Литературный портал

Современный литературный портал, склад авторских произведений
You are currently browsing the выбор category

Несбывшаяся жизнь

  • 14.01.2018 00:14

Марга Павловна неспешно шла по краю дороги, неся тяжелые сумки в обоих руках. Сегодня у нее выдался, как и обычно, безумно кризисный день. Настроение было подавлено, все движения машинальны, воззрение поникший.

Сорока девяти летняя Маргарита Павловна работала рядовым бухгалтером, и последние годы мечтала просто-напросто о выходе на пенсию. Составление отчетов, списков дохода и расхода фирмы. С каждым годом симпатия делает все больше и больше ошибок в подсчетах и каждый некогда начальник срывается и грозит уволить, но так как в компании обстоятельства тоже плохи, Маргариту Павловну вряд ли тронут, все ж таки никто из молодых не согласиться работать за сии гроши.

Одевалась Маргарита довольно скромно, вечерами пыталась какими судьбами-то сшить, дабы лишний раз не тратиться. А где-то донашивала старые десятилетней давности вещи. На ногах у нее были кожаные опорки, с протертой подошвой, пальто местами прогрызено молью изнутри, женщина потертая, а единственный теплый свитер подарила ей мама до сего времени лет пятнадцать назад.

Сумки были полностью забиты, так нормальной еды там не было. Она стремилась побеждать все по скидке, где-то находила продукты с истекающим сроком годности, идеже-то с плохим составом, деваться ведь было некуда.

В родных местах Маргариту ждал, или если правильнее сказать, просто плачевно сосуществовал муж Василий. Безработный, никчемный и ни на что-что не способный, кроме как строгать детей. Жена ежеминутно пилила его, чтобы он нашел хоть какую-нибудь подработку, да на все ее упреки он лишь пожимал плечами, отмахиваясь своим «пожилым» возрастом и слабеньким здоровьем.

Отчаявшаяся Мара Павловна иногда намеренно приходила домой позже, только бы приставки не- видеть лишний раз, как Вася бездеятельно лежит держи диване, попивает пиво и смотрит по четвертому разу кретинский футбольный матч в записях.

Иногда, когда я ей становилось решительно плохо, она ложилась в постель и представляла, как в один четверг он изменится и принесет хоть что-то в дом, ради семьи.

У Маргариты и Василия были две уже вполне большие дочки. Более старшая Маша поступила в сельскохозяйственный институт, так не продержавшись там и больше полгода, выскочила замуж вслед какого-то первого встречного, лишь бы не выучиваться и не работать.

– Хозяйкой хочу быть! – убеждала Маша, – буду мужа (чувствовать, его уважать.

– Дура, – говорила Маргарита Павловна, – не учишься твоя милость на чужих ошибках, попомнишь еще мое слово! В таком роде же будет бездельник как твой отец. Поторопилась твоя милость, дуреха, ой, поторопилась.

Маша отнекивалась и смотрела на своего отца Васю, надо надеяться, что он хоть что-то скажет в ее защиту. Вася всего-навсего пожимал плечами и на все говорил:

– Жизнь покажет, живи, точно знаешь, Машенька.

Младшая Алена, думали, смышленая девчонка закругляйтесь, но от нехватки внимания и воспитания даже не пыталась слабо-то поступать. Все, что ее интересует, так сие ночные гулянки, дискотеки и рестораны. Сидела Алена у матери держи шее, выпрашивая определенную сумму каждый месяц. Прогуливала ее вслед пару дней, а дальше начинались поиски «спонсоров», которые кормили, поили и денег давали. Во так и сводила концы с концами. Мать Маргарита пыталась в свою очередь ей внушить что-то, но все напрасно. Обе девчонки хоть слушать не желали, только отмахивались, говоря, что симпатия сама ничего не понимает, что, в принципе, и было не вполне правдой.

Маргарита Павловна пришла домой к восьми вечера, кинула сумки возьми пол и с трудом, наклоняясь, стала развязывать сапоги. В прихожей еще слышался звук телевизора из соседней комнаты. Маргарита курить узнала голос комментатора и поняла, чем опять занят ее перед ужаса ленивый муж. Ее это уже не где-то сильно огорчало, она уже привыкла и давным-давно смирилась.

У Маргариты Павловны вполне не было сил, муж никогда не встречал ее и мало-: неграмотный помогал донести сумки, поэтому она кинула все для стол и, не разложив продукты в холодильник, доковыляла до своей спальни, прикрыла легко дверь и повалилась на кровать с глубоким вздохом.

Маргарита так обессилила, что не заметила, как забылась глубоким, так в то же время тревожным сном.

Внезапно для самой себя, симпатия очутилась в совсем незнакомом месте. Оно совсем не было похожим возьми то, в котором Маргарита жила. Ей казалось, что возлюбленная уже где-то видела подобное, толи в кино, толи в своих мечтах…

Изумленная в сне Маргарита Павловна осмотрела все вокруг себя. Симпатия увидела перед собой изумительной красоты дом, почти замычка, весь окруженный клумбами с яркими цветами и декоративными деревьями.

Маруся Павловна была восхищена необычайной величиной и роскошью дома. Ото переизбытка эмоций она воскликнула:

– До чего ж красивый шалаш! Интересно, чье же это великолепие?

– Это твой караулка, – прошептал кто-то сзади.

Маргарита Павловна испуганно повернула голову обратно и увидела нечто похожее на расплывчатую человеческую фигуру, не более чем без явных черт лица.

– Кто ты или что такое? ты? – изумилась Маргарита, – и как я здесь очутилась?

– Я ни кто такой и ни что, – сказала фигура, – я твоя судьба. Я пришла благодаря этому, чтобы показать тебе то, чего ты когда-так упустила.

Маргарита Павловна нахмурилась:

– Я все равно ничего безвыгодный понимаю.

– Поймешь, – проговорила судьба, – в конце ты все поймешь, а на днях, позволь я проведу тебя.

Фигура двинулась вперед к этому прекраснейшему дому. Войдя поверх калитку на территорию сада, Маргарита Павловна ахнула. Высокие цветущие деревья, фрукты сливы, яблони и вишни. К дверному входу выстроена длинная авеню из штамбовых роз нежно-розового цвета, и вся половик была обсыпана лепестками, маленькие птицы пролетали над ее головой и голосили сладкие песни. Другой) раз они садились на край фонтана, пили воду и купались в переливающихся струях. Марго Павловна шла по этой чудесной аллее и не верила своим глазам.

Скоро она оказалась у самой двери этого замка.

– Нравится юрта? – спросила ее судьба.

– Нравится, и очень, – ответила Маргарита Павловна, через восторга, с трудом находя слова.

– Так вот, это был в силах бы быть твой дом, – с удивительным спокойствием сказала кому суждено.

– Как мой? – изумилась Маргарита, – не говори глупостей!

Счастье ничего не ответило Маргарите, как вдруг дверь изумительного на дому отворилась, и оттуда вышел статный, мужественный, очень привлекательный и обихоженный мужчина, лет пятидесяти. На нем был деловой одежда синего цвета, дорогие часы и стильные кожаные ботинки.

– Ой! – воскликнула Ританя, – нас же сейчас заметят!

– Нет, они нас мало-: неграмотный видят, – ответила судьба, – иди за мной!

И они направились без околичностей за этим мужчиной.

– Ох, какой мужчина! – думала, ради себя, Маргарита.

Мужчина зашел за дом и легким нажатием в пульт, открыл гараж, в котором стоял новенький черный Роллс Ройс.

– Пойдем, садись быстрее, – крикнула счастье, и Маргарита неуклюже забралась на задние сиденье и с недоумением уставилась возьми судьбу.

– Я совсем не понимаю, что происходит. Мы, пришли в фантастичный красоты дом, теперь сидим в одной из самых дорогих машин решетка, да и еще с таким мужчиной! Может ты, объяснишь, кое-что я тут делаю?

– Ты все поймешь со временем, я до сего времени тебе скажу, а пока смотри и думай, кого тебе напоминает сей мужчина?

Маргарита Павловна призадумалась. Кого же он необходимо ей напомнить? Может это известный актер или арфист? Да, нет, никого похожего она не знала. Внешнеполитический деятель? Хотя, откуда он мог знать кого-в таком случае из политики, Маргарита в этом вообще не разбиралась.

– Весь век еще вспоминаешь? – спросила судьба.

Маргарита почувствовала, как они ранее сменили обстановку и машина стояла рядом с каким-то дорогим центром.

– С твоими дурацкими вопросами, я пропустила всю поездку! Отнюдуже мне знать кто он такой?

– А ты попытайся, вспомни 11 кайфовый. Выпускной. Объявили медленный танец, и к тебе подошел темный, невыгодный очень приметный паренек, закончивший с отличием. Он хотел тебя вызвать на танец, но ты была влюблена в Ваську, каковой еле-еле получил среднее образование и только и делал, точно ходил по барам, да занимался разной чепухой. Твоя милость предпочла его тогда, когда могла познакомиться с действительно перспективным молодым человеком.

У Маргариты Павловны заблестели зявки от наступающих слез.

– Неужто это Пашка Смирнов? Симпатия еще с 9 класса за мною бегал, цветы дарил, вот именно письма писал, чуть ли не каждый день!

– В такой степени вот, обратила бы ты на него тогда к примеру сказ малейшее внимание и не стала бы от него отворачиваться, и над ним смеяться с подружками, был бы твой муженек сейчас.

Скупая слеза пустилась по щеке Маргариты. Чаятельно, она уже пожалела об одном из самых важных выборах нежный пол, который она сделала по своей легкомысленности.

Вскоре возлюбленная увидела этого мужчину, которого уже не поворачивался стиль назвать просто Пашкой, с огромным букетом красных роз.

Симпатия сел в машину, разговаривая по телефону, и Маргарита услышала бабский голос на том конце провода. Закончив разговор, Павка кинул телефон на сиденье, а Маргарита мельком увидела заглавие «Моя любимая». И они поехали дальше.

– Нет, – сказала Ритуся, пытаясь оправдаться, – не такой уж он и хороший. Уверена, у него пожирать много таких «любимых». Мой же Васька, хоть и скверный, но верен мне!

Судьба посмеялась. Она не стала что между собой делить, и просто указало ей на безымянный палец его левой рычаги, который уже как лет 5 украшает обручальное золотое раксы.

Вскоре они подъехали к огромному белому зданию, на котором висела большая табличка с надписью «Посольство».

Ритуся и судьба вышли из машины вслед за Павлом и остановились в сторонке.

Тик-в-тик через 15 минут взгляд Маргариты Павловны привлекла одна род), лет сорока, в очень элегантном красном костюме. У нее были шикарные каштановые растительность, заплетенные в косу, лакированные туфли на небольшом каблуке и рюмка черная сумочка.

Судьба заметила завистливый взгляд Маргариты в сторону этой слабый пол:

– Думаю, ты уже понимаешь, кто эта женщина?

– Обычная тетя, – ухмыльнулась Маргарита, – была бы у меня возможность так но за собой ухаживать, я бы тоже так выглядела.

– Самоочевидно, – ответила судьба, – ведь это ты и есть. Ты работаешь в посольстве сей поры еще помощником дипломата, пишешь статьи в газеты, за которые тебе платят бешеные деньжонки, а это твой муж, да, Павел. У него высшее юридическое изготовление, сейчас ведет свой бизнес, который с каждым годом безвыездно больше и больше процветает.

Женщина в красном, нежно улыбаясь, шла получай встречу к мужчине, держащему охапку роз. Он крепко обнял ее и поцеловал в цедильня. По всему было видно, что они счастливы.

– Что-то около вот теперь ты понимаешь, что могло бы жить(-быть, если бы ты делала правильный выбор? Профессия, к которой у тебя пожирать призвание, достойный мужчина, слаженная, красивая жизнь. Все сие зависело от тебя. Тебе не стоило слушать своих подруг и родственников, которые говорили, будто синица в руках лучше, чем журавль в небе. Тебе следовало подслушивать свой разум.

Маргарита Павловна расплакалась, смотря как они, счастливые, сели в машину и отправились в поплавок. У них было все для счастливой совместной жизни. И весь это было только потому, что кто-то принял в(за)правду правильное решение.

Маргарита смотрела вслед машины, и вдруг изо окна обернулся Паша, ее Пашенька, с которым она могла зимовать счастливо, и он кричал ей что-то, и хлопал точно по плечу:

– Вставай, мать! Ауу, Марго!

Маргарита резко вскочила с кровати и трусливо закричала.

Рядом стоял ее Васька и недоумевал от ее реакции.

– Ну-кася, на стол накрывай! – прохрипел Васек, – жрать хочу!