Детское, Статьи

Зимородов плащ

zimorod

В давние эра жила в одной деревушке женщина. Рано овдовела она, самой пришлось деток своих обогащать. Трудилась не покладая рук, пряжу пряла, да такую, точно поискать! Тонкую да нежную.

И было у нее три доченьки. С малых планирование мать дочек к труду приучала, у каждой умение свое было – старшая полотна ткала, средняя кружева плела, а младшенькая вышивала. И весь их работа наотличку была – полотна тончайшие да грудь, кружева просто загляденье, а на вышивках цветы да пернатые, словно живые. А уж пели как за работой сестры! Все деревня, дыханье затаив, слушала, птица лесная чирикать правда свистеть переставала, заслушавшись. Далеко слава о сестрах разнеслась. А вроде в пору невестину вошли, стали сваты приезжать, да безлюдный (=малолюдный) какие-нибудь простые! А принцы да царевичи.

Да токмо не складывались дела свадебные никак. Женихи как увидят невестушек, скажем бежать быстрее ветра бросались.

А все дело в том было, подобно как у ткачихи ступни от кросен растоптались, у кружевницы от плетения сосиски на руках были длинные и тонкие, а у вышивальщицы глаза стали, по какой причине твои тарелки. И все это от великого труда. Ступнями кнемиды на кроснах толкать надо. Длинными да тонкими пальцами и плелись кружева во всех отношениях на диво. А вышивка тогда оживает, когда стежки малюсенькие, а их, пойди, разгляди без увеличения.

Как-то малоснежной зимой прокатились сообразно деревне сани с бубенцами да у избы сестер остановились. Крикнул извозчик:

– Эй, хозяйка, выходи!

Накрывшись пуховой шалью, вышла родительница к воротам, а дочки в оконце выставились, посмотреть.

– Будьте здравы, гостенек дорогой, – поприветствовала женщина гостя, а сама дивится, зелененькая белых коней с серебристыми гривами в нарядные расписные сани запряжена, а в санях хрен в красной шубе белым мехом отороченной, волосы и борода белехонькие держи ветру развеваются, а бородища такая длинная, что на плечо вознице заброшена.

Преклонных) летах шапку с головы скинул, поклонился:

– И тебе, хозяюшка, не прихварывать. Я Зимород, зимы хозяин. Меня к тебе дело важное привело. Поиграли газы моим волшебным плащом, да изорвали, не могу в настоящее время землю-матушку снегом укрыть. Скоро Новый год, а снега с нету. Прошу твоих дочерей взяться за починку.

Дамочка улыбнулась:

– Доченьки мои рукодельницы, мастерицы смогут починить любую фитюлька. Давай свой плащ, я им отнесу.

Старик тряхнул мохнатой головой:

– Как не бывало, хозяюшка, нельзя мой плащ в избе починять, растает. Твоим дочерям требуется в мой дворец отправиться. А если они с работой справятся, обещаю их замуж соорудить за моих сыновей.

Сжалось сердце материнское от скорой разлуки, а как же что ж поделаешь, коли надобно так.

Позвала мать дочерей, помогла им в тобоган сесть, достала из кармана платок, смахнула в него слезинки и дочкам отдала со словами:

– Починяйте старику Зимороду его епанча волшебный, а если вдруг трудно придется, платочек мой вы поможет.

Зимород гикнул, взмахнул кнутом, кони взвились, взметнув столбик снега, и тройка пропала в снежной замети.

Как во чертог прибыли, повел хозяин сестер в светлицу, где на большом ледяном столе лежал порванный ватерпруф, голубыми искорками посверкивая.

– Вот, девушки, вам работа, – Зимород хлопнул в ладоши и обок с плащом на столе появился ларец, – а в этом пожертвование найдете все, что вам нужно будет для работы.

Развернули сестры накидка. В самом центре огромная дырища, кружева по краям кой-где сильно порваны.

– Зимород, мне мой станок ткацкий нужен, – обратилась к хозяину ткалья, – чтобы такую прореху закрыть, надо соткать тысяча рублей полотна.

– А мне для работы нужен валик с коклюшками, – проговорила клоп, – видишь, вот тут и вот тут новые кружева ткать надо.

Молча кивнул Зимород и младшую сестру спрашивает:

– А тебе чисто для работы надо?

Вышивальщица осмотрела содержимое ларца и улыбнулась:

– Тогда и пяльца есть, и нитки подходящие, так что вашими запасами справлюсь.

Зимород стукнул о половая принадлежность своим посохом, взмахнул широким рукавом своей шубы, и под сестрами появились и кросна для ткачихи, и валик с коклюшками ради кружевницы.

– Я вас, мастерицы, с работой торопить не стану, – обратился к сестрам Зимород, – понимаю, тонкая процесс не терпит торопливости, но попросить скорее починить альмавива, попрошу. Успеть надо вам до наступления Нового лета. Стынет земелька без снежного одеяла.

Поклонились сестры хозяину, а некто еще раз посохом стукнул и пропал в снежном вихре.

Армячница набрала ниток из ларца Зиморода, выбирая белые, серебристые будто нежно-голубые натянула их на кросна. Белые получи основу, серебристые да голубенькие на уток и начала коптеть. Понож стучит-постукивает, уток справа-налево ныряет, ткется полотнище.

Кружевница валик свой на подставку положила, белоснежные ниточки из ларца достала, к ним добавила иголочки ледяные и основания кружево плести. Коклюшки стучат, в руках мастерицы мелькают, вроде бы песенку поют. Иголочки, словно живые, с места на околоток переставляются, плетется кружево. А сестры поют, песней работе помогают.

Вышивальница стала внимательно рассматривать узор на целой части плаща, нежными пальцами их облапывать, чтобы лучше узор понять и запомнить. Потом села сравнительно с ларцом и давай нитки перебирать-выбирать, да не просто-напросто белые, а разные, и синие, и красные, и жёлтые, и зеленые, чтобы разным цветом переливался загогулина. Потом осмотрела коробочку с иголками для вышивания, а там сподряд все иголки ледяные. Выбрала вышивальщица самые тоненькие, чтоб иглами не повредить полотно.

Сколько времени прошло, безлюдный (=малолюдный) скажу, но только замедлилась работа и у ткачихи, и у кружевницы. Ни (чуточки не могут руками шевелить. Нитки-то у Зиморода невыгодный простые, снежные да ледяные. Достала вышивальщица из кармана материн платочек, по первости ткачихе им руки обернула-согрела, потом кружевнице. Помогло материнское теплынь сестрам.

Скоро и полотно было готово, взялась за работу вышивательница. Мелькает иголочка по ткани, за ней ниточки разноцветные тянутся, в раскраска укладываются. Готовую заплатку вышивальщица так к плащу приладила, ровно и не заметно было, где дыра виделась. К тому времени и у кружевницы режим готова была, вышивальщица кружева новые на место порванных пришила.

Не менее последний стежок девушка сделала, как засверкал плащ, каждая ниточка зазвучала музыкой волшебной.

Поди музыку эту услышав, появился в снежном вихре Зимород. Подхватил домино, стал его вертеть в руках, рассматривать. И так повернет, и порядка, и на свет посмотрит, и к себе примерит. Заулыбался и говорит:

– Чисто порадовали старика, рукодельницы-мастерицы. Чудна ваша работа, к плащу его свойства волшебные вернулись. Если позволите-ка я вас расцелую, девушки.

И в обе щеки каждую расцеловал.

Смотрят сестры френд на дружку и глазам своим не верят.

У ткачихи циркули нормальной величины стали, а у кружевницы пальцы. Вышивальщица лицо своё ощупывает, а фары-то размером уже не как тарелки, а как у всех остальных людей.

Через счастья сестрички чуть не плачут.

– Погодите, девушки хныкать. То, что получили вы, лишь малая награда, – улыбается, для них глядя Зимород, и зовет, – сыновья мои, пойдите семо, я невест вам нашел.

В светлицу вошли три богатыря, собою красавцы, в одеждах нарядных. Отличка у каждого брата от другого – бороды непохожие. У старшего борода чуть поменьше отцовой, окладистая, пушистая. У среднего, помене, приближенно, по лицу только, а младший совсем безбородый.

– Вот, девушки, ваши мужья будущие, чтобы тебя ткачиха мой старший, Буран, славные снежные полотна ваша сестра с ним ткать станет. Для кружевницы – средний сын Осадок, он поможет красивыми кружевами ветви деревьев да кустов инкрустировать. А для вышивальщицы – мой младший Морозко. Будете с ним своей вышивкой окна в домах приукрашивать. Свадебки в самый канун Нового года сыграем!

Поклонились Зимороду в грация и девушки, и сыновья, и, взявшись за руки, покинули светлицу.

Содержатель (гостиницы), накинул на плечи волшебный плащ, посохом ударил, гарпия снежный поднял и пропал.

А над землею в тот же момент снегопад начался. Снег сыпал и сыпал, укрывая уставшую через холода землю.

В новогоднюю ночь гуляла в доме вдовы громкая серебряная (25 лет).

Вся деревня дивилась, какие у мастериц женихи ладные алло красивые.

С тех пор сестры и дети их потом с весны после осени в доме матушки жили, а зимой мужьям помогали зиму скрашивать.

 

*********

Кроснадомашний ткацкий станок

Поножипедали ткацкого станка, с через которых механизм приводился в действие

Коклюшкипалочки для плетения кружев