Виктория Токарева: «Данелия казался недоступным как Александр Македонский»

   Без рубрики

Порекомендовать писать рассказы или киносценарии, как мы поняли изо лекции Виктории Самойловны, невозможно. Для рассказов и киносценариев нужен разумник, который сродни алкоголизму. Если тянет писать, значит «в вам есть батарейка, которая чикает». Хотя, с другой стороны, графоманов в свой черед тянет к столу – не удержишь. Токарева рассказывала, как возлюбленная писала сценарии в соавторстве с режиссером Георгием Данелия. Их фильмы – «Джентльмены удачи», «Мимино», «Совсем пропащий» – малограмотный стареют и не надоедают. Каждый Новый год включишь телик, а там обязательно Доцент и Косой ищут золотой шлем Аля Македонского. О том, как делают кино, мы порасспрашивали Токареву.

Экран — ЭТО ФИКЦИЯ

– В тот период, когда мы познакомились с Данелия (его попросили пересоздать сценарий к рассказу Токаревой «День без вранья», за который-нибудь изначально взялся режиссер Андрей Ладынин — Ред.), его стрефил и жена лечили его от запоев. Поскольку ему пьяный хотелось, а выпить было нельзя, он все время был в жуткой депрессии. Ходил мрачнее тучи. Причины его мрачности я не знала. Поэтому мне симпатия показался недоступным и строгим, как Александр Македонский. Он ходил богато. У него было абсолютно кошачье лицо и фигура. Какой-ведь инопланетянин.

Есть такое выражение: могущество мужчины не идущего в шуршики. Данелия на меня совсем не обращал внимания. И сие было очень сексуально. Конечно, я влюбилась.

Мы начали горбить спину. То, что предлагал Данелия, было очень талантливо, узнаваемо и карикатурно. По всему дому разносился мой смех. Так я выражала свое самозабвение. Я смеялась как курица, которая кудахчет от того, подобно как снесла яйцо. А-ха-ха-ха-ха. А-ха-ха… И Данелия ожил.

У него была бешено талантливая, очень культурная грузинская семья. Потрясающая мама. Папулечка еще лучше — главный инженер московского Метростоя, генерал-майор. Они страдали с-за того, что у сына случаются запои. И тут моего хохот. Вся семья воспряла. Это был замечательный обскурация жизни. Думаю, и Данелия влюбился в меня. Но себе отнюдь не сознавался.

Его мать и она хотела, чтобы Данелия работал точию со мной. Потому что, когда он работал со мной, у него было хорошее расположение (духа). И потому, что я не пила. До этого он писал сценарии с кинодраматургом Валентиным Ежовым, какой-либо был алкоголиком, с Геннадием Шпаликовым, который был тяжелейшим, запущенным выпивоха, с Виктором Конецким, который тоже пил. У всех у них была уродство одаренности. Заметьте: почти все интересные, талантливые люди, сиречь алкоголики, или наркоманы, или бабники…

Мне было коли на то пошл 26 лет. Я была замужем, у меня был маленький малышка. Я не курила и не пила. И стоял вопрос: есть ли у меня суммарно способности при таких положительных данных.

Кинорежиссера Георгия Данелию и Викторию Токареву долгие годы связывают творческие отношения. Фото: Евгений ВОЛКОВ

Кинорежиссера Георгия Данелию и Викторию Токареву долгие годы связывают творческие взаимоотношения. Фото: Евгений ВОЛКОВ

ПО ПУСТЫНЕ ШЕЛ ВЕРБЛЮД

Автор написали сценарий «Джентельменов удачи». Для кого? Для его друга — Шурки Серого. Шурка т. е. раз вышел из тюрьмы. И ему нужно было помочь. Возлюбленный учился вместе с Данелия на режиссерских курсах. Шурка влюбился в девушку. По (по грибы) ней ухаживал еще один молодой человек – архитектор. И Шурка ударил архитектора ровно по голове сечкой для рубки капусты. Шурку посадили нате 6 лет. Он отсидел пять. Вышел на волю, хотя работу ему не давали. И тогда Данелия пошел к директору Мосфильма – хлопотать за Серого. Но ему сказали: «Мы не дадим работу Серому». Накануне тем как сесть, Шурка снял фильм «Иностранка». И любое газеты и журналы раскритиковали этот фильм, как самый говенный фильм всех времен и народов. Директор «Мосфильма» сказал Данелии: «Я дам Серому работу, иначе) будет то ты возьмешь на себя все: сценарий, постановку, отбор актеров, монтаж…». И Данелия согласился, потому что для грузина товарищество превыше всего. А Серый был его другом.

И мы стали горбить спину втроем. Серый научился в тюрьме спать с открытыми глазами. При случае он садился на диван, у него глаза становились слюдяными наподобие у свежемороженого окуня. И смотрели в никуда. Данелия понял, что нас сам-друг нельзя оставлять — мы ничего не делаем, хотя я старалась из всех сил. Первая фраза сценария была придумана Данелия: числом пустыне шел верблюд. Я тут же записала. На верблюде сидели три жулика: сонник-рецидивист Доцент, карманник Косой и Хмырь. Мы писали и повально время смеялись. Прежде чем садиться за сценарий, Данелия знал, какими судьбами Доцента будет играть Леонов, Хмыря – Вицин, Косого – Крамаров. В нужный момент, на роль Косого пробовался Михаил Кононов (обязательно нужно было протоптать пробы и с другими актерами). Но он был такой неопытный, светлый и чудесный, что образ карманника разрушался. На место Василия Алибабаевича пробовался Фрунзик Мкртчян. Но он был таким ярким, а затмил всех остальных героев.

Фильм вышел, разошелся возьми цитаты. На премьере зал дружно ржал. Рядом со мной сидела тетенька, которая просто сползла со стула.

ЗЕРНО ФИЛЬМА

После всего выхода «Джентльменов удачи» мы решили снова писать нераздельно. Мама Данелия никаких других соавторов не признавала. Начали слагать сценарий по моему рассказу «Шла собака по роялю», с которым у меня было связано множество надежд. Но в результате написали «Мимино».

Встретили азербайджанского писателя и киносценариста Максуда Ибрагимбегова и спирт напомнил Даления, как тот ему рассказывал про вертолетчика, которы ставил геликоптер у себя во дворе, а утром выходил из дома и стучал ботинкам по части колесу. После этого Данелия сказал: «Я буду брать «Мимино». И на другой день мы уже стали набрасывать «Мимино». Первую часть про горное грузинское село некто сочинял с Резо Габриадзе. Вторую часть, когда Мимино приезжает в Москву, с моим участием. В полном составе сценарий мы написали за месяц. В это время Союз сбил корейский самолет, погибли люди. В Москве должен был случаться кинофестиваль, но к нам иностранцы не захотели ехать. Автор этих строк себя скомпрометировали. Потом пришел Министр кинематографии Филипп Ермаш и говорит — должно вырезать эпизод, где Мимино звонит домой в город Телави, а девочка-оператор по ошибке соединяют его с грузинским евреем, какой живет в Тель-Авиве. Цензура была жесткая. Данелия говорит: «Я далеко не могу вырезать эту ключевую сцену. Это зерно фильма». Как бы то ни было смысл в чем? Хорошо не там, где хорошо водиться, а где ты нужен. У себя дома Мимино необходим по всем статьям: он возит дрова, кур, корову… А в Москве кому дьявол нужен? В Москве он один из многих. Но Данелия догадливый. Для фестиваля он вырезал эту сцену. А в остальных копиях звонок в Тель-Авив сохранил.