Юлий Гусман: В КВН цензуры нет – все знают границы шутки

Российский кинорежиссер и театральный постановщик, общественный деятель, но большинству Юлий Гусман известен как бессменный председатель жюри КВН, самый строгий, но справедливый. Все зеленые кавээнщики боятся попасть под Гусмана.

«КЛУБ ВЕСЕЛЫХ И НАХОДЧИВЫХ» МЫ СОЗДАЛИ В «КОМСОМОЛКЕ»

– А вы знаете, что я до сих пор храню у себя удостоверение штатного корреспондента «Комсомольской правды»? Для меня это было и остается большой гордостью! – с ходу рассказал мне Юрий Соломонович. – Я учился на Высших курсах кинорежиссеров, и мы близко познакомились с легендами вашей газеты Ярославом Головановым и Юрием Ростом. И чтобы видеться чаще, в 70-х создали отдел сатиры и юмора в «Комсомольской правде», и целый год раз в месяц выходила наша полоса, которую мы назвали «КВН».

– КВН – лейтмотив вашей жизни?

– Не знаю, то ли это слово. Да, он играл в моей жизни большую роль. В качестве игрока сборной команды Баку (родной город режиссера. – Ред.) я впервые вышел на сцену в 1964 году. После возрождения КВН, начиная с 1986 года, я имею честь не играть, но сочувствовать эмоциям и радости этой игры. Думаю, что увлечение КВН, как и увлечение ныне неупотребляемым термином «художественная самодеятельность», – замечательно. Это не то, чтобы хохмить, а потом стать Comedy Club или «Уральскими пельменями». КВН кто-то любит, кто-то ругает, кто-то говорит, что он уже не тот, но смотрят его миллионы, и он – часть интеллектуальной жизни нескольких поколений. Понятно, что не все станут Гариками Харламовыми, Мишами Галустянами, Семенами Слепаковыми и Сергеями Светлаковыми. Казалось бы, уже все придумано, обо всем спето и говорено, но нет. Надеюсь, в КВН будут участвовать не только для популярности, не только для того, чтобы похохмить, а для того, чтобы чувствовать себя командой, – мне кажется, это главное.

– Вы с Александром Масляковым тоже команда?

– Я много лет сижу в жюри. Но КВН – заслуга Александра Маслякова и его команды. И вы не представляете, какая это работа! Потому что, как правило, ребята приезжают сырыми. И речь не о цензуре, потому что цензуры нет – все знают границы шутки. И всегда знали. Простите мне несвойственный пафос, когда поступают на гранильную фабрику алмазы, это будут мутные камни, цвет которых нельзя угадать.

– А через вас кто-то пытался когда-нибудь пролезть в КВН по блату?

– Можете верить, но за всю мою жизнь в КВН ни к одному человеку, которого я знаю, не подошли не то чтобы предложить условные 500 рублей за оценку, даже разговор не пытались начинать. И Александр Масляков, собирая жюри, никогда не говорил, какая команда должна победить.

«Я БРОСИЛ МЕДИЦИНУ, НО ПОНИМАЮ, КОМУ НУЖЕН ПСИХИАТР»

– Вы же дипломированный психиатр?

– Да, я окончил мед-институт и писал диссертацию по психиатрии, потому что мой папа – великий врач, и я должен был идти по его стопам, я вырос в окружении людей, которые посвятили себя спасению тех, кто страждет, но меня всегда больше занимали драмкружки, КВН. После учебы я попросил папу отпустить меня на кинорежиссерские курсы в Москву.

– Что поставило крест на вашей карьере врача?

– Я никогда не говорю: «Ах, я потерял 9 – 10 лет, изучая медицину!» Получать любые знания важно для цельного представления о жизни. Да, после тех 3,5 года, которые я провел в сумасшедшем доме в Баку и под Баку, я медициной больше не занимался. Не подумайте плохого, я там диссертацию писал. А психиатрия, психология мне очень помогают. Иногда прочтешь чью-то статью, посмотришь передачу и думаешь: этим людям нужен психиатр.