова пошла в актрисы?

– Я не хотела, чтобы она шла в актрисы. Но она решила: пойду! Я начала ее готовить, она провалилась… А у нас в театре был гениальный актер Володя Гордеев. У него никто никогда не проваливался при поступлении. Звоню ему и говорю: «Вова, она провалилась у Калягина, я подготовила ее». – «Хорошо, Валя, я возьму ее, если ты дашь слово, что больше к ней не подойдешь». Он поменял ей репертуар, и она все сдала… А недавно я была на прогоне уже своей внучки Анастасии, которая учится сейчас в Щепке. Она не похожа ни на меня, ни на Ксюшу…

Смотрите ток-шоу «Мой герой» с участием актрисы на канале «ТВ Центр» в четверг, 9 августа, в 13:40. А пока – фрагменты беседы ведущей Татьяны Устиновой и Валентины Талызиной – специально для сайта «КП».