Литературный портал

Современный литературный портал, склад авторских произведений

Зло против зла

  • 22.09.2017 15:36

Руководитель 1.

Для начала нужно думаю представить героиню о которой пойдёт перо, жила она в огромном мегаполисе, так сказать в муравейнике всея руси. Таких девушек сотни (не то не тысячи, девушка 23 лет, среднестатистического роста, капельку больше метра с кепкой, развивающиеся волосы цвета каштана. Тараньки у нашей героини были не необычные. Когда солнце пробивалось минуя тучи и на душе у неё было легко, глаза сияли изумрудом, да стоило солнцу зайти за горизонт, настроение уходило тама же, и глаза начинали тускнеть и сереть. Нос был крошку больше чем надо, ярко выражались щёчки, и пухлые уста. Обычная девушка с обычной внешностью. Но что то в ней было такое, словно не описать словами даже если подойти к любому знакомому, спирт не мог объяснить что же в ней притягивает людей. Скупердяй она самой заурядной жизнью. Работа, дом, учеба. Бойким характером безлюдный (=малолюдный) отличалась, не обладала задорным смехом и душой компании как и не была. Где бы она не находилась, возлюбленная была не в центре, но где-то рядом. Ее и старый и малый знали, ценили и любили (про всех это конечно муссирование), многие. И что же могло произойти с этой обычной тихой девушкой, любящей брать книгу в руки и сидеть прилично дома?
Правильно, ничего интересного как разрешается предположить. Но наша героиня не так проста, ровно я уже рассказала, в этой девушке что-то было необычное.

Открыв моргалки Даша, взвыла выключая назойливый будильник и с огромным усилием оторвалась с постели. Поставив ноги на холодный пол, завернулась поплотнее в конверт, пошла покорять новый день. Но как любой первый день недели, день не хотел покоряться. Кофе убежал, хвост кота попал подина тапок, на что тот недовольно замяукал, и мстил тапкам всё-таки утро выпрыгивая на них из-за угла. Когда-никогда сборы подошли к концу, Даша опаздывала минут на двадцать. Выбегая изо квартиры она уже представляла раздутые ноздри и красные налитые кровью зявки своего начальника. К слову он был как во всех анекдотах, ничто не понимающий, злобный, но очень влиятельный мужчина полет за сорок, с огромным животом и усами. Этими усами возлюбленный гордился почти так же сильно, как и своим животом. Согласно отделу он любил дефилировать похлопывая себя одной рукой точно по этой массивной части тела, а другой закручивал свои засаленные усы. Одним одно слово хуже не придумаешь.
Работала Даша в хилом редакторском доме, переводившие кулинарные статьи нате наш могучий русский язык.
Дорога до не любимой работы было в такой мере же скучной и серой, как и сама Москва в осенне ноябрьское утро.
Доехав близко до заданной точки, в Даше что-то щелкнуло и симпатия остановилась, развернулась и пошла в парк. Странный порыв непонятно нежели спровоцированный её ничуть не смутил. Забыв про работу, картина, она села на лавочку и закурив сигарету выпала с реальности.
Наблюдая за прохожими людьми, за птицами идеже-то высоко, она отчаянно думала. Думала что а дальше.
Вот я сижу тут, никто меня не ищет, ни духу меня и все. Только мой Сергей Степанович свирепствует наверно. Негасимо бы тут сидеть, тишина, даже не слышно сего шума города. Люди куда-то бегут, не видя намного, просто по инерции. Ужасный город, пульсирующий вечно опаздывающий, засасывает людей можно подумать смоляное болото. Зачем люди едут сюда? Серость и топкость.
Но тут ее внимание привлёк пожилой мужчина сидевший возьми другой стороне дорожки. Вначале она его не заметила, так что-то жгучее почувствовала и поняла что на неё смотрят. Любовь не уюта и не приязни к этому человека почему-ведь ее захлестнуло. С виду обычный дедушка, но в нем, по образу и в ней было что-то, неуловимое глазами. Дедушка встал и направился прямиком к ней. Подсев получай лавочку он заговорил. Случайный прохожий услышал бы простой разговор двух людей, но в Москве люди не привыкли инвертировать внимание на кого либо кроме себя и «нужных» людей. Просто так что диалог остался никем не замеченный.
— девушка, я вижу ваша сестра чем то обеспокоены. Вы можете все мне оповестить.
Голос у старичка был сухой, с милой хрипотцой, но стоит только жёсткий, не вызывавший доверия.
— С чего я вдруг должна открыть кому свою душу свои проблемы не знакомому человеку? И с чего вы взяли, сколько я чем то обеспокоена?
— Ну это видно не вооружённым взглядом, а я ведь вижу людей почти на сквозь. И кому же (языко не знакомому человеку можно рассказать все что мучает душу?
— Извините, хотя мне пора, я опаздываю на работу. Лишь только возлюбленная начала подниматься, этот пожилой мужчина, взяв Ее из-за руку с нестарческой силой дернул обратно и заговорил совсем молодым голосом.
— Я по сей день знаю, знаю как ты ненавидишь этот город, чисто ты ненавидишь этих людей, точнее массу людей, сообразно отдельности они все интересные, но масса ужасна. Я знаю о твоих мечтах убежать через сюда к морю и жить там в маленьком домике на берегу.
Шкифты Даши впились в глаза этого уже не старичка, а молодого человека, с пронизывающими синими сиречь океан глазами, с лицом без врезавшихся морщин, и чёрными не хуже кого смола волосами. Минуты две она просто смотрела для него. Другая бы выдернула руку и убежала, но симпатия не могла, Ее словно приковало к этой лавочке. За недолгого молчания она взяла себя в руки.
— Об этом приставки не- сложно догадаться, каждый пятый ненавидит этот город. А как вы? Мне показалось… не важно. Ми нужно уходить.
Даша решила, что может ей показалось, что-нибудь он был стариком из-за недосыпа, или может симпатия сходит с ума. И решила что лучше об этом факте не пикнуть.
— постойте Даша, возьмите мой номер и когда решите, зачем надо поменять вашу жизнь,позвоните.
Он встал и ушёл. Только лишь теперь она разглядела, что одет он был удовлетворительно странно, длинный плащ, шляпа и старые истрепанные временем и пока не черт знает чем кроссовки.
Она встала и побежала нате работу. Однако привкус этого непонятного и неприятного разговора остался.

Вернувшись домой после отвратительного рабочего дня, когда все идти из рук, когда тебя оштрафовали на пол зарплаты по (по грибы) опоздание и выслушивания нотаций, угроз об увольнении, Даша рухнула бери стул и закурила прямо на кухне.
— надо бросать эту отвратную привычку. И в чем дело? это за мужчина, не выходит из головы, а правильнее его глаза.
Сейчас спустя время, они ей казались без- злыми и пустыми как у массы всего муравейника, а пронизывающими и глубокими. Невыносимый осадок прошёл. Можно было забыть про эту навстречу, но по какой-то причине, она думала о нем значительный день. Любопытство и страх не оставляли Ее.
— какой-ведь сумасшедший просто, и с чего я должна ему звонить? Если хотел войти в курс дела, мог бы, как и все просто подойти и заговорить о погоде и о других нелепых вещах. А слава? Откуда он узнал? Может следил за мной? Истинно чушь это.
Она потушила сигарету, и на этом ее размышления закончились. Бытовые обстановка Ее захлестнули и к часу ночи она рухнула на термокроватка, в ожидании следующего Серго дня.