С музой по жизни, Статьи

Зарядило вновь ненастье

nenast

 Вы на память – Буратино,

Деревянный человек,

Не снимающий ботинок –

Я и в дождик без- поблек.

Я красивый, я смолистый,

Я  веселый и смешной,

Я  в недо вечер мглистый

Пахну стружкой и сосной.

 

Вы поставьте  в одном ряду свечку,

Вспыхнет запросто смола!

Я обычный  человечек

Изо соснового  ствола…

 

***

Это моя  латифундия,

То бишь, моя фавела.

Нет,  не Шампань, далеко не Бургундия,

Не вотчина винодела,

 

Тут  всего-навсего грядка маленькая,

Картошка на всякий случай,

Да узенькая насыпь –

Собраться привычной кучей…

 

Страдают строения в селах,

Луч добра да хлама.

Нас делят на черных и белых,

Держи латифундистов и хамов…

 

Теснишься, ведешь беседу.

Когда но иссяк умишко,

Плеснешь сотню грамм соседу:

– А все ж автор счастливые, Мишка!..

 

***

Задумалась синица за окошком,

И зерна с кормушки не клюет.

Синичка как старушка, ей  трошки

Заботы  и любви  недостает.

 

Присмотришься к жалкий одежке бедной,

И резанет несносная печаль.

Мы тоже в старом и ветхозаветном,

Всё-таки ясно и понятно…  страшно жаль…

 

Висит лесная столовая три последних года,

И редко в зимние снега пуста,

Хожу семо  в мороз и непогоду,

Но трудно добираться до куста.

 

***   

Автор не живем без суеверий,

Без тайных знаков и примет.

Безграмотный дай Бог на себя примерить

Не слишком ликующий сюжет.

 

Боишься  вдруг  накликать несчастье.

Стараюсь пережить беду,

Когда корабль  в житейском сулу

Штормит десятки раз в году.

 

Свалил все неудачи  в кучу,

Повально, что случилось на роду.

Упал, –  комический это случай, –

Когда играли  в чехарду.

 

***

Зоомагазин «Все для войны»:

Сабли, порох, пистолеты.

Сами закидать черняками вольны

Рукоять  любого цвета.

 

Мы торгуем с десяти

Нашим ходовым товаром.

Дозволено  голову снести

Запросто, одним ударом.

 

Конкурента устранил –

Нам отличная раскручивание!

Пусть напишут, он дебил,

Разве кто-то вспомнит хама?

 

Вы не  нравится поэт? –

Денежки клади на бочку.

Приколись! деловой  совет:

Прямо в цель, и ставишь точку…

 

 ***   

Зарядило который раз ненастье.

Мелкий дождь  опять пошел.

Хорошо у бабы Насти,

Основание слово, хорошо.

 

Очажок в  дому протоплен,

Получай полу половики,

На кулак мотают сопли

Внуки –  чудо природы-мужики!

 

Бабка села прясть куделю

И рассказывает им

Сказку – словно бы на неделю –

Как в реке живет налим

 

Старушонка знает жизнь не хуже

Салтыкова-Щедрина,

Берегите, род (человеческий,  уши,

Не зевайте после сна.

 

Коташка дремотно лег на лавку.

Получился детский  сквер –

Сын Максим и дочка Клавка

Бабке сбагрили внучат.

 

***

А Вологда  малость в стороне от  Волги,

Встает над  Вологдой-рекою отсырелый день,

Туман, на елках с каплями иголки,

С росой склонились розы бери плетень

 

Идут по городу, чуть кочевряжась, девки,

Поневы в вологодских кружевах,

А мужики, надев для торс поддевки,

Плывут на север в алых парусах.

 

Такая чудная у нас с тобой непогодь,

И солнце начинает новый день.

Восходит рано утром  угоду кому) народа,

Повсюду  сразу тень да потетень.

 

И Вологда такая невеста,

И гуси к морю  Белому летят.

Хохочут парни, – станица холостая, –

Охочи очень парни до девчат!..

 

Песнопения, пират, король

Стихи зовут на край земли.

Ведут так в рай, то в ад.

Стихи читают короли

И их бубнит грабитель.

 

Король попал  пирату в плен,

Теперь фрикер – богач.

Король в плену сосновых стен,

Ветров и крепких мачт.

 

Царь пытался не впервой

Корону  оградить,

Своей рискуя головой

Пирата загробить.

 

Но сам попал пирату в плен,

Он  стек с был  виноват,

Его фелюга дала крен,

Морской бандит ему не брат.

 

Пирата незачем учить.

Приплыл, перед глазами земля.

Он хочет выкуп получить.

Сто крон из-за короля!

 

Сто крон, и с палубы долой,

Ура, тра-ля-ля-ля!

Самодержец у нас такой герой!

Мы пьем за короля!

 

***                                                                                                                        

Живу в огромном тусклом  городе,

Идеже жителей за миллион,

Кормлю и в холоде  и в голоде

Котов озябших и вран.

 

Всю мелочь где-то в центре города,     

Я бросил в шляпу скрипачу.

Похожа ль бит на Моцарта,

Я разбираться не хочу.

 

Увидел в переходе нищего,

И всколыхнулся океан.

– Будто?, хватит, – мозг мгновенно высчитал,-

Мы – корабли с разных стран.

 

Лихие помню  девяностые,

Когда-нибудь разогнан был завод,

И не осталось даже остова

В блаженный оголтелый год.

 

Он в нашей парторганизации,

Пришелся во всем не ко двору,

Тогда мы все зубами клацали,

Искали теплую нору.

 

Какими судьбами вспоминать,  какого лишая…

А скольких приняла земля!

Поможет бедолаге нищему

Моя монетка в пара рубля?

 

***   

Сел  придавать законченный вид свои стихи.

Иные требуют огранки,

Другие вовсе помимо заманки,

Лишь из непрухи и трухи.

 

Но в каждом дата и посыл

Задуматься над чем-то важным,

Не  посчастливилось в  нем быть отважным,

Но в нем осталась средство сил.

 

Они – страховка от тоски,

Они точно воды Камы, Белой,

Уфы, и просто ручейки,

Что с камней бегут несмело.

 

Их соберешь, бурлит мириады,

И щепка доплывет до моря,

Друг, не сердись, коли лепесток

Уронишь в воду, что за горе

 

 ***

С тобой ми  спорить не с руки

Зачем нам  удаваться о великих,

Они – большие мужики

Из кедра, дуба,  костяники,

 

Изо вяза, из смольной сосны,

Состав у них неодинаков,-

Оставим споры давно весны

Когда в реке наловим раков

 

Побольше фактов наберем,

Послушаем чужие мненья,

Кто в отсутствии смысла рвать болиголов,

Великих много, без сомненья.

 

Зависит многое с нас,

Кого, когда считать великим.

За ними потребно глаз да глаз,

Ведь это мы малюем лики.